Степям Прибайкалья грозит уничтожение 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№26 весна 2009

Степной проект ЕСПроектыСтепи под охранойЭкологический каркасСтепи в бедеЗащита уязвимых видовЗаконодательствоСобытияОбъявления НЕ новые книги Новые книги От редакции

Степи в беде

Степям Прибайкалья грозит уничтожение

В.В. Рябцев (Прибайкальский национальный парк, Иркутск)

Уникальным реликтовым степям Прибайкалья грозит уничтожение. Речь идет о 110 тыс. га бывших колхозных земель Ольхонского района (Иркутская область), расположенных на западном побережье Байкала (Приольхонье) и на острове Ольхон. Кроме степей, используемых как пастбища и сенокосы, здесь располагаются водно-болотные угодья (соленые и пресные озера, речные дельты), песчаные массивы, галечниковые косы и бары, скалы (в том числе живописные останцы), лесные колки. По уровню биоразнообразия и количеству редких видов данная территория не имеет себе равных не только в Иркутской области, но и во всем Байкальском регионе. Это уникальный рефугиум степной флоры и фауны. Большинство эндемиков и реликтов байкальской флоры произрастают именно на этой территории. Красные книги (от региональной до международной) представлены здесь 70 видами высших и 16 – споровых растений, 40 видами птиц, двумя видами герпетофауны, а также единственным в Прибайкалье эндемичным наземным млекопитающим – ольхонской полевкой. Эти 110 тыс. га составляют наиболее ценную часть ключевой орнитологической территории международного значения (КОТР) «Остров Ольхон и Приольхонье» (общая площадь – 220 тыс. га). Благодаря богатству байкальских степей Прибайкальский национальный парк (ПНП) разнообразием своей флоры и фауны значительно превосходит любой из заповедников и национальных парков байкальского региона. В России считанные единицы федеральных ООПТ имеют в своем составе столь большие степные территории. Ко всему, эти степи характеризуются огромным археологическим и историческим наследием – здесь многие сотни археологических памятников, включая очень ценные и живописные.

Эти 110 тыс. га степей (как и еще 2 тыс. – в Иркутском районе) были включены в состав Прибайкальского национального парка без изъятия их у прежних землепользователей – сельхозпредприятий Ольхонского района (Постановление Совета Министров РСФСР «О создании Прибайкальского государственного природного национального парка в Иркутской области» № 71 от 13.02.1986 г.). С созданием парка хозяйственная эксплуатация этой территории не прекращалась, но ограничивалась условием, что производственная деятельность землепользователей не может противоречить задачам парка. Земли продолжали числиться в категории сельскохозяйственного назначения. Фактически они использовались только для традиционного отгонного скотоводства и сенокошения.

С годами поток туристов в район Малого Моря (байкальский пролив, отделяющий о. Ольхон от материка) возрастал. Прибрежные участки, в подавляющем большинстве входящие в состав земель сельхозназначения, стали объектом ажиотажного спроса с целью постройки туристических комплексов и загородных домов. Двойственный статус (территория ПНП, но владелец земли – районная администрация, которой отошли кормовые угодья распавшихся колхозов) способствовал тому, что ПНП не смог предотвратить застройку берегов наиболее удобных для отдыха заливов южной части Малого Моря. Районная администрация раздавала участки в аренду, игнорируя факт существования парка, даже не проводя экологическую экспертизу. ПНП, в свою очередь, вел здесь мониторинг состояния особо ценных природных объектов, боролся с браконьерами (включая сирийских соколятников), оспорил в суде более 60 разрешений на аренду земельных участков.

Местная власть еще в 1999 г. обращалась в Правительство РФ с просьбой исключить эти 110 тыс. га земель сельхозназначения из состава ПНП (см. СБ № 5, 1999). В тот раз Госкомэкология и Рослесхоз* дали мотивированный отказ. Но время шло – прежние федеральные природоохранные структуры были ликвидированы, новые – пребывают в состоянии хронической реорганизации. Да и законодательство все эти годы менялось в сторону все меньшей экологичности, вступая в противоречие с нормами, принятыми в более «природолюбивое» время.

