Степи Европейской России: разрушение стереотипов. Пример Ростовской, Саратовской, Воронежской и Волгоградской областей | №28 зима 2010 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№28 зима 2010

От редакцииОптимизация природопользованияБорьба с опустыниваниемСтепной регионСтепи под охранойИнвентаризация степейЗащита уязвимых видовЭкологическая сетьЗаконодательствоОбъявления Новые книги От редакции

Инвентаризация степей

Степи Европейской России: разрушение стереотипов. Пример Ростовской, Саратовской, Воронежской и Волгоградской областей

Л.П. Паршутина (БИН РАН, С.-Петербург)

Исследование ситуации, сложившейся на сегодня в степных и лесостепных регионах Европейской части России, с одной стороны, позволяет констатировать общеизвестные неблагоприятные тенденции в состоянии сохранившихся здесь степей. С другой стороны, в подавляющем большинстве литературных источников отсутствуют фактические данные об общей площади этих степей, о территориальном соотношении их подтипов и модификаций (эдафических и антропогенных), о структуре степного растительного покрова. Это не позволяет представить и достоверно оценить реальную картину актуального состояния степной растительности в том или ином конкретном регионе.

В рамках своей работы нам пришлось собрать воедино и проанализировать многочисленные материалы – свои и коллег, а также литературные данные по изучению степной растительности в Ростовской, Саратовской, Воронежской и Волгоградской областях. Это позволило представить такую картину степного растительного покрова Европейской части нашей страны, и в определенной степени ее оценить. Мы попытались ответить на два вопроса: (1) Соответствует ли действительности устоявшееся в отечественной ботанической литературе и в картографических материалах представление о том, что в вышеуказанных регионах вся естественная степная растительность уничтожена практически полностью? (2) Действительно ли значительные площади природной слабо нарушенной степной растительности сохранились здесь только в заповедниках?

Проще всего получить ответ на эти вопросы оказалось для Ростовской области. Ее растительность в разные годы была не только достаточно подробно описана (В.И. Талиев, К.М. Залесский, И.В. Новопокровский, Ю.М. Ралль, А.П. Балаш, Б.Н. Горбачев и др.), но и закартирована. Только за последние 40 лет было составлено несколько карт: Карта естественных кормовых угодий Ростовской области, М1:600000, 1970; Карта растительности Ростовской области, М1:600000, 1974, обе под редакцией Б.Н. Горбачева; Геоботаническая карта растительности Ростовской области, М1:300000, ЮжНИИгипрозем, 1990; Карта степной растительности Ростовской области, М1:30000, Лаборатория растительности степной зоны БИН РАН, 2000; Карта восстановленной растительности Ростовской области, М1:8000000, Лаборатория биоразнообразия НИИ биологии РГУ, 2005. Между этими картами есть определенные расхождения вслед­ствие неодинаковых масштабов, целей картирования, различия методических подходов и принципов построения легенд. Тем не менее, данные, полученные при анализе этих картографических материалов, достаточно близки. По этой причине мы будем ссылаться, в основном, на собственные данные.

Согласно им, на конец ХХ столетия в Ростовской области общая площадь степей составляла 17452 км2 или 17,3 % от площади всей ее территории. Эти данные свидетель­ствуют о том, что говорить о практически полном уничтожении степной растительности в Ростовской области никак нельзя.

Другое дело, что ценотический состав, состояние и размещение сохранившихся степных участков по территории области очень неравномерны. Например, одними из наиболее пострадавших от хозяйственной деятельности человека являются степи юго-восточной части области. Поэтому картина растительного покрова здесь иная, чем в других районах и по области в целом. Так, площади, занятые степными сообществами, в одном из районов юго-востока – Ремонтнинском, по сравнению с данными по всей области, таковы:
- сбои – 11,3 % (в целом по области – 9,1 %),
- сильно нарушенные степи – 34,5 % (в целом по области – 23,4 %),
- средне нарушенные степи – 49,5 % (в области – 39,7 %),
- а вот слабо нарушенных степей в этом районе значительно меньше, чем в области: 4,7 % и 27,8 % соответственно.

