Численность, структура и воспроизводство популяций сайгака в Казахстане | №27 осень 2009 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№27 осень 2009

Степной проект ЕССобытияЭкологическая сетьСтепи в бедеЗащита уязвимых видовОрганизацииЗаконодательствоСобытияОбъявления Новые книги От редакции

Защита уязвимых видов

Численность, структура и воспроизводство популяций сайгака в Казахстане

Ю.А. Грачев, А.М. Мелдебеков, А.Б. Бекенов
(Институт зоологии, Алматы)

Сайгак в Казахстане с середины 1950-х до середины 1990-х гг. был самым многочисленным видом копытных животных и основным объектом промысловой охоты. Ухудшение социально-экономической ситуации в конце ХХ в. и последовавшее за этим массовое браконьерство привели к резкому сокращению численности и нарушению структуры и воспроизводства вида.

Численность сайгака была максимальной в начале 1970-х гг., когда она достигала 1,1–1,2 млн особей (Фадеев, Слудский, 1982). В 1980-х–начале 1990-х гг. в Казахстане насчитывалось 600–900 тыс. сайгаков (Грачев, Бекенов, 1993). Резкое снижение численности началось в середине 1990-х гг. и продолжалось около 10 лет, достигнув минимума (21,2 тыс. особей) в 2003 г. В дальнейшем, благодаря существенному улучшению охраны, общая численность сайгака стала увеличиваться (см. таблицу ниже). Исключение представляет устюртская популяция, численность которой в последние годы снижается из-за более слабой охраны, особенно на территории Каракалпакии (Узбекистан), куда животные мигрируют в зимний период.

Область распространения сайгака сократилась преимущественно по периферии и, в целом, остается еще обширной. Однако на большей части прежнего ареала плотность популяции очень низка: животные встречаются единично или небольшими табунками, и даже в период рождения детенышей скоплений не образуют. Такова ситуация в Бетпакдале, Чуйских Муюнкумах, на территориях севернее р. Эмба, восточном побережье Каспийского моря и в южной части Волго-Уральского междуречья. Зоны основного обитания сайгака, включая места зимовок, летовок и массового отела, занимают в настоящее время окрестности рек Тургай, Жыланшик, Байконур, озер Тенгиз, Акколь, Шалкар-Тенгиз, Приаральские Каракумы, Устюрт и северо-западную часть Волго-Уральского междуречья (см. карту). В основном это менее освоенные хозяйственной деятельностью и удаленные от крупных населенных пунктов территории. Очевидно, они предпочтительнее для сайгаков и в кормовом отношении. Так, в междуречье Урал–Волга большая часть сайгаков концентрируется в настоящее время в Аралсорской озерно-солончаковой котловине с господством здесь пустынно-солончакового комплекса растительности и доминированием в нем наиболее предпочитаемых сайгаками растений из семейства маревых. В сходных условиях небольшая группировка сайгаков держится постоянно на Эльтонско-Боткульской озерно-солончаковой равнине в соседней Волгоградской области (Абатуров, 2005).

Численность сайгаков в Казахстане в 1999–2009 гг.

 

Традиционные места массового отела сайгаков остались в основном прежними, за исключением Бетпакдалы, где из-за крайне низкой плотности населения животных в настоящее время массовых родовых скоплений не наблюдается. В западной части ареала этой популяции места отела сайгаков, как и ранее, чаще располагаются в «дуге» р. Жыланшик и на территории между р. Тургай, оз. Шалкар-Тениз и р. Жыланшик (см. карту). На Устюрте основные места массового отела сайгаков – окрестности колодца Тассай, соров Асмантай-Матай, Косбулак, Кошкарата, рек Шаган и Монисай, где чаще всего отел проходил и в прежние годы. В междуречье Урал–Волга места массового отела животных в настоящее время располагаются несколько севернее, чем прежде: к востоку и северу от оз. Аралсор и даже в урочище Борсы (в 2008 г.) – самой северо-западной (в пределах Казахстана) части междуречья.

С уменьшением области распространения сократилась и протяженность миграционных путей сайгаков. В междуречье Урала и Волги расстояние между районами зимнего и летнего обитания животных (от северной части Волго-Уральских песков до северной границы Казахстана) составляет 150–200 км, на Устюрте (от северной части Каракалпакии до р. Эмба) – 400–500 км, в Центральном Казахстане (от низовий р. Сарысу примерно до линии оз. Сарыкопа – оз. Тениз) – 400–600 км. Сроки весенних и осенних миграций сайгаков в целом не изменились, и по-прежнему зависят от погодно-климатических условий того или иного года.

 

Как известно, сайгаки – стадные животные. Величина и состав стад изменяются в разные сезоны года. В ноябре–декабре преобладают мелкие стада, что связано с образованием небольших гаремов перед гоном и во время гона. Весной и осенью во время миграций стада заметно укрупняются, а в мае, в период родов, сайгаки образуют многотысячные скопления. Стадность коррелирует также с общей численностью животных. В 1970-х гг., при высоком уровне численности, в апреле мелкие стада (до 50 особей) составляли 35 %, средние (51–500 особей) – 30 % и крупные (более 500 особей) – 35 % (Фадеев, Слудский, 1982). Теперь же, при низком уровне численности, в апреле 2005–2009 гг. (по данным авиаучетов) мелкие стада составляли 83,4–100 % встреч, средние – 0–16,6 %, крупные – 0–0,6 %. Средние показатели стадности в эти годы в разных регионах – от 7,0 до 36,9 особей в группе. Величина скоплений сайгаков в местах отела уменьшилась тоже пропорционально численности – от десятков и сотен тысяч в 1960–1990-х гг. (Фадеев, Слудский, 1982; Bekenov et al., 1998) до 1–5 тыс. животных в 2004–2009 гг. В некоторых регионах в эти годы массовых родовых скоплений сайгаков не отмечалось совсем.

