Два юбилея «Меловой флоры» 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№51-52 осень-зима 2018-2019

Стратегия сохранения степейСтепи под охранойСтепи под угрозойКлючевые территорииЗащита уязвимых видовЗаконодательствоОрганизацииПроектыИменаСобытияОбъявления Новые книги

Степи под охраной

Два юбилея «Меловой флоры»

Сергей Лиманский (Украинский степной природный заповедник, Донецкая область)

Историю создания «Меловой флоры» как природоохранного объекта будет справедливым начать с первого известного упоминания об уникальности данной территории. Таковым было опубликованное в 1928 г., ровно 90 лет назад, сообщение Е.М. Лавренко о находке аспирантом В.И. Акоповым нового места произрастания сосны на мелах по р. Донец. Три–четыре участка небольших естественных насаждений сосны располагались на меловых обнажениях правого берега долины Донца возле с. Лаврентьевка, выше с. Кривая Лука. В насаждениях наблюдалось хорошее естественное возобновление сосны (Лавренко, 1928).

Практически сразу же выявленные участки были объявлены памятником при­роды республиканского значения «Меловой бор у с. Лаврентьевки», введен запрет выпасать скот и вырубать сосну (Шалит, 1932). За выполнением запретов следил объездчик. Старожилы рассказывали, что в реальности выпас продолжался как и раньше, но сосну рубить действительно не давали. Люди, в основном, спиливали на дрова только нижние толстые ветви и выбивали из мела оставшиеся пни. В 1939 г., с ликвидацией Украинского комитета охраны памятников природы, территория утратила статус охраняемой.

Но идея создания здесь природного заповедника для сбережения уникального комплекса кретофильной степной растительности с реликтовыми сосновыми борами подспудно сохранялась в течение последующих десятилетий (Морозюк, 1970). В середине 1980-х гг. директор Украинского степного природного заповедника (УСПЗ) А.П. Генов узнал о существовании этого участка меловых обнажений от Татьяны Ивановны Котенко. В 1986 г. он впервые приехал в эти места, осмотрел их и остался в убеждении, что заповедник необходим. А.П. Генов пригласил ведущих специалистов киевского Института ботаники В.В. Осычнюка и В.С. Ткаченко, они провели первое описание растительного покрова территории. В дальнейшем здесь провели большую работу многие сотрудники Института ботаники им. Н.Г. Холодного, Украинского степного природного заповедника и Донецкого областного Управления экологии. Накануне создания заповедника в 1987 г. вышла статья В.С. Ткаченко, А.П. Генова и Я.И. Мовчана, обосновывающая необходимость заповедания Криволуцкой кретофильной степи на Донбассе (Ткаченко и др., 1987).

Распоряжение Совета Министров УССР (№ 310-р) о создании заповедника «Меловая флора» издано 14 июля 1988 г. В 2018 г. заповедник, таким образом, отмечает две круглые даты: 30 лет со дня официального создания и 90 лет выявлению ценности природной территории.

Согласно последовавшему распоряжению Президиума Академии наук УССР (№ 2262 от 13.12.1988 г.) отделение «Меловая Флора» на площади 1134,0 га было образовано в составе подчиненного АН УССР Украинского государственного степного заповедника. Размещение усадьбы отделения было определено в с. Кривая Лука Краснолиманского района. Контроль за исполнением распоряжения возлагался на отдел общей биологии АН УССР. Штат сотрудников состоял вначале всего из четырех человек – заведующего, двух егерей-лесников и техника. Зарплата соответствовала установленной для этих должностей в лесном хозяйстве.

Прежде всего, заповеднику требовалось получить государственный акт на право пользования земельным участком. Территория «Меловой флоры» расположена в двух административных районах: 634 га в Славянском и 500 га в Краснолиманском. Соответственно, и получать государственные акты на землю необ­ходимо было в двух районных советах. При этом в каждом из них вскрылись специфические проблемы.