По нашим данным, на конец XX в. слабонарушенные степные травостои в Ростовской области занимали 4843,05 км2 или 27,8 % от общей площади всех имевшихся здесь степей. При этом единственный в области заповедник (“Ростовский”), созданный в 1995 г., охранял менее 60 км2 степей (не рассматривая степень их нарушенности), или чуть более 1 % от всех степей Ростовской области. Поэтому и на второй из поставленных нами вопросов можно ответить также отрицательно.

Учитывая наблюдавшуюся в последние десятилетия явную тенденцию к уменьшению поголовья скота, можно предположить, что снижение (или даже снятие) антропогенной нагрузки на степные сенокосы и пастбища должно было привести к восстановлению растительного покрова на участках со слабо нарушенным травостоем и на части участков со средне нарушенным травостоем. За это же время восстановился растительный покров хотя бы части степных залежей. С учетом этого, приведенные выше оценки общей площади сохранившихся степей и их слабо нарушенных вариантов в настоящее время, скорее всего, будут даже выше.

Саратовская область также оказалась в благоприятном положении с точки зрения исследования естественного растительного покрова. В конце 1980-х гг. специалистами института ЮжНИИгипрозем была проведена его инвентаризация. Для каждого хозяйства были составлены крупномасштабные геоботанические карты. На их основе, используя данные почвенных карт и собственные материалы, сотрудники Ботанического института им. В.Л. Комарова РАН (В.Н. Храмцов и П.Д. Малаховский) в начале 1990-х гг. создали первый вариант карты актуальной степной растительности Саратовской области (М1 : 300 000). Авторы карты подсчитали, что в Саратовской области общая площадь степей составляет около 13,8 % от всей ее территории (от 7 до 24 % в разных частях области) – это примерно 14 тыс. км2. Около трети этих площадей – 35,5 % – слабо нарушенные степи. Лучшей сохранностью отличаются степи в саратовском Заволжье, на Приволжской возвышенности слабо нарушенных степей меньше – от 12 до 17 % (данные Г.С. Малышевой и П.Д. Малаховского, 2008). Таким образом, и о Саратовской области нельзя сказать, что растительность степей там полностью уничтожена и значительные их массивы со слабо нарушенным травостоем сохранились лишь в заповедниках. Учитывая тенденцию к снижению поголовья скота, а также факт свертывания в области некоторых военных объектов (прекращение использования крупных по площади аэродромов и полигонов), оценки общей площади существующих природных степей и их слабо нарушенных вариантов в настоящее время и здесь должны быть выше.

Истории исследования степей Воронежской и Волгоградской областей также схожи между собой, но не так благополучны, как у двух вышеописанных регионов. В этих областях никем не проводилась инвентаризация естественного растительного покрова. Для их территории практически отсутствуют геоботанические карты среднего и крупного масштаба. В Воронежской области имеются крупномасштабные карты, но только для отдельных конкретных незначительных по размеру участков. В первой половине ХХ в. характеристике степной растительности обеих областей было уделено большое внимание известными ботаниками. А вот в последние десятилетия ботанические исследования, как в Воронежской, так и в Волгоградской области, носят преимущественно флористический характер. В Воронежской области еще ведутся исследования, касающиеся структуры, динамики и продуктивности степных растительных сообществ, но только на ключевых участках небольшой площади. По этим причинам составить полное представление о современном ценотическом составе, структуре и состоянии степного растительного покрова этих областей очень сложно. Однако по литературным и нашим данным можно достаточно достоверно предположить, что на их землях по-прежнему существует значительное количество природных степных участков разного размера с разнообразной степной растительностью.

Визуальные наблюдения, сделанные нами в ходе полевых маршрутов по ряду воронежских степных территорий, описанных в прошлом классиками ботаники (Б.А. Келлером, В.В. Алёхиным, Н.Ф. Комаровым, Т.И. Поповым, Н.С. Камышевым и др.), позволяют дать предварительные оценки. Во-первых, в настоящее время совокупная площадь степных сообществ составляет не 1-2 % от площади области, а гораздо больше. Скорее всего, она близка к уровню Ростовской и Саратовской областей. Во-вторых, на территории Воронежской области по-прежнему существует значительное ценотическое разнообразие степей. В-третьих, состояние их травяного покрова зависит как от размещения степных участков в той или иной части области, так и от местоположения в структуре конкретного ландшафта. И, наконец, в-четвертых, слабо нарушенные степи встречаются отнюдь не только в границах заповедных территорий.

