Бугский Гард - чем помешал национальный парк? | №29 весна 2010 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№29 весна 2010

Оптимизация природопользованияСтепи под охранойЗащита уязвимых видовСтепной регионИнвентаризация степейЗаконодательствоПроектыСобытияОбъявления Новые книги От редакции

Степи под охраной

Бугский Гард – чем помешал национальный парк?

А.В. Коломиец, Я.И. Мовчан (Киев), О.М. Деркач (Николаев)

Гранитно-степное Побужье – один из наиболее древних участков суши в Европе, не погружавшийся в морские глубины десятки миллионов лет. За это время здесь сформировалась уникальная биота, а бурная история создала самобытную культуру и оставила памятники мирового значения. Благодаря богатству и сохранности своего биоразнообразия эта территория выделена как ключевая в Бугско-степном биосферном ядре экосети Украины, расположенном в северо-западной части Николаевской области (Мовчан, 1997; Akimov et al., 2001). Основную часть ядра составляет долина р. Южный Буг с ее степными склонами и гранитными кручами. В советские времена здесь планировалось создание двух русловых водохранилищ, предназначенных для работы комплекса Южноукраинской атомной станции (ЮУАЭС) и Ташлыкской гидроаккумулирующей электростанции (ТГАЭС). Чернобыльская катастрофа заставила усомниться в безопасности “мирного атома”, но, к сожалению, ненадолго. Все забывается, и новое руководство энергокомплекса стало реанимировать приостановленное строительство ТГАЭС и расширение ЮУАЭС. Именно создание в 1994 г. регионального ландшафтного парка (РЛП) “Гранитно-степное Побужье”, популяризация красоты его живой природы и грамотное использование юридической базы помогли в 1990-х гг. остановить затопление всей долины Южного Буга на протяжении от с. Александровка до г. Первомайска. В 2009 г. территория вошла в число “семи природных чудес Украины”. В этом же году Указом Президента (№ 279/2009 от 30.04.2009 г.) здесь был создан национальный природный парк (НПП) “Бугский Гард”.

Однако год спустя, в апреле 2010 г., Николаевский областной совет решает обратиться к Президенту Украины с просьбой ликвидировать только что созданный парк.

Население Николаевской области, собравшее после Чернобыльской трагедии 200 тыс. подписей против строительства ТГАЭС, сегодня молчит. Люди заняты насущными делами, разочарование способностью власти делать что-либо конструктивное, в частности по решению природоохранных вопросов, достигло критической точки. Существует также серьезный провал в активности экологических общественных организаций, которые слишком часто озабочены собственным финансированием и выживанием. С момента создания первой особо охраняемой территории на месте нынешнего НПП прошло 15 лет: не раз поменялся состав областного совета, изменились принципы и приоритеты властей. Что же побудило народных избранников обратиться к Президенту?

Во-первых, областную власть устраивало существование РЛП, который был создан решением Облсовета, мог изменяться по его желанию и управлялся областной госадминистрацией, получившей полномочия от того же Облсовета. В отличие от этого, НПП подчиняется Минприроды, и решение по изменению его территории в компетенции таких структур, как Верховная Рада, кабинет министров и Президент Украины. Для облсовета создание НПП сводит на нет возможность бесконтрольно распоряжаться территорией и перекраивать ее по своему усмотрению в чьих-либо интересах (как это случилось в 2005-2006 гг. в пользу НАЭК “Энергоатом”*).

Во-вторых, облсовет возмущен тем, что национальный парк создан Указом Президента без согласования с облсоветом, чем якобы нарушена процедура создания парка. Однако порядок создания охраняемых природных территорий в украинском законодательстве четко не прописан. По закону “О природно-заповедном фонде Украины” проект создания ООПТ необходимо согласовывать с владельцами и пользователями природных ресурсов. Ни тем, ни другим облсовет не является. К слову, председатель и секретарь профильной экологической комиссии совета входили в состав рабочей группы по созданию НПП.