В Славянском районе выяснилось, что председатель местного колхоза «40 лет Октября», И.С. Кравченко дал согласие на отвод земель без обсуждения вопроса на общем собрании колхозников. Председатель Славянского райсовета В.В. Ткаченко тогда сказал, что колхоз как пас скот на территории отошедшей заповеднику, так и будет пасти. Все акты о нарушении заповедного режима, направленные на административную комиссию в Славянский райсовет, оставались без внимания. Местные власти не просто отказывали «Меловой флоре» в поддержке, приходилось даже защищать заповедник от них. Так, 11 сентября 1989 г. председатель Рай-Александровского сельсовета И.С. Ермак в присутствии заведующего и егерей-лесников лично приказывал трактористу снести бульдозером информационные аншлаги и перекрывающие проезд шлагбаумы и наблюдал за исполнением. Сотрудникам заповедника он объяснил, что просто выполняет приказ заместителя председателя Славянского райисполкома В.В. Кобыльника. Притом все согласительные документы для организации заповедника И.С. Ермак подписал даже без обсуждения со своими избирателями.

Жители окрестных сел постоянно нарушали природоохранный режим и при этом всегда ссылались на позицию районного и местного руководства, которые «как разрешили заповедник, так его и закроют». Многие конфликты могли печально закончиться для сотрудников заповедника. Например, 7 августа 1989 г. мы пытались не допустить прогон скота через заповедную территорию. Скотник направил стадо в 300 голов крупного рогатого скота (КРС) на меня и егеря в узком месте, где проход шириной всего 10 м ограничен крутыми склонами яра. Прогнав стадо, скотник громко удивился, что животные не растоптали людей, только повредили их велосипеды. После этого случая в с. Пискуновка состоялся товарищеский суд, на котором скотник признал свою вину и подобного больше не допускал.

Оказавшись в сложной ситуации, мы не падали духом, поднимали проблемы в районной и областной прессе, перед областным руководством и все-таки достигали улучшения ситуации в пользу «Меловой флоры».

Районная газета «Комунист» в сентябре 1989 г. опубликовала статью «Кто хозяин заповедника?», положившую начало диалогу с местной властью по возникшей конфликтной ситуации. Аргументы руководителей района были следующие: 800 голов КСР остались без пастбищ, а план по мясу и молоку хозяйству не уменьшили; для доступа закрыта территория, где люди привыкли отдыхать, собирать лекарственные травы, грибы и ягоды; через заповедник проходит единственный в дождливую погоду путь в с. Корсуновка (Лаврентьевка), так что запрет проезда отрезал от мира проживающие в этом селе 16 семей. Это были основные проблемы, которые беспокоили местную власть и население. Конечно, они сильно драматизировались. Фактически пастбищ в округе было достаточно. Дорога в дождь раскисала и на заповедной территории, просто она была короче. Достаточно было и мест для отдыха и сбора грибов. Главное – люди просто не понимали, почему это все должно «пропадать».

51-52_07

Позиция сотрудников «Меловой Флоры» сводилась к одному аргументу – необходимости сохранения остатков уникальных природных ландшафтов меловых обнажений, являющихся местом произрастания редких растений-кретофилов. Заповедник нужен, чтобы создать условия для начала и развития восстановительных процессов. Ответ на вопрос, стоит ли так категорично лишать людей всего привычного, для нас был однозначным. Промедление введения заповедного режима не способствовало решению проблем, а лишь означало растягивание болезненного периода становления заповедника, сводило суть заповедания к декларативным заявлениям и в результате заповедник не мог выполнить свое предназначение.

Большой проблемой в Славянском районе была проходящая через реликтовые боры ветхая линия электропередач. Она создавала высокую пожарную опасность для сосновых древостоев и представляла угрозу поражения электрическим током людей, в первую очередь сотрудников, проводящих инспектирование. По этому поводу заведующий отделением обратился в Краматорское предприятие электрических сетей, