Методика мониторинга сайгака для поддержки сохранения вида: пример бетпакдалинской популяции 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№51-52 осень-зима 2018-2019

Стратегия сохранения степейСтепи под охранойСтепи под угрозойКлючевые территорииЗащита уязвимых видовЗаконодательствоОрганизацииПроектыИменаСобытияОбъявления Новые книги

Защита уязвимых видов

Методика мониторинга сайгака для поддержки сохранения вида: пример бетпакдалинской популяции

В.В. Украинский, Е.В. Украинский (Алматы),
О.Б. Переладова (WWF, Москва)

Мониторинг состояния бетпакдалинской популяции сайгака в Казахстане в рамках проектов Центральноазиатской программы WWF в Казахстане проводился со второй половины 2002 по 2017 г., когда был временно приостановлен. В течение первых 5 лет работа в значительной степени финансировалась из средств Франкфуртского зоологического общества (FZS) при софинансировании WWF Голландии,  а затем велась на собственные средства WWF.

Исходно, задачей проекта было помочь повысить эффективность работ по сохранению и восстановлению численности сайгака, осуществляемых уполномоченными государственными органами Республики Казахстан. Проект предусматривал проведение мониторинга состояния бетпакдалинской популяции, а также продвижение идей сохранения сайгака и бережного отношения к нему, особенно в среде местного населения, проживающего непосредственно в местообитаниях вида. Социальный блок проекта включал, в частности, просвещение местного населения и выяснение отношения людей к проблеме сохранения сайгака.

В ходе работы стало ясно, что необходим мониторинг не только биологической направленности, но также социально-экономический, психологический и некоторый другой. Пришло понимание необходимости организации расширенного мониторинга, который учитывал бы сложившееся многообразие различных причин и факторов, косвенно, но существенно влияющих на динамику численности популяции сайгака.

До начала нынешнего века специальные исследования бетпакдалинской популяции проводились постоянной комплексной экспедицией по сайгаку Института зоологии МОН РК. После ее прекращения  многосторонним мониторингом факторов, определяющих динамику численности и состояние этой популяции, никто не занимался.

Ежегодно государственным бюджетом Республики Казахстан финансируется весенний авиаучет сайгака. Результаты учета показывают весеннюю численность сайгака, но, как правило, не дают информации о половозрастной структуре популяции и других ее важных параметрах. Это не позволяет строить надежные прогнозы изменения численности, выявлять новые факторы, определяющие ее динамику, подтверждать степень важности уже известных факторов и оценивать их возможное совокупное влияние, а значит, планировать и корректировать наиболее эффективно меры по охране и воспроизводству сайгака.

Не хватает также данных о распределении поголовья в разные сезоны года, что приводит к ошибкам при планировании борьбы с браконьерством и незаконным оборотом дериватов сайгака. Данные государственных правоохранительных и природоохранных органов о вскрытии фактов браконьерства на сайгака недостаточны для улучшения оперативной работы в этом направлении. Они не дают представления о реальных масштабах браконьерства и ущерба, наносимого популяции. Значительная часть случаев незаконной охоты не выявляется.

Для эффективного устранения или минимизации причин негативных воздействий на популяцию сайгака необходимо выяснить многообразие этих причин и определить степень их влияния. Это и решается организованным нами расширенным мониторингом многообразных причин и факторов, определяющих современное состояние Бетпакдалинской популяции сайгака.

В рамках мониторинга особое внимание мы уделили определению наиболее криминогенных по браконьерству регионов и населенных пунктов в ареале популяции, выявлению истинных масштабов незаконных охот на сайгака, выяснению способов их проведения и специфики использования в них технических и транспортных средств. Другая важная информация, получаемая в мониторинге, касается оценки численности участников таких охот и соотношения среди них местных и приезжих, выяснения закупочных цен на продукцию незаконной добычи сайгака (прежде всего, рогов) и числа нелегальных закупочных пунктов.

Давно установлено, что существенное негативное влияние на популяцию сайгака может оказывать хищничество волка. Степень влияния зависит от уровня численности волка, но специальный учет его численности в 1990–2000-е гг. не проводился. В ходе мониторинга сайгака мы собираем данные о встречаемости волков попутно, специальных целевых исследований волка не вели, но учитывали тенденции динамики численности.

