Орловская степь – экспериментальный полигон новых форм охраны и восстановления степей 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№26 весна 2009

Степной проект ЕСПроектыСтепи под охранойЭкологический каркасСтепи в бедеЗащита уязвимых видовЗаконодательствоСобытияОбъявления НЕ новые книги Новые книги От редакции

Степи под охраной

Орловская степь – экспериментальный полигон новых форм охраны и восстановления степей

С.В. Левыкин, Г.В. Казачков (Институт степи, Оренбург)

Предыстория

После 1991 г. по общеизвестным причинам не только аграриям, но даже военным пришлось отказаться от использования части принадлежавших им земель. Причем к тому времени на сельскохозяйственных землях практически не осталось зональных степей на полнопрофильных почвах, последние крупные компактные участки евразийских степей сохранились в пределах военных полигонов. Этим обстоятельством обусловлена высокая природоохранная ценность степных территорий расформированных объектов Министерства обороны РФ. Только они остаются резервом для долгосрочного сохранения зональных степей в России.

Перспективы реализации подобных проектов мы начали изучать в середине 1990-х гг. В то время нам казалось, что сложившаяся ситуация принципиально не изменится на протяжении еще достаточно длительного времени. Однако уже в первые годы нового тысячелетия государственная аграрная политика изменилась. По существу, в России была поддержана новая кампания распашки «бурьянов», многие военные объекты вновь стали использоваться по назначению, причем даже интенсивнее, чем до 1990-х гг. При этом за время спада не удалось зарезервировать сколько-нибудь крупные степные территории под будущие ООПТ и, тем более, не было создано ни одного нового степного заповедника. Поэтому надежды на восстановление полночленных степных экосистем мы связываем с теми территориями бывших военных объектов, от которых МО РФ полностью отказалось.

Основная территориальная база нашего проекта – это участок расформированного в 1998 г. военного объекта, названный нами «Орловская степь» (по близлежащему поселку). В основу проекта были положены следующие стержневые идеи:

1) использование земель расформированного военного объекта для целей сохранения и восстановления степных экосистем;

2) негосударственная территориальная охрана степей на основе аренды или выкупа в собственность природоохранной организацией на средства отечественных меценатов;

3) возвращение на степную территорию диких копытных, прежде всего дикой лошади, и формирование полночленной степной экосистемы;

4) широкомасштабное использование формирующейся и сформированной степной экосистемы для массового экотуризма и экологического просвещения.

Новая форма охраны степей

Давно доказано, что без диких копытных невозможно нормальное существование степных экосистем. В отсутствие копытных нарушается основной механизм функционирования степей, основанный на интенсивном обороте вещества и энергии. Степные травы захватывают и прочно удерживают жизненное пространство. В сухих степях их ежегодная продуктивность составляет 5–7 ц/га. Травоядные (копытные, грызуны, саранчовые и др.) за вегетационный период потребляют большую часть приросшей фитомассы и немедленно возвращают продукты ее переработки в почву. Хищники регулируют численность и возрастную структуру фитофагов. В этом механизме копытные были основными травоядными. Их многомиллионное поголовье, скопления в виде крупных стад, служили зрелищной демонстрацией продуктивности степей.

В условиях отсутствия ведущих фитофагов степной травостой даже в заповеднике неизбежно деградирует и перерождается. Конечно, диких копытных можно завезти, но проблема в том, что это крупные, да еще и кочующие животные. Для устойчивого выживания популяции лошадей, антилоп или архаров требуется обширное пространство, какого нет почти ни в одном степном заповеднике наших стран. Дополнительные проблемы создает сам статус заповедника как территории, на которой активное вмешательство в природные процессы юридически неоднозначно.

Опыт степных заповедников показывает, что необходимы новые формы территориальной охраны биоразнообразия степей. По сути, они должны быть не столько природоохранными в традиционном понимании этого слова, сколько средосохраняющими и средовосстанавливающими. Кроме того, они должны служить наблюдательной и экспериментальной базой современного степеведения, развитие которого также является непременным условием сохранения степей.