Проблемы земельных отношений на берегах Малого Моря все обострялись. Их решению должна способствовать готовящаяся «Схема планирования рационального использования земель сельскохозяйственного назначения и их охраны на территории муниципального образования – Ольхонский район». Выполненный ФГУП «Госземкадастрсъемка» документ под таким названием к марту 2009 г. вышел на стадию утверждения. Тут-то и выяснилось, что границы 110 тыс. га, включенных в состав ПНП, на этой схеме никак не выделены, про их особый охранный режим – ни слова. Ничего не сказано и про их природную уникальность, зато, наоборот, подчеркивается низкая продуктивность как сельхозугодий. И именно за счет этих «непродуктивных» земель запланировано значительное расширение населенных пунктов и создание на заливах юга Малого Моря рекреационной зоны. В процессе подготовки «Схемы…» разработчики обещали парку компенсировать участки, уходящие под застройку, за счет особо ценных в природном отношении близлежащих участков госземзапаса (островки с колониями птиц, скальные мысы о. Ольхон и др.). Но в готовом документе даже эти обещания оказались не отражены.

На совещании (27.03.2009 г.), посвященном согласованию «Схемы…», администрация ПНП заявила, что необходимо очертить границы земель, входящих в территорию парка, а также подняла вопрос о компенсации отводимых под застройку территорий и о необходимости сохранения существующего правового режима этих земель (как земель сельскохозяйственного назначения). Судя по реакции большинства присутствовавших, эти предложения не получат поддержки. «Госземкадастрсъемка» не считает нужным исправлять Схему, объясняя свою позицию тем, что «20 лет назад надо было устанавливать границы», «мы не имеем права проводить такое разграничение» и «нет никаких законных актов, требующих разграничения». Более того, действующий Земельный кодекс якобы вообще не признает включения в состав ООПТ земель без изъятия из хозяйственной эксплуатации**. То есть, вроде бы и нет нужды отменять постановление о создании ПНП – все и так в руках местной власти!

Поясню еще раз: речь идет о земельных участках из земель сельскохозяйственного назначения, не находящихся в федеральной собственности, и потому областные органы власти правомочны принимать решения об их использовании и целевом назначении. Парк – не собственник этих участков, а лишь источник природоохранных ограничений и «контролер» соблюдения природоохранного режима. Но беда в том, что у парка нет правоустанавливающих документов на эту территорию. В постановлении правительства (1986 года) указана только общая площадь – «110 тыс. га земель сельскохозяйственных предприятий Госагропрома РСФСР», без какого-либо описания их границ. На отсутствие законных границ теперь ссылаются разработчики «Схемы…». Вот так неясность законов обернулась угрозой экологической катастрофы.

Как теперь будут развиваться события? Утверждение «Схемы планирования…» откроет муниципальным образованиям Ольхонского района возможность перевода земельных участков из категории земель сельскохозяйственного назначения в земли рекреационного назначения. Может в чем-то я ошибаюсь, так как слаб в юридических тонкостях, но о большой важности «Схемы…» для возможности перевода земель из одной категории в другую говорили в своих выступлениях чиновники, работающие над утверждением документа.

Перевода земель давно ждут те, кто хочет оформить права на застройку уже полученных земельных участков, и еще большее число желающих получить землю для этой цели. При этом перевод из одной категории в другую будет возможен для любого участка из земель бывших сельхозпредприятий, в том числе и 110 тыс. га, включенных в состав парка. Ведь они никак не выделены – ни в документах, ни в натуре. Быстрыми темпами удовлетворят уже накопленные тысячи заявок. И уникальные реликтовые байкальские степи будут уничтожены – их застроят.

В первую очередь это грозит прибрежной полосе. Но подозрительные землемерные колышки попадались мне летом 2008 г. и в сердце самого крупного байкальского степного массива – Тажеранской степи. Уникальная природная территория превратится в заурядный курортный поселок, «краснокнижные» виды растений и животных, включая и те, что обитают только здесь и нигде более на планете – исчезнут. А ПНП останется ничем не примечательной лесной ООПТ, разбитой на три изолированных участка. Судиться с сотнями новых земельных собственников по поводу ущерба природе и уничтожения охраняемых видов будет поздно. Да собственно и некому.