В целях организации расширенного мониторинга требовалось решить ряд вопросов организационного и методического характера:

(1) определить набор информационных параметров, который необходимо периодически получать;

(2) организовать сеть постоянных наблюдателей;

(3) определить порядок и периодичность сбора информации, произвести обучение будущих местных наблюдателей методике получения, сбора и передачи необходимой информации.

Сеть наблюдателей в ареале Бетпакдалинской популяции образовали активные представители из числа местных охотников и людей, имеющих непосредственное отношение к деятельности охотничьего хозяйства, ООПТ, природоохранных органов, сельскохозяйственных предприятий, а также просто привлеченные местные жители, которым не безразлична судьба сайгака.

В целях повышения качества проводимой работы в целом координатор сети и участники проекта осуществляют периодические автомобильные рейды с посещением населенных пунктов и мест обитания сайгаков. Эти рейды: (а) служат для получения дополнительной мониторинговой информации за счет собственных наблюдений; (б) обеспечивают возможность встреч с наблюдателями для получения от них информации; (в) способствуют расширению сети местных наблюдателей, поддержанию понимания ими важности своей роли; (д) снижают вероятность предоставления необоснованных данных, так как наблюдатели понимают, что информация может быть получена и от альтернативных источников.

Во время рейдов проводилась также просветительская и пропагандистская работа, включая посещение школ и органов государственной власти, проведение публичных бесед, раздача тематических плакатов, буклетов и брошюр, проведение другой необходимой работы по профилактике браконьерства. Данное направление работы являлось не только природоохранной пропагандой, но и хорошей площадкой для подбора и вовлечения в сеть наблюдателей проживающих на территории людей, неравнодушных к проблематике сохранения сайгака и искренне заинтересованных в улучшении ситуации.

В результате рекогносцировочных исследований и предварительного изучения некоторых вопросов, в ходе проведения первичных анонимных массовых опросов был определен перечень показателей для обязательного включения в мониторинговые исследования. Мониторинг большой части этих показателей в Казахстане никем ранее не проводился. В течение всего периода наших работ перечень совершенствовался и обогащался новыми показателями в зависимости от изменения степени влияния тех или иных факторов на численность и территориальное распределение популяции.

Включенные в перечень показатели могут быть распределены по пяти направлениям.

I. Численность и распространение сайгака:

  • число встреч сайгаков на определенных для наблюдения территориях с указанием времени и места встречи;
  • общее число встреченных сайгаков в каждом отдельном случае, в том числе отдельно самцов, самок, молодняка этого года;
  • обнаружение следов жизнедеятельности сайгаков на территориях с указанием времени и места встречи;
  • случаи обнаружения павших сайгаков и предполагаемые причины падежа.

II. Браконьерство:

  • количество замеченных выездов на незаконную охоту на сайгака, осуществленных местными жителями, с указанием населенного пункта, числа участников;
  • результаты каждой такой охоты (количество добытых сайгаков с указанием пола и возраста, либо указание, что сайгаки не добыты);
  • примерное количество охотников – потенциальных браконьеров на сайгака, проживающих на территории наблюдения (с указанием населенного пункта);
  • используемые охотниками транспортно-технические средства с указанием вида и марки;
  • случаи приезда на незаконную охоту на сайгака лиц (посторонних) из других районов, областей и населенных пунктов;
  • количество участников таких охот, результаты добычи сайгаков, использовавшиеся транспортные средства с указанием вида, марки и количества;
  • причины браконьерства на сайгака (плохое материальное состояние и отсутствие рабочих мест, высокая заинтересованность в заработке, чувство безнаказанности и безразличие к необходимости сохранения сайгака).

III. Незаконная заготовка и скупка продукции охоты на сайгака:

  • случаи сбора и скупки рогов сайгака с указанием цены за 1 кг и места скупки;
  • случаи незаконной торговли мясом сайгаков с указанием цены за 1 тушу и места торговли;
  • случаи задержания правоохранительными органами лиц, виновных в незаконной заготовке и скупке рогов сайгака, а так же в незаконной торговле его мясом, с указанием места и времени;

IV. Влияние хищников:

  • тенденция изменения численности волка, определяемая по опросу местных жителей (численность увеличивается, снижается, неизменна);
  • встречи волков с указанием количества, места встречи и времени встречи;
  • случаи гибели сайгаков от волков (количество случаев, число погибших животных, место гибели);
  • случаи гибели сайгаков от других хищников и бродячих и не бродячих собак (количество случаев, число погибших животных, место гибели).