В-третьих, в облсовете есть люди, которые лично заинтересованы в получении и приватизации земельных участков, находящихся в составе территории НПП. А так как приватизация земель НПП запрещена законом, то и волна возмущения имеет простое объяснение. Чиновники облсовета могут иметь личный интерес и при решении вопросов по тому же дальнейшему строительству ТГАЭС. Показательно, что бывший глава областного совета после окончания срока своей каденции занял одну из высоких должностей в структуре Южноукраинского энергокомплекса.

Поэтому развернута кампания дискредитации НПП в подконтрольной облсовету прессе. В преддверии местных выборов идет запугивание глав сельских советов, прямой обман местных жителей, оказывается давление на администрацию НПП.

Резкой критике подвергается даже смена названия – “Бугский Гард” вместо “Гранитно-степного Побужья”. Однако первое название на 300 лет старше второго. “Гранитно-степное Побужье” – географический термин, возникший в 1980-х гг. в научных кругах, тогда как Бугским Гардом**, или Гардом-на-Буге, еще в ХVII в. называли располагавшийся здесь форпост вольности Запорожского войска низового на границе с территориями Оттоманской Порты и Речи Посполитой. Сегодня Гранитно-степное Побужье уже является географическим названием, а Бугский Гард – историко-географическим.

Что же призван сохранять не полюбившийся депутатам национальный парк? Помимо сотен интереснейших археологических объектов и уникальных геологических образований, Гранитно-степное Побужье хранит уникальные степи с обилием реликтовых и эндемичных растений.

Каменистые, или наскальные, степи расположены на склонах речных долин и балок с неглубоким залеганием кристаллических пород. Здесь преобладают Festuca valesiaca, Stipa graniticola, Phleum phleoides, Bothriochloa ischaemum, Thymus dimorphus, в южной части парка обычен реликтовый чистец узколистный (Stachys angustifolia). Заметную роль играют Achillea ochroleuca, Alyssum murale, Minuartia leiosperma, Seseli pallasii, Sempervivum ruthenicum, Pulsatilla pratensis, Sedum acre, Potentilla arenaria. Реже встречаются Silene ucrainica, Eremogone biebersteinii, Allium flavescens, A. paczoskianum и A. inaequale, Ephedra distachya, Onosma graniticola, Astragalus varius и A. albidus. Весной значительную роль играют эфемеры и эфемероиды – Erophila verna, Gagea szovitsii и G. bulbifera, Hyacinthella leucophaea, Tulipa hypanica. В этих фитоценотических условиях растет узколокальный эндемик смолевка бугская (Silene hypanica). Основное ядро ее популяции сосредоточено в окрестностях г. Южноукраинска (Деркач и др., 1994).

Гранитные щиты и карнизы скал заняты в основном молодильниками – группировками Sempervivum ruthenicum. В трещинах и углублениях кристаллических пород селятся Aurinia saxatilis, узколокальный эндемик мерингия бугская (Moehringia hypanica), прибугский эндемик гвоздика бугская (Dianthus hypanicus), Allium podolicum, Seseli pallasii, Centaurea besseriana, Solidago virgaurea, реже – Achillea leptophylla, а в более влажных затененных местах – Sedum borissovae, Thalictrum foetidum, Phegopteris connectilis и наскальные папоротнички – Asplenium septentrionale и A. trichomanes, Cystopteris fragilis, Polypodium vulgare (Деркач и др., 1994).

При переходе на плакорные участки и на пологих склонах долины с достаточно мощным слоем почвы еще сохранились остатки разнотравно-злаковых и кустарниковых степей. Они представлены сообществами формаций Stipeta capillatea, Stipeta dasyphyllea, Stipeta pennatae, Stipeta lessinginae, Stipeta ucrainicae, Stipeta grafianae, Festuceta valesiacae. В кустарниковых степях преобладают сообщества Caragana frutex, а также редкие и исчезающие сообщества формации Amygdaleta nanae. Естественная растительность сформирована более чем 800 видами сосудистых растений. Многие представители местной флоры находятся тут на южной границе своего массового распространения.