Количество взрослых самцов сайгака в разных регионах Казахстана

 

Половой и возрастной состав популяций сайгака, видимо, был близок к оптимальному до конца 1980-х–начала 1990-х гг. Так, на Устюрте в 1986–1987 гг. в популяции было 19,6–19,7 % взрослых самцов, 39,3–41,2 % взрослых самок и 39,2–41,0 % сеголетков обоих полов. В последующие годы соотношение половозрастных групп изменилось: доля самцов сильно уменьшилась из-за начавшегося массового браконьерства ради получения рогов, а доля сеголетков сократилась из-за снижения плодовитости самок. В 2004 г. на Устюрте было уже только 5,7 % самцов, 78,0 % самок и 16,3 % сеголетков (n=3657). В последние годы доля самцов в популяции на Устюрте продолжает сокращаться (как и численность) и в 2008 г. составляла всего 2,2 %. В других регионах (Тургай, Волго-Уральское междуречье) процент самцов постепенно увеличивается (см. таблицу выше).

Сроки размножения сайгаков по сравнению с прежними годами не изменились, и массовый отел в 2001–2005 гг. на Устюрте, в 2006–2008 гг. в бассейне Тургая и в 2009 г. в междуречье Урала и Волги проходил во второй декаде мая. Места массового отела, как уже отмечалось выше, остались в основном прежними, но число самок в родовых скоплениях уменьшилось в десятки раз. Плодовитость животных снизилась, особенно на Устюрте (см. таблицу ниже). В 2001 г. и 2004–2005 гг. на Устюрте 60,5–71,2 % самок имели по одному детенышу и только 28,2–39,5 % – по два. В среднем на одну рожавшую самку приходилось 1,29–1,39 детенышей. Долю яловых самок определить трудно, но судя по соотношению «детеныши/самки» в группах и сравнению этой величины с числом детенышей у рожавших самок, она довольно значительна. В 2001 г. на одну самку с учетом и яловых приходилось в среднем только 0,55 детенышей (n=110), в 2004 г. – 0,57 (n=912), в 2008 г. – 0,59 (n=2045). В бетпакдалинской популяции показатели плодовитости относительно выше. В 2007–2008 гг. на Тургае 30,0–45,9 % самок имели одного детеныша, а у 54,1–70,0 % самок были двойни, то есть по сравнению с Устюртом картина обратная. На рожавшую самку приходилось в среднем 1,54–1,70 детенышей. С учетом яловых самок, показатели ниже: в 2007 г. на одну самку приходилось в среднем 1,15 детенышей (n=431), в 2008 г. – 1,16 (n=1321). Столь заметные различия в плодовитости и, видимо, в выживаемости детенышей в этих двух регионах обусловлены низкой долей репродуктивных самцов на Устюрте и более интенсивным здесь браконьерством.

Плодовитость сайгаков в 2001–2009 гг.

 

Таким образом, основные популяционные параметры сайгака в последние 10–15 лет существенно изменились. Численность вида снизилась в десятки раз, и только сейчас начинает восстанавливаться на Тургае и междуречье Урал–Волга, но продолжает снижаться на Устюрте. Площадь зон основного обитания сайгака всюду сократилась, соответственно уменьшилась и протяженность миграционных путей. Величина стад животных уменьшилась, крупных стад мало даже во время миграций, а скопления в «родильных домах» редко достигают 5–6 тыс. особей. Показатели плодовитости, по сравнению с периодом 1960–1990-х гг., снизились (особенно на Устюрте) по причине возросшей яловости самок и уменьшения числа двоен. Половозрастной состав животных постепенно нормализуется в междуречье Урал–Волга и в бассейне Тургая, но на Устюрте остается сильно нарушенным.

Охрана сайгака в последние годы улучшилась, однако случаи браконьерства фиксируются ежегодно во всех регионах. В числе первоочередных охранных мер следует назвать создание особо охраняемых территорий на Устюрте (у границы с Каракалпакией), работу с населением в плане повышения его экологической информированности и вовлечения в мероприятия по охране животных, улучшение мониторинга популяций сайгака, заключение межправительственных соглашений Казахстана с Узбекистаном и Россией по сохранению трансграничных устюртской и уральской популяций сайгака.

Абатуров Б.Д. Сайгак // Динамика населения позвоночных животных Заволжской полупустыни. М., 2005. 73–89.
Грачев Ю.А., Бекенов А.Б. Современное состояние популяций сайгака в Казахстане // Зоологические исследования в Казахстане. Алматы, 1993. Ч. 2. 165–189.
Фадеев В.А., Слудский А.А. Сайгак в Казахстане. Алма-Ата, 1982. 160 с.
Bekenov A., Grachev Ju.A., Milner-Gulland E.J. The ecology and management of the Saiga antelope in Kazakhstan // Mammal. Rev., 1998. 28 (1). 1–51.

Контакт: Юрий Александрович Грачев
и Аманкул Бекенович Бекенов
лаборатория териологии Института
зоологии МОН РК
КАЗАХСТАН 050060 Алматы,
пр. Аль-Фараби, 93
Тел.: (727) 269 48 53
E-mail: terio@nursat.kz, teriologi@mail.ru






Наверх
965 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России