V. Другие вопросы:

  • о значении сайгака в жизни местного населения, как культурного, эстетического объекта животного мира и как объекта охоты в прошлом и в перспективе;
  • потребность в организации законной охоты на сайгака для местных жителей.

В течение первых двух–трех лет работы по согласованию с Центрально-Азиатской программой WWF (WWF России) была определена первоначальная методика проведения расширенного мониторинга. Главным образом, были установлены порядок и периодичность сбора информации, а будущие наблюдатели обучены организации наблюдений, проведению анонимных опросов для получения дополнительных данных (см. ниже) и порядку отправки полученных сведений тому или иному старшему группы.

В этот же период в основном была создана сеть наблюдателей. Первоначально минимальная потребность в них определена в количестве от 20 до 25 проживающих на местах человек, что должно было позволить охватить значительную часть ареала популяции. Ежегодно состав и число наблюдателей немного изменялись, в основном в сторону увеличения. Максимально численность наблюдателей доходила до 30–35 человек. Общая площадь охваченной мониторингом территории составила 40–45 млн га из более чем 60 млн га ареала бетпакдалинской популяции. В зависимости от сезонных миграций сайгаков, времени года и криминогенно-браконьерской обстановки, все наблюдатели были подразделены на 4 группы: южную, среднюю, северную и центральную (руководящую). Каждую группу возглавил опытный, добросовестный и достаточно квалифицированный специалист, хорошо знающий территорию наблюдения, специфику занятий и быта местного населения, входящих в нее населенных пунктов, а также обладающий хорошими коммуникативными способностями и чувством ответственности, пользующийся уважением и доверием окружающих. Старшие групп, как правило – это специалисты или опытные работники ООПТ или охотничьих хозяйств.

Следует отметить, что в северной части ареала в рамках проекта WWF мониторинг по несколько иной системе осуществляла отдельная группа под руководством Е.А. Брагина.

Рядовые наблюдатели – в большинстве своем проживающие на территории местные жители: бывшие промысловые охотники со стажем, иногда даже бывшие браконьеры-сайгачатники, научные сотрудники научно-исследовательских учреждений зоологического, противочумного, геологического и других направлений, работники метеорологических станций, реже – бывшие и действующие сотрудники государственных служб в области охраны животного мира. Все наблюдатели мотивированы сохранить и восстановить численность сайгака. Создать сеть наблюдателей и подобрать добросовестный и ответственный персонал удалось только благодаря личному опыту руководителей и участников проекта, полученному ими в результате предшествующей долголетней работы в республиканских государственных органах охраны животного мира и государственного охотничьего надзора, в ООПТ, РГКП ПО Охотзоопром и других предприятиях охотничьего хозяйства. Большую роль сыграла личная известность этих людей на территории реализации проекта. Наблюдатели не сомневались компетентности координаторов (что предотвращало предоставление ложной информации), были уверены в порядочности координаторов и соответственно – в  оптимальном использовании передаваемых им данных и (что важно!) в своей безопасности в случае предоставления конфиденциальной информации о браконьерстве.

Проект предусматривал материальное стимулирование наблюдателей, однако преимущественно это были не прямые выплаты, а оплата связи, передачи информационных материалов по охране сайгака, обеспечение возможности проведения образовательных мероприятий. Старшие групп (в частности инспекторы частных охотхозяйств) получали небольшие средства на бензин и запчасти – для усиления возможностей патрулирования, в особенности по экстренным сигналам.

Представление данных по вышеуказанному перечню показателей осуществлялось не реже, чем раз в квартал. Особенность методики сбора данных заключалась в том, что получение их происходило не только в результате собственных наблюдений, но и на основе анонимных периодических устных опросов наблюдателями местного населения, которые велись на русском и казахском языках. Получение информации строилось на постепенном, длительном завоевании и возрастании доверия опрашиваемых лиц к наблюдателю. Из года в год возрастала уверенность респондентов, что передача ими информации не повлечет для них никаких осложнений. Это положительно сказывалось на полноте и достоверности собираемых данных.