В Воронежской области также имеет место упоминаемая выше тенденция к сокращению поголовья скота и, как следствие, происходит восстановление растительного покрова ряда сенокосных и пастбищных территорий. Это подтвердили исследования в “Каменной степи” (НИИСХ ЦЧП им. В.В. Докучаева) в Таловском районе области, которые мы провели летом 2009 г. после 11-летнего перерыва. По данным коллег из НИИСХ ЦЧП, за указанное время поголовье скота в поселке, где расположен главный корпус института (участок № 2), уменьшилось ровно в 10 раз (на других участках цифры другие, но также значительные). В связи с этим, сенокошение в некоторых степных угодьях теперь осуществляется не ежегодно. Значительно снизилась и пастбищная нагрузка на степные травостои, а на некоторых пастбищах выпас вовсе прекратился. В составе травяного покрова бывших выпасов стали обильнее степные виды, не выносящие вытаптывания и стравливания, и, напротив, ряд пастбищных видов вообще выпал из травостоя либо снизил свое обилие до незначительного. В 4-5 раз увеличилась, в среднем, высота травяного яруса, стало выше его общее проективное покрытие. На территории ряда степных участков появились ковыли и некоторые другие виды, которых не было в составе травостоя более 10 лет. С начала 1990-х гг. прекратилось возделывание больших массивов пахотных земель, где теперь практически восстановились степные сообщества. Все это закономерно способствовало увеличению площадей степей.

Растительный покров Волгоградской области относительно мало исследован. В первой половине XX в. степи здесь изучали В.П. Дробов, В.А. Дубянский, К.М. Залесский, И.В. Новопокровский, М.П. Кирсанов, А.Д. Фурсаев, И.И. Тереножкин и др. Позд­нее появилась общая характеристика степной растительности области (Киреев, 1958). В конце 1970-х гг. вышел в свет сборник работ о природе Волгоградской области, одна из которых посвящена описанию степной растительности. С тех пор и по настоящее время ботанические исследования здесь, как и в Воронежской области, носят преимущественно флористический характер. Но по ограниченному кругу литературных источников и нашим данным можно сказать следующее. На территории Волгоградской области по-прежнему существует значительная по площади и разнообразию природная степная растительность. Наши исследования в западной части области показали, что здесь многочисленны массивы луговых, настоящих, сухих степей и их разнообразных эдафических вариантов, в обозримом прошлом не подвергавшиеся распашке. Размеры этих массивов неравнозначны – от нескольких до десятков и сотен гектаров. Среди всех подтипов степей встречаются крупные участки со слабо нарушенным растительным покровом. В Заволжье (восточная часть области) в разных природных зонах также сохранились крупные массивы естественных степей (Сафронова, 2006).

Таким образом, вполне вероятно, что совокупная площадь степей, сохранившихся в Волгоградской области, примерно так же велика, как в Ростовском и в Саратовском регионах. Здесь тоже существует упоминаемая выше тенденция сокращения поголовья скота и, как следствие, происходит восстановление растительного покрова ряда сенокосных и пастбищных участков. По этой причине площади природных степей и их слабо нарушенных вариантов в Волгоградской области в последние десятилетия, по всей видимости, увеличиваются.

Резюмируя вышесказанное с учетом литературных данных по другим областям, можно утверждать, что растительность сохранившихся природных степей в большинстве регионов Европейской части России пока исследована только в самом первом приближении. На преобладающую часть степных территорий, даже заповедных, отсутствуют карты растительности. Наиболее доступным и верным шагом в отношении изучения степей будет создание карт их растительности среднего (либо крупного) масштаба на любую исследуемую территорию. Это позволит провести полную инвентаризацию сохранившихся участков естественной степной растительности, даст возможность зафиксировать их площади, оценить современное состояние степей. Карта станет исходной документальной базой для дальнейшего мониторинга как степных фитоценозов, так и степного растительного покрова в целом на все время их существования.

Контакт:
Людмила Петровна Паршутина
Лаборатория “Растительность степной зоны”, Ботанический институт им. В.Л. Комарова РАН
197376 Санкт-Петербург, ул. проф. Попова, 2
Тел.: (812) 346 08 45
Е-mail: ludmila.parshutina@gmail.com






Наверх
872 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России