О практической деятельности биосферных резерватов (или что первично – закон или бизнес?) 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№51-52 осень-зима 2018-2019

Стратегия сохранения степейСтепи под охранойСтепи под угрозойКлючевые территорииЗащита уязвимых видовЗаконодательствоОрганизацииПроектыИменаСобытияОбъявления Новые книги

Степи под угрозой

О практической деятельности биосферных резерватов (или что первично – закон или бизнес?)

Н.Н. Зеленская (ИФПБ РАН, Пущино)

В 2017 г. заповедная система Российской Федерации отметила свой 100-летний юбилей. ООПТ федерального значения занимают около 3% территории страны, сохраняя при этом до 80% видового разнообразия ее растительного и животного мира. Наряду с федеральными, развита сеть региональных ООПТ. В целом, под той или иной охраной находится около 13% территории России. Часть этих ООПТ (заповедники и национальные парки) служит территориальной и организационной основой биосферных резерватов (БР).

История мировой сети биосферных резерватов начинает отсчет с 1970 г., с резолюции XVI сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО, давшей старт долгосрочной межправительственной программе «Человек и биосфера» (Man and Biosphere, МАБ). В полной мере Программа начала действовать в 1974 г. Биосферные резерваты понимались как эталонные территории, сеть которых должна охватить все разнообразие экосистем биосферы. На таких эталонах можно изучать процессы, происходящие в природных экосистемах, и сверять по ним степень нарушенности территорий, находящихся под антропогенным влиянием. Первоначально заявленной задачей было сохранение в этой сети полного генетического фонда, содержащегося в видовом разнообразии животных и растений различных экосистем Земли.

По прошествии двух десятилетий задачи биосферных резерватов были пересмотрены и теперь существенно отличаются от первоначальных. Действующие программные документы ЮНЕСКО и МАБ – Севильская стратегия и Положение о Всемирной сети биосферных резерватов (1995), уточняющие и развивающие их подход Мадридский план действий (2008) и Лимский план действий (2016) – определяют биосферные резерваты как основные признанные международным сообществом территории устойчивого развития. Согласно современному представлению, всемирная сеть биосферных резерватов играет роль экспериментальной и демонстрационной площадки для отработки гармоничных форм сосуществования современного человеческого общества и природных экосистем.

Непременное условие для организации БР – соответствие его территории определенным критериям. Резерват должен: (а) представлять важный биогеографический регион (эталонный участок биосферы); (б) включать ландшафты, экосистемы или отдельные виды, нуждающиеся в охране (обеспечивать охрану уникальных видов или сообществ); (в) обеспечивать возможности для изучения эталонного участка биосферы и гармоничного развития смежных территорий; (г) включать эффективно охраняемую природную территорию; (д) иметь систему зонирования, включающую биосферное ядро, буферную зону и зону сотрудничества (переходную зону). Биосферное ядро – эталонная юридически защищенная территория, располагается внутри резервата, предусматривает строго заповедный режим и постоянный мониторинг экосистем. Четко обозначенная буферная зона должна окружать ядро по периметру и находиться под научным и управленческим контролем заповедника (в идеале здесь может осуществляться только деятельность, совместимая с природоохранными целями). Расположенная еще дальше от ядра переходная зона (зона сотрудничества) предполагает хозяйственное использование территории, при котором поощряется деятельность, соответствующая целям устойчивого развития.

К 2015 г. всемирная сеть включала 561 биосферный резерват в 120 странах, в том числе 15 трансграничных, на территории России – 41 биосферный резерват (Брынских и др., 2015).

Проецируя стратегические цели МАБ на российские биосферные резерваты, мы полагаем необходимым усиление влияния заповедников на решения администраций примыкающих территорий (Зеленская, Керженцев, 2009). Деятельность БР должна быть нацелена на устранение противоречий между двумя разновекторными целями развития общества – сохранением биологического разнообразия и социально-экономическим ростом регионов. Биосферным резерватам пора реально переходить от решения сугубо природоохранных задач к координации и интеграции политики природопользования вмещающих регионов. Они должны стать регулирующим центром территории и получить реальное право влиять на социально-экономическую политику муниципальных образований, входящих в охранную и переходную зону вокруг заповедного ядра. Правительство РФ одобрило мировые документы по развитию биосферных резерватов – логично добиваться реального участия их базовых ООПТ в управлении природоохранными мероприятиями и планами по хозяйственному использованию территории буферных зон БР.

На практике же мы зачастую имеем печальную картину беспомощности заповедников и общественности в решении конфликтов урбанизированного развития. В частности, так пока складывается ситуация с охранной зоной Приокско-Террасного заповедника.

Находящийся в 100 км южнее Москвы Приокско-Террасный государственный природный заповедник получил статус биосферного резервата одним из первых в нашей стране (в 1979 г.). В соответствии с отечественным законодательством это отразилось и в его названии – Приокско-Террасный государственный природный биосферный заповедник (ПТБЗ).

Согласно положению ЮНЕСКО, биосферный резерват представляет эталонную для Центральной части Европейской России лесную территорию. Находясь на стыке Мещерской низменности, Смоленско-Московской и Среднерусской возвышенностей, он играет особую роль в сохранении естественной растительности и генофонда видов евроазиатского и еврокавказского распространения.

Однако учрежден заповедный участок окских террас был гораздо раньше, в 1945 г. – и первоначально предназначался для охраны и изучения уникальных степных фитоценозов урочища Долы, существующих здесь изолированно, на значительном удалении от основного ареала степей. Луговые степи и остепненные луга и сейчас продолжают существовать в заповеднике и его охранной зоне, составляя важную часть сохраняемого здесь биоразнообразия.

Схема зонирования Приокско-Террасного биосферного резерватаЧтобы стать биосферным, заповедник обязан был иметь буферную зону и зону сотрудничества. При всей сложности местоположения на краю гигантской столичной агломерации и своей малой площади (7´7 км, 4,945 тыс. га), заповедник сумел организовать необходимое по условиям ЮНЕСКО зонирование вокруг биосферного ядра (см. карто­схему).

С востока, запада и севера заповедник окружен лесными массивами опытного хозяйства «Русский лес»; несмотря на разную ведомственную принадлежность, эти леса составили основу буферной зоны биосферного резервата. А вот на южной границе заповедного ядра, в пойме р. Ока, до организации резервата располагались совхозные поля, входящие в состав земель сельхозназначения, не подлежащих изъятию из оборота. Однако уже к 1984 г. вопрос об использовании этих земель, казалось, был вполне улажен – договорились прекратить распашку на территории поймы, непосредственно примыкающей к заповеднику, а все хозяйственные работы в буферной зоне согласовывать с администрацией заповедника. Охранная зона Приокско-Террасного заповедника была документально закреплена Решением Мособлисполкома № 829 от 21.06.1984 г. «Об организации двухкилометровой охранной зоны Приокско-Террасного заповедника». Таким образом, на южной границе образовалась буферная полоса размером 7´2 км. Но, типично для того времени, границы охранной зоны не были четко зафиксированы в земельно-кадастровых документах.

Зоны биосферного резервата Землепользование Площадь,

тыс. га

1 Заповедная зона – ядро Государственный заповедник 5
2 Буферная зона Гослесхоз 25
3 Зона восстановления естественных экосистем Гослесхоз 40
4 Зона хозяйственного использования Урбанизированные и сельскохозяйственные земли 30
5 Пикеты мониторинга
Общая площадь 100

Вскоре случились известные политические потрясения, за ними – приватизация сельскохозяйственных угодий и многократные перемены в управлении государственными землями. В результате новый владелец земельных участков в охранной зоне ПТБЗ получил документы на право собственности без обременений, связанных с режимом охранной зоны (в частности, без указания на запрет распашки). В 2017 г. собственник сдал участки в аренду, и арендаторы распахали часть земель. Заповедник зафиксировал нарушение (Буйволов, 2017). Дальше – что? Судебные тяжбы?

Трудность ситуации в том, что у владельца земли есть свои права, а у заповедника – свои обязательства. Ведь пойма реки Оки – это еще и места обитания видов, занесенных в Красную книгу. И многие из этих видов – как раз те участники степных сообществ, ради сохранения которых здесь более 70 лет назад был введен заповедный режим.

Каким же видится выход из создавшейся вокруг ПТБЗ ситуации? Во-первых, нужно как можно быстрее четко зафиксировать границы в земельно-кадастровых документах – узаконить статус охранной зоны.

Затем, необходим компромисс и взаимопонимание с собственником и арендаторами земель охранной зоны. Во многих странах это обычная практика, что какая-то часть территории биосферного резервата находится в частной собственности (да и у нас это уже не редкость). И собственники отнюдь не терпят убытки от такого положения. Наоборот! Быть в составе резервата – почетно и экономически не убыточно. На территории буферных зон и зон сотрудничества, совместно с заповедником, можно успешно развивать экотуризм. При всем многообразии современных функций заповедника, в последние годы развитие просветительской и туристической деятельности особо стимулируется. В этой связи нужно разъяснять местным жителям их права, обязанности и потенциальные преимущества нахождения в пределах биосферного резервата.

В малых заповедниках туристические мероприятия в зоне заповедного ядра, конечно, противоречат задаче сохранения природы и потому недопустимы. Но в буферной зоне экотуризм допустим и может приносить реальную прибыль населению. Сохраняя строгий режим в зоне заповедного ядра, администрация БР должна содействовать экотуризму в буферной зоне.

Учитывая, что в ПТБЗ фрагмент степи находится в пределах чуждой ботанико-географической зоны (в подзоне хвойно-широколиственных лесов лесной зоны), может быть необходим особый режим поддержания этих редких сообществ, особенно в условиях неполного экотопа. Следует не только максимально оберегать все места обитания степных видов, но и создавать им режим наибольшего благоприятствования. Можно, например, применять такие регулирующие мероприятия, как сенокос или ограниченный выпас, особенно в буферной зоне. Сенокошение – традиционный вид хозяйственного использования окской поймы, когда-то она обеспечивала сеном всю Московскую губернию. А для осуществления выпаса целесообразно сначала обратиться к специалистам, которые могут сделать научное обоснование того, каких копытных, в каком количестве и в каких местах охранной зоны допустимо выпасать. Так или иначе, эти формы деятельности могут быть взаимно полезны населению и резервату.

При всей сложности организационных моментов, в мире можно найти примеры биосферных резерватов, успешно развивающихся в направлении, заданном Севильскими документами и Мадридским планом действий. Один из интересных – биосферный резерват Доньяна (Аналитический обзор…, 2015). Национальный парк Доньяна – одна из наиболее важных охраняемых природных территорий в Испании. Резерват расположен на побережье Кадисского залива и сохраняет сложную мозаику прибрежных экосистем, включая сосновые леса, открытые дюны и пляжи, береговые обрывы, озера и лагуны; особенно важен для охраны птиц. С 1994 г. включен в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Важность БР Доньяна определяется разно­образием его экосистем и их высоким видовым богатством. Так, фауна позвоночных насчитывает здесь более 300 видов. Резерват расположен на миграционном пути между Европой и Африкой и, по оценкам, через него ежегодно пролетают около 6 миллионов перелетных птиц.

В 2010 г. руководящий орган резервата принял План устойчивого развития территории (SDPD), направленный на совмещение социально-экономического развития с поддержкой экологически ориентированной деятельности. Главный принцип устойчивого развития здесь – поощрять сделанное в Доньяне. Реализация плана устойчивого развития состоит (а) в увеличении площади ООПТ за счет буферной зоны практически вдвое и (б) в развитии наиболее важных с экологической точки зрения видов деятельности человека (пастбищное животноводство, вылов моллюсков и агроэкологический туризм). При этом администрация резервата не подменяет бизнес, а лишь выполняет роль регулятора. Например, организацией экскурсий здесь занимаются несколько агентств, что создает здоровую конкуренцию.

Думается, ПТБЗ вполне мог бы построить подобное успешное сотрудничество биосферного резервата с населением и бизнесом зоны сотрудничества. Ведь смогли же договориться с соседями в советское время! В современных условиях можно развивать совместную туристическую деятельность, выпускать сувениры. Близость к столице, соседство с городом Пущино и высокая транспортная доступность из проблем заповедника превратились бы в его преимущества.

Кое-что для развития взаимодействия с близлежащими поселениями уже реально делается. Можно вспомнить решение Совета депутатов г. Пущино (2016 г.) по включению города в состав зоны сотрудничества биосферного резервата. Пущинский научный центр, расположенный на правом берегу Оки, прямо напротив заповедника, всегда сотрудничал с ПТБЗ. В свое время, именно сотрудники Научного центра во главе с чл.-корр. АН СССР В.А. Ковдой в рамках выполнения Программы МАБ в нашей стране добились присвоения Приокско-Террасному заповеднику статуса биосферного резервата. Усилиями проф. А.С. Керженцева в заповеднике организованы станция фонового мониторинга и несколько пикетов мониторинга вблизи Пущино. Здесь же, в Пущино, начинались первые программы по экологизации городского хозяйства («Экополис») и экологическому просвещению школьников (Пущинская экологическая тропа).

Нынешняя администрация ПТБЗ подготовила новую редакцию Положения об охранной зоне ПТБЗ. Положение разработано в соответствии с требованиями действующего законодательства. В нем подробно описаны границы охранной зоны, прописаны допустимые и недопустимые виды деятельности в охранной зоне заповедника. Общая площадь охранной зоны составляет 4,72 тыс. га, что фактически увеличивает реально охраняемую территорию вдвое. Для защиты степных экосистем поймы Оки важнейшее значение имеет запрет нарушения целостности почвенного покрова в охранной зоне[1].