Это событие, несомненно, отзовется по всей стране. Ведь многие из 40 российских национальных парков имеют в своем составе такие же земли, в некоторых они занимают даже более половины территории (в ПНП – 27 %). Такой прецедент по всей стране может дать «зеленый свет» на захват и передел значительных по площади и ценных в природном отношении территорий.

Неизбежен и международный резонанс. Ведь ПНП входит в Участок Всемирного природного наследия ЮНЕСКО и речь уже идет о включении его в постыдный список «Всемирное природное наследие под угрозой». Причем одной из основных угроз, и это признано на официальном уровне, называлась именно масштабная застройка побережий. Едва прекратил сбросы в Байкал БЦБК, как новая напасть. Вероятно, федеральные власти запоздало, но отреагируют, кого-нибудь накажут. Но гибнущим уникальным природным объектам от этого легче не станет. Показательно, что земельный передел происходит несмотря ни на закон «Об ООПТ», ни на закон «Об охране озера Байкал», ни на расположение спорных участков в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Что уж тогда говорить о возможности охранять природу на остальной, не столь защищенной законами, территории России!

Контакт: Рябцев Виталий Валентинович,
заместитель директора по НИР
Прибайкальский национальный парк
664049 Иркутск, мкр Юбилейный, а/я 185
Тел.: (3952) 38 54 87
Факс: (3952) 39 63 18
E-mail: pribpark@inbox.ru


* До 2000 г. все национальные парки в России находились в ведении Рослесхоза.
** В действительности, Земельный кодекс РФ (п. 6 ст. 95) содержит противоположные утверждения.


ОТ РЕДАКЦИИ

Горько признавать, но действительно серьезная угроза нависла над байкальскими степями во многом по вине федеральных природоохранных органов, а отчасти и самого парка. Ведь по сути дела, нынешние беды – результат того, что за 20 с лишним лет существования ПНП так и не было надлежащим образом оформлено его земельное дело, не были установлены и законно утверждены границы парка, требования режима ПНП не нашли отражения в земельно-кадастровых документах земельных участков, оставшихся в собственности сторонних лиц. Разработчики «Схемы…», даже если бы захотели, не смогли бы отобразить на своих картах территорию ПНП – ведь у нее в этом месте нет документально обоснованных границ. Похоже, что и ясного, законным порядком утвержденного режима тоже нет – значит и его они учесть не могли бы. Можно понять владельцев земельных участков – они стремятся использовать свою землю с максимальной прибылью, и продолжающаяся правовая неразбериха им в этом очень способствует. И власти района и области имеют вполне разумные резоны для своих действий. Российское законодательство есть, в чем упрекнуть, но в данном случае, как кажется, виноваты не столько его недостатки, сколько неумение или нежелание применять имеющиеся нормы.

Но все это никак не отменяет главного – угроза степям реальна и велика. Кто бы ни был виноват в сложившейся ситуации, природа не должна за это расплачиваться.

Когда номер выйдет из печати, «Схема планирования рационального использования земель сельскохозяйственного назначения и их охраны на территории муниципального образования – Ольхонский район» будет, скорее всего, уже утверждена. Но, по нашему мнению, утверждена с нарушением законодательства, поскольку речь идет все-таки о спорной территории – ведь хотя границы парка на землях сельскохозяйственного назначения не определены, постановление Совмина РСФСР никто не отменял, и на 110 тыс. га этих земель в Ольхонском районе распространяется режим национального парка. Просто нет возможности установить точное местонахождение этой территории во всем массиве земель сельскохозяйственного назначения, имеющихся в районе.