Концентрация и пространственная изоляция в этих местах многих лесных и горно-лесных папоротников, а также целого ряда луговых, лугово-болотных видов растений – необычное для степного региона явление. Оно обусловлено не только достаточным количеством влаги в скальных углублениях и трещинах гранита, но и особенностями формирования флоры этой территории в прошлом. Гранитно-степное Побужье – древний участок суши равнинной части Украины, явившийся одним из центров видообразования в Причерноморье (Деркач и др., 1994). Это подтверждается существованием в регионе эндемичного ядра флоры и большого количества реликтовых видов растений. Только на территории НПП растут вишня Клокова (Cerasus klokovii), мерингия бугская, смолевка бугская, здесь находятся основные ядра популяций гвоздики бугской и очитка Борисовой. Больше 60 видов местной флоры эндемичны для Причерноморья. Среди них Onosma graniticola, Rosa ucrainica, Centaurea besseriana, Gagea szovitsii, Tulipa hypanica, Asperula rumelica. Значительный научный интерес представляют виды с разорванными ареалами, которые выявляют связи со Средиземноморьем, здесь это Stachys angustifolia, Thalictrum foetidum, Achillea ochroleuca и A. leptophylla, Gymnospermium odessanum, Thlaspi praecox. В каньоне Южного Буга произрастают все виды ковылей, известные для равнинной Украины.

Что же дальше? Быть ли парку местным (РЛП) или национальным (НПП)? Чего ждать этой территории, если статус национального парка все же будет отменен?

РЛП пока продолжает существовать, и никто не мешает ему продемонстрировать свой природоохранный потенциал. Это, кстати, хорошая возможность проявить себя в реальных делах депутатам от Партии зеленых, ратующим за ликвидацию НПП.

НПП. Помимо сказанного выше, есть еще целый ряд аргументов в пользу этой формы сохранения природы гранитно-степного Побужья. Национальный парк – это финансирование из государственного бюджета, прямая ответственность за парк Госслужбы заповедного дела (в части управления, охраны и контроля), дополнительные рабочие места, гибкая система зонирования территории и возможности развития рекреации, усиление научно-исследовательской работы и др. Стоит принять во внимание и саму уникальность биогеоценозов Прибужья с его десятками эндемиков мирового уровня, и его уже признанный статус “чуда природы Украины”. Такой уровень ценности заслуживает защиты на уровне всего государства, а не только местной власти.

Литература

Мовчан Я.І. Екологічна мережа України. Обґрунтування її структури та необхідності створення // Конвенція про біологічне різноманіття. Громадська обізнаність та участь. К.: Стилос, 1997. 98-110.
Akimov I., Kostiushyn V., Tarashchuk S., Tytar V. Ukrainian General Scheme of Development: biodiversity conservation issues // Czlowiek i Przyroda. 2001. № 13/14, Jesien 2000-Wiosna 69-79.
Деркач О.М., Таращук С.В., Холипенко В.Т. Наукове обгрунтування необхідності створення регіонального ландшафтного парку “Гранітно-степове Побужжя” // Заповідна справа в Україні, 1994. Вип. 1. 80-87.

Контакты:
Владислав Артамонов, директор
Администрация НПП “Бугский Гард”
УКРАИНА 55223 Николаевская область, Первомайский район, с. Мигея,
ул. Первомайская, 85
E-mail: nppbg@ukr.net


* Высший административный суд Украины 28 апреля 2010 г. удовлетворил кассацию МБО “Экология-Право-Человек” (Львов) и отменил решения местных судов по делу о передаче земель природно-заповедного фонда НАЭК “Энергоатом”.
** На юге Украины словом “гард” называли сооружение для лова рыбы, состоявшее из перегораживающих реку каменных блоков, системы кольев, плетеных фашин и лотков, в которые направлялась идущая на нерест рыба.

 






Наверх
281 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России