На наш взгляд, одной из подходящих для степей форм территориальной охраны является парк-биостанция. Для его создания необходим компактный массив типичного степного ландшафта площадью не менее 10 тыс. га. Территория парка может находиться как в государственной собственности, так и в собственности иной формы, включая различные варианты совладения.

Орловская степь

Жаль, но прежних бескрайних диких степей в России нет и не будет. Казалось невероятным, что в нашей стране можно открыть чудом сохранившийся участок степей, по сути, «степной затерянный мир». Однако это произошло – благодаря военным на Южном Урале сохранился такой участок, названный нами Орловской степью.

Этот компактный степной массив расположен на Урало-Илекском междуречье в 110 км от Оренбурга. В 1998 г. бывшие пользователи участка – летное училище и воинская часть – были расформированы. Массовой распашки земли не последовало, поскольку сельское хозяйство переживало кризис; из нескольких тысяч гектаров пахотнопригодных земель соседнее фермерское хозяйство распахало в конце 1990-х гг. лишь 600 га. Общая площадь «Орловской степи» – 16,5 тыс. га. Основным ландшафтным достоинством и главной ценностью массива являются сохранившиеся в целинном виде равнинные участки зональных степей на полнопрофильных южных черноземах. Такие земли считаются аграрной наукой одними из лучших для возделывания зерновых. В Северной Евразии они сплошь распаханы.

Природные раритеты – целинные равнинные степи на полнопрофильных почвах, вторичные степи и старые залежи – занимают свыше 8 тыс. га, остальная территория – холмисто-увалистые ландшафты солонцеватых, супесчаных и каменистых степей. Соответственно разнообразен и почвенный покров: от черноземов южных карбонатных малогумусных до солонцов черноземных и их комплексов. Продолжительность вегетационного периода 180 дней, в среднем с 15 апреля по 14 октября. Весной здесь цветут сон-трава, адонис волжский и, конечно же, тюльпаны. В начале лета степь серебрится перистыми ковылями, сменяющимися пестрым разнотравьем, среди которого особо выделяются полутораметровые зонтики морковника. Животный мир участка типичен для современного состояния степей. Наиболее многочисленны мелкие грызуны и жаворонки. Встречаются серая куропатка, перепел, заяц-русак, сурок, лиса, барсук, косуля. Со стороны Казахстана регулярно заходит волк. Из редких и требующих особой охраны видов отмечены стрепет, дрофа, журавль-красавка, огарь, степной орел, курганник. Благодаря режиму использования участка, поддерживаемому фондом «Возрождение Оренбургских степей», интенсивно восстанавливается популяция сурка, достигшая к 2008 г. пятиста голов. Сурок активно расселяется на соседние земли. Однако дошедшая до нас биота Орловской степи, как и везде, неполночленна: здесь отсутствуют степные копытные, прежде всего живые символы степи – дикие лошади.

Символы евразийских степей

Два вида диких лошадей, тарпан и лошадь Пржевальского, в недавнем прошлом были широко распространены по всей степной зоне Северной Евразии. Границей их ареалов предположительно служила река Урал. О существовании дикой лошади на территории нынешней Оренбургской области свидетельствуют упоминания в архивных документах и трудах исследователей XVIII–XIX вв. Во времена создания Оренбургской губернии дикие лошади были здесь столь обычны, что один из ее основателей В.Н. Татищев в 1737 г. использовал их изображение при разработке проекта герба губернии с трехглавым диким конем. Первый член-корреспондент РАН, исследователь Оренбургской губернии П.И. Рычков в 1762 г. отмечал на территории современного Оренбуржья тарпанов «саврасой» окраски, характерной для лошади Пржевальского.