В этом случае уполномоченный отраслевой орган (Минприроды России) должен был отказаться от согласования документа, после чего следовало создавать согласительную комиссию и разрешать этот вопрос. Такой порядок предусмотрен Положением о согласовании проектов схем территориального планирования субъектов Российской Федерации и проектов документов территориального планирования муниципальных образований (утв. постановлением Правительства РФ от 24 марта 2007 г. № 178), а схемы изменения границ земель сельскохозяйственного назначения и границ сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения, согласно Градостроительному кодексу РФ (п. 3 ст. 14), являются документами территориального планирования субъекта РФ.

Ничего этого, как видно, не произошло. В результате, будучи принятой, «Схема…» (утвержденная нормативным актом субъекта РФ) придет в противоречие с федеральным законодательством (как минимум – с п. 4 ст. 15 Федерального закона «Об ООПТ» и нормативным актом Правительства РФ о создании ПНП).

Что должно быть сделано? Прежде всего, необходимо отменить решение, не учитывающее, что право использования части земель сельскохозяйственного назначения в районе ограничено требованиями режима национального парка. Для этого МПР РФ может и должен добиваться отмены незаконного решения областной власти в суде. Кроме того, признать утверждение «Схемы…» несоответствующим действующему законодательству и обратиться в суд может прокуратура.

Но отмена слишком поспешно принятой «Схемы…» – только необходимый первый шаг. Далее нужно приступить к распутыванию всего клубка накопившихся противоречий и нарушений: установить и законно утвердить границу ПНП, провести межевание, отразить требования режима парка в соответствующих записях Кадастра недвижимости и Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Очевидно, помимо чисто правовых решений, необходимо и начало настоящего диалога между администрацией ПНП и Ольхонским районом, а также между ПНП и правообладателями земельных участков, которые окончательно окажутся в границах парка. К чему привела политика полного взаимного игнорирования, мы видим сейчас.

Что может общественность? На первом этапе, самое важное – добиться от МПР и прокуратуры рассмотрения вопроса и обращения в суд. Для этого нужно срочно направлять письма в адрес этих органов, привлекая их внимание к проблеме. Имеет смысл и обращение к ЮНЕСКО – с разъяснением, каким образом принятие «Схемы…» в ее нынешнем виде скажется на состоянии Участка Всемирного природного наследия (эти письма нужно также копировать в МПР и МИД РФ). Следует также обратиться к руководству Иркутской области – потому что именно оно ответственно как за утверждение имеющейся «Схемы…», так и за ее будущую доработку. В данном случае, стоит делать упор не столько на правовых аспектах, сколько на недопустимости ухудшения экологического состояния и потери важных компонентов биологического и ландшафтного разнообразия Прибайкалья. На этот момент необходимо обращать внимание и в письме МПР.

Но во всех обращениях нужно подчеркивать, что отмена «Схемы…» – не окончательное и не достаточное решение. До всех заинтересованных государственных органов необходимо донести, что по-настоящему решить проблему можно, только урегулировав, наконец, вопрос с включением в парк земель сельскохозяйственного назначения и до конца выполнив (почти через 25 лет!) постановление СМ РСФСР.

Однако важно не само по себе включение участка в границы парка, а гарантия того, что нынешние степные территории не будут застроены и освоены для туристических нужд – независимо от того, вошли они в ПНП или остаются за его пределами. И если будет предложено иное решение, способное на деле обеспечить этот результат – нужно поддерживать и его.

Контакты государственных органов, отвечающих за решение проблемы степей Прибайкалья:

Министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации
Трутнев Юрий Петрович
123995 Москва, ул. Б. Грузинская, 4/6
Тел.: (495) 254 48 00
Факс: (495) 254 43 10, 254 66 10
E-mail: admin@cbi-mpr.ru

Прокурор Иркутской области
Мельников Игорь Анатольевич
664011 Иркутск, ул. Володарского, 5
Тел.: (3952) 25 90 00
Губернатор Иркутской области
664027 Иркутск, ул. Ленина, 1а
Тел.: (3952) 20 06 00
(800) 100 00 38
E-mail: mail@govirk.ru

World Heritage Centre
UNESCO, 7, place de Fontenoy,
75352, Paris 07 SP,
France / ФРАНЦИЯ
Факс: 33 (01) 45 68 55 70
E-mail: wh-info@unesco.org






Наверх
325 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России