В заключение. Есть два пути регулирования взаимодействий между БР и соседними урбанизированными и иными активно используемыми территориями. Можно все вопросы взаимодействия собственников земли и БР жестко регламентировать системой запретов и ограничений, узаконенных нормативно-правовыми актами – этот путь принят в большинстве постсоветских стран. Другой способ – поощрять соседствующие с резерватом территории к эффективному, взаимовыгодному сотрудничеству. Последнее является для ЮНЕСКО приоритетным подходом: не заставлять, а рекомендовать, и поощрять идеи сотрудничества. Гибкость и творческий подход отмечены как наиболее важные достоинства реализации концепции биосферного резервата в разнообразных условиях разных государств. Но в этом случае ключевое значение имеют активная поддержка и повседневное участие администрации региона. Увы, глядя на то, как уродуются берега Оки, утверждаешься во мнении, что прямые законодательные запреты – пока единственно возможный способ урегулирования спорных ситуаций в нашей стране.

Литература

Анализ примеров лучшей практики европейских биосферных резерватов. Доньяна в Испании // Аналитический обзор по управлению биосферными резерватами. 2015.

Брынских М.Н., Лущекина А.А., Неронов В.М. 2015. Биосферные резерваты России.

Буйволов Ю.А. 2017. Распашка лугов в охранной зоне Приокско-Террасного заповедника // СБ № 50. 34.

Зеленская Н.Н., Керженцев А.С. 2009. О механизме функционирования экосистем и рациональном землепользовании в связи с посадкой киотских лесов в степной зоне // СБ № 27. 35–38.

Контакт:

Надежда Николаевна Зеленская, в.н.с., к. геогр. н.
Институт фундаментальных проблем биологии РАН (ИФПБ ран)
РОССИЯ 142290 Московская обл., Серпуховской р-н, Пущино, ул. Институтская, 2
Тел.: (4967) 73 28 48
E-mail: zelen_1@rambler.ru


[1] К сожалению, на сегодня день положение дел с сохранением почв берегов Оки далеко не благополучно. Даже в непосредственной близости к заповеднику распаханы огороды, устроены теплицы, ямы для засолки огурцов (!). Вода для полива берется напрямую из Оки.


Некоторые степные виды растений, внесенные в Красную книгу РФ и в Красную книгу Московской области (2008), произрастающие в пойме р. Оки:

Рябчик русский, Fritillaria ruthenica – вид Красной книги РФ и Красной книги Московской области. На участке окской долины в районе ПТБЗ проходит северная граница ареала. В пойме Оки – один из крупнейших фрагментов популяции.

Ковыль перистый, Stipa pennata – вид Красной книги РФ и Красной книги Московской области. Популяция ПТБЗ представляет собой изолированный ареал, самую северную точку распространения. По наблюдениям П.А. Смирнова, еще в 1950-е гг. встречался в притеррасной пойме. В последнее десятилетие, отмеченное потеплением, в пойме зафиксированы новые куртины.

Тюльпан Биберштейна, Tulipa biebersteiniana – вид Красной книги Московской области. До 1939 г. естественная локальная популяция тюльпана произрастала «в изобилии» в низовьях речки Пониковка. Позже была почти утрачена, но после установления охранной зоны успешно восстанавливается.

Бурачок Гмелина, Alyssum gmelinii – вид Красной книги Московской области. Тяготеет к долине р. Оки. Чаще встречается от высокой поймы до остепненных боров.

Вероника седая, Veronica incana – вид Красной книги Московской области. Встречается в боровой полосе и на степных участках поймы.

Мытник Кауфмана, Pedicularis kaufmannii – вид Красной книги Московской области. Встречается на остепненных лугах, сенокосных полянах в боровой полосе.

Солонечник точечный, Galatella punctata – вид Красной книги Московской области. Когда-то был массовым видом, но в связи с распашкой пойменных лугов почти исчез.

Виды, заметно сокращающие ареал обитания и включенные в Приложение 1 к Красной книге Московской области (2008) как нуждающиеся в наблюдении:

Незабудка душистая, Myosotis suaveolens (M. popovii) – вид луговых степей, на междуречье рек Оки и Москвы проходит северная граница ареала. В заповеднике – еще обычное растение в сообществах степных растений. В пойме р. Оки по обоим ее берегам численность незабудки стремительно сокращается.

Шалфей луговой, Salvia pratensis – лугово-степной вид. Когда-то был обычным в пойме р. Оки, но после распашки лугов численность сократилась. В настоящее время в пойме популяция нестабильна.






Наверх
12 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России