Пути передачи собранной информации могут быть различны. Преимущественно наблюдатели передавали ее при личных встречах с ответственными исполнителями проекта, при необходимости – устно по телефону, либо по обычной и электронной почте.

Неформальное сотрудничество с территориальными инспекциями по охране животного мира Южно-Казахстанской, Жамбылской, Карагандинской и Костанайской областей, а также с работниками службы охраны диких животных РГКП Охотзоопром сохранялось на протяжении всего периода работы – в форме прямых контактов и на основе взаимного доверия. Во многом они поддерживались благодаря авторитету руководителей проекта.

Сообщения от наблюдателей не раз приводили к задержанию браконьеров, разоблачению системы ведения браконьерской добычи рогов в коммерческих целях, а также к предотвращению выезда групп браконьеров на охоту. В связи с необходимостью сохранения анонимности источников информации и обеспечения безопасности участников сети наблюдателей конкретные такие случаи не могут быть названы. По этим же причинам мы не можем обнародовать данные о территориальном размещении наблюдателей, их ведомственной принадлежности и пр.

В целом, по официально обнародованной к настоящему времени информации МВД РК в 2014 г. зафиксировано 79 фактов незаконной охоты на сайгаков, приобретения и сбыта их рогов, в 2015 г. – 107 таких фактов, за первые 5 месяцев 2016 г. – 33 факта. Преимущественно задержания становились результатом работы могильных антибраконьерских групп Охотзоопрома и территориальных инспекций.

Периодические автомобильные рейдовые поездки выполнялись руководителями всех групп – участников проекта не менее 3–4 раз в год. Протяженность каждой такой поездки составляла 3–4 тыс. км. Участники рейдов, кроме прочих выполняемых задач, обеспечивали непосредственный контакт с наблюдателями, проводили дополнительные опросы местных жителей и беседы с ними. Примерные сроки осуществления разных поездок, протяженность маршрутов и охват территории наблюдения для удобства анализа получаемых данных из года в год поддерживались практически неизменными. Это дало возможность получать сопоставимую информацию в отношении учета того или иного фактора, выявлять тенденции динамики относительной численности сайгака, изменения половозрастного состава и среднего размера групп (косвенный показатель изменения численности популяции), изменения сезонных миграций и территории распространения сайгака от года к году.

Данные мониторинга за каждый отчетный период подвергались математической и статистической обработке и анализу. Обработанные результаты отражались в периодической отчетности, предоставляемой Комитету лесного хозяйства и животного мира Минсельхоза РК (до 2016 г. – Комитет лесного и охотничьего хозяйства). Отчеты включали также рекомендации по улучшению мер, предпринимаемых в целях сохранения и восстановления оптимальной численности сайгака бетпакдалинской популяции. Сами участники проекта учитывали результаты мониторинга в проведении текущей работы по профилактике браконьерства и пропаганде необходимости сохранения сайгака, усиливая ее в зависимости от географических особенностей проявления тех или иных негативных факторов.

Об эффективности нашей работы для сохранения и восстановления численности сайгака бетпакдалинской популяции косвенно можно судить по результатам роста ее численности. Рост виден как по официальным данным весенних авиационных учетов, так и по некоторым результатам нашего расширенного мониторинга. Остановимся кратко на собранных нами данных.

Если в 2005 г. в ходе всех мероприятий мониторинга отмечено всего 5 встреч сайгаков, то к 2014 г. этот показатель вырос до 132 встреч, рост в 26,4 раза. На протяжении первых четырех лет число встреч антилоп ежегодно увеличивается более или менее равномерно до 42 раз в 2008 г., а в 2009 г. происходит резкий рост до 80 раз – примерно вдвое, по сравнению с предыдущим годом. Далее количество встреч сайгаков опять растет равномерно в течение еще четырех лет и в 2014 г. опять происходит относительно резкий подъем – со 104 раз в 2013 число встреч возрастает до 132 в 2014 г.