До начала XIX столетия тарпанов было много, и деятельность человека относительно мало сказывалась на их жизни. Они были быстроногими, чрезвычайно выносливыми и осторожными животными, поэтому диких лошадей арканили очень редко, на хороших лошадях, артелью, да и то только с подставами и после преследования в течение целого дня. На них охотились не только из спортивного интереса, но и ради мяса и кожи. Охотились на тарпанов также из социальных соображений, чтобы блеснуть удалью и качеством своих лошадей. Развивающееся скотоводство постепенно теснило диких лошадей с пастбищ и водопоев, вступало с ними в прямой конфликт. Последний степной тарпан погиб на юге Украины в 1879 году.

Лошадь Пржевальского в XVIII в. была распространена по всей восточной половине современного Казахстана на запад до реки Урал. Преследование постепенно оттесняло этот вид на восток, однако точной даты ее исчезновения с территории Оренбургской области не установлено. Известно, что в прииртышских степях этих диких лошадей полностью истребили уже к середине XIX в., последние остатки сохранились в труднодоступной Джунгарии. Там их и застали исследователи конца XIX в., с чьей легкой руки этот вид до сих пор считается обитателем пустынь. В ХХ в. давлением наступающего хозяйства и браконьерством лошади Пржевальского были вытеснены и оттуда. Сегодня основное поголовье этих животных сохраняется в зоопарках.

В конце XX в. осуществлено несколько проектов по реинтродукции этого вида на Украине, в Казахстане и Монголии. Это дает нам основания ставить вопрос о возвращении лошади Пржевальского и в Орловскую степь, лежащую в пределах исторического ареала вида. Свободная лошадь впервые за несколько столетий появится в ковыльной степи у северо-западного рубежа своего прежнего ареала. При удачной реализации проекта возникнет возможность всестороннего изучения и наблюдения вида в трех удаленных точках исторического ареала: на его северо-западе (Оренбуржье), в центре (Юго-восточный Казахстан) и на востоке (Центральная Монголия). В силу разницы природно-климатических условий этих мест можно прогнозировать некоторые различия в видовой микроэволюции дикой лошади, что в свою очередь будет способствовать более устойчивому и полноценному сохранению генофонда вида.

Научное сопровождение проекта будет осуществляться Институтом степи УрО РАН, Институтом проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцева РАН и МГУ им. М.В. Ломоносова. В рабочую группу по осуществлению проекта входят А.А. Чибилев, С.В. Левыкин, В.В. Рожнов, В.Н. Орлов, Н.Н. Спасская, Г.В. Казачков, С.Н. Буров. По заключению специалистов, Орловская степь подходит для реинтродукции лошади Пржевальского. В техническом отношении – это дорогостоящий, но выполнимый проект. Технология реакклиматизации зоопарковых особей основана на косячном инстинкте диких лошадей. Самец охраняет гарем из 4–5 самок и определенную территорию. На нескольких подобранных участках, исключающих прямую взаимную видимость самцов, будут сооружены отдельные временные загоны передержки, по 40 га для каждого косяка. В загонах животные адаптируются к новым условиям жизни приблизительно в течение года. Затем изгороди загонов убираются, животные начинают самостоятельную жизнь, сохраняя выработанную привязанность к местам передержки. Новые поколения лошадей постепенно освоят всю Орловскую степь.

О современном статусе Орловской степи

Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (Росимущество) по Оренбургской области в сентябре 2007 г. передало участок «Орловская степь» в аренду оренбургскому областному общественному фонду «Возрождение оренбургских степей» для создания парка-биостанции. Рабочей группой составлено эколого-экономическое обоснование создания парка-биостанции «Оренбургская Тарпания» и разработан план действий по его созданию, рассчитанный на срок до 2010 г. Новая для России форма сохранения степей и управления степными экосистемами, основанная на аренде земли общественной организацией, дает широкий простор для осуществления научных наблюдений и экспериментов, а также привлечения инвестиций. В целом, парк-биостанция может стать испытательной площадкой для отработки новых для наших стран форм территориальной охраны природы.

Нельзя не сказать, что вся деятельность Фонда держится на вложениях частных лиц, личными средствами которых оплачивается существование целинных степей. Первым российским меценатом степей стал сотрудник оренбургской фирмы «Газпромавтоматика» Сергей Николаевич Буров. Он не ограничивается только покрытием текущих расходов на реализацию нашего проекта, но и активно участвует в его обсуждении, интересуется степеведением, географией, охотоведением. В настоящее время Сергей Николаевич является исполнительным директором фонда «Возрождение Оренбургских степей». Именно благодаря ему удалось успешно пройти все землеотводные и юридические процедуры, связанные с изменением статуса земель.

Фонд ежегодно вносит предусмотренную договором арендную плату, постепенно развивает охрану территории и интегрирует в проект местное население. Однако такие мероприятия, как завоз диких лошадей, требуют единовременного вложения десятков миллионов рублей, которые мы пока не может изыскать в Оренбургской области.

Основным успехом 2008 г. является то, что территориальное управление Росимущества перевело участок «Орловская степь» из категории земель промышленности, энергетики, транспорта и др., где он значился как бывший военный полигон, в земли особо охраняемых территорий и объектов. Соответствующий пакет документов отправлен в Росимущество и Правительство РФ для утверждения.

Инвестиционные вопросы

Остается открытым вопрос о генеральном инвесторе реинтродукции лошади Пржевальского, способном единовременно внести значительные финансовые ресурсы. Мы вели переговоры с несколькими крупными международными фондами и организациями, такими как ТАСИС, ГЭФ, российским представительством WWF, германскими коллегами, занимающимися разведением А-линии лошади Пржевальского. Пока реальную заинтересованность в реализации проекта высказали только германские коллеги, однако, они ставят условием разведение в Орловской степи только мюнхенской А-линии лошади Пржевальского и никаких других лошадей. Более того, требуется подробный инвестиционный проект европейского образца, подготовка которого – весьма дорогостоящее мероприятие. Мы намерены расширить круг поиска партнеров и потенциальных инвесторов.

В ходе реализации проекта мы не могли обойти вниманием и такое явление, как развитие бизоноводства в США и странах Западной Европы. Дело в том, что род Bison возник в степях азиатского континента и только в плейстоцене проник в Северную Америку, став там массовым копытным прерий. По мнению ряда ученых, существовала степная форма и евразийского бизона, которая была истреблена в средние века; выжила лишь лесная форма – европейский зубр. Следовательно, бизон имеет полное право на возвращение в евразийские степи как их естественный компонент наравне с дикими лошадьми. Мы считаем оптимальным формировать смешанные стада из разных видов диких копытных, каковые, по-видимому, существовали в позднем плейстоцене.

В перспективе, при наличии соответствующего финансирования, возможна интродукция американского бизона в Орловскую степь. Лошадь и бизон как основные копытные компоненты степей стали бы основой их устойчивого существования и, кроме того, привлекательными объектами для экотуризма. Мы ведем переговоры с российским бизоноводом Рикардом Хогбергом. К сожалению, финансовый кризис привел к ликвидации его бизнеса – единственного бизоноводческого предприятия в России (Новгородская область, Маловишерский район). Несмотря на наше предложение перенести разведение бизонов из болотистой местности Приильменской низменности в Орловскую степь, владелец по-прежнему настаивает на продаже своего стада оптом. В настоящее время цена стада – 6 млн. руб. Совместно с менеджером предприятия, мы заняты поиском третьего лица – инвестора, который помог бы имеющемуся стаду бизонов перебраться из Новгородской области на продуктивные пастбища Орловской степи. Текущий 2009 г. – год быка. Было бы символично, если бы в этом году бизонам удалось сменить болота Русского Севера на степи Южного Урала.

Контакт:
Сергей Вячеславович Левыкин,
председатель Совета Фонда «Возрождение Оренбургских степей», зав. лабораторией агроэкологии и землеустройства
Института степи УрО РАН
Григорий В. Казачков
Институт степи УрО РАН
460000 Оренбург, ул. Пионерская, 11
Тел.: (3532) 77 62 47
E-mail: stepevedy@yandex.ru






Наверх
935 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России