Общее число встреченных сайгаков медленно возрастало с 44 голов в 2005 до 571 в 2008 г., но в 2009 г. резко выросло до 7500 голов. Далее продолжался  плавный рост до 14855 голов, встреченных в 2013 г. (практически вдвое, по сравнению с данными 2009 г.), после чего в 2014 г. этот показатель вырос сразу до 18876 голов (более +20%).

Важный показатель – общее число встреченных самцов. Для выраженно полигамного вида, каким является сайгак, репродуктивный потенциал популяции определяется именно числом способных к размножению самцов. Учитывая специфику браконьерского пресса на сайгака, изменение числа самцов косвенно характеризует также динамику уровня браконьерства. С трех голов в 2005 г. количество встреченных самцов выросло до 42 в 2008 г. и резко увеличилось до 910 в 2009 г. В 2010 г. встречен 851 самец, а затем наблюдается постепенный рост до 1061 головы в 2013 г. и несколько ниже – 1002 головы – в 2014 г. Наибольшая доля самцов от общего числа встреченных сайгаков по нашим данным наблюдалась в 2009 г., составив 12,8% – по сравнению с 6,8% в 2005 г. Далее до 2014 г. она постепенно понижалась, достигнув 7,9% – очевидно, по причине браконьерства.

Средний размер встреченных групп (стад) сайгака на протяжении всего периода наблюдений плавно рос, продемонстрировав один резкий скачок, как почти все остальные показатели, при переходе от 2008 к 2009 г. – с 13,6 до 93,8 голов.

После массового падежа сайгаков весной 2015 г. (см. СБ № 43–44 и № 45, 2015) собранные нашей сетью наблюдателей данные позволили выявить очаги выживания популяции. В частности, по нашим данным в основном пострадала западная часть популяции, восточная часть – в меньшей мере. По информации наблюдателей и результатам опроса местного населения за 2016 г. зафиксирована 51 встреча сайгаков – лишь на 45 меньше, чем в аналогичный (осенне-зимний) период годом ранее (до падежа). Общее количество встреченных животных составило 1959 голов – на 7278 голов меньше, чем в аналогичный период 2015 г., в том числе 162 самца (на 277 меньше, чем в аналогичный период 2015 г.) и 1797 самок и прибылых прошлого года обеих полов. Вместе с тем, доля самцов сайгака в общей численности увеличилась почти вдвое – с 5,9% в 2015 г. до 11,3% в 2016 г. Это объясняется гибелью в 2015 г. преимущественно самок и молодняка.

Стадность в разных частях ареала, как и прежде, существенно различается, но по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. она значительно уменьшилась. Если в 2015 г. средний размер стада сайгаков составлял 65,1 головы (по данным встреч в полевых выездах), то в 2016 г. этот показатель составил всего 13,4 головы. Таким образом, средний размер стада сократился примерно в пять раз (аналогично падению общей численности). Однако на стыке Карагандинской и Южно-Казахстанской областей весной 2016 г., вплоть до конца мая, сайгаки часто встречались группами по 10–15 голов – возможно, там проходил отел. В зимний период, по мнению наблюдателей, здесь находилось на зимовке около 30 тыс. голов.

В целом, по данным авиаучетов весной 2016 г. численность бетпакдалинской популяции составила 36200 особей, но по данным сети наблюдателей численность оценивалась выше – более чем в 50 тыс. голов. Полагаем, что данные авиаучета оказались заниженными вследствие концентрации уцелевших группировок сайгака на участках, не охваченных маршрутом учета.

Приведенные данные доказывают достаточно высокую эффективность осуществляемого WWF расширенного мониторинга бетпакдалинской популяции сайгака. Считаем необходимым возобновить проведение временно прерванных мониторинговых работ и их совершенствование в дальнейшем.

Контакт:

Виктор Васильевич Украинский
Тел.: (727) 234 53 15

Евгений Викторович Украинский
Казахстан 050010 Алматы, мкр Коктюбе, ул. Топоркова, 24
Тел.: (727) 396 61 57
Моб.: 777 680 84 02
E-mail: ukrainsky1978@mail.ru

Ольга Борисовна Переладова, консультант Центрально-Азиатской программы Всемирного Фонда природы (WWF России)
РОССИЯ 141981 Московская обл., Дубна, ул. Правды, 31, кв. 38
Моб.: 916 330 11 83
E-mail: opereladova@wwf.ru






Наверх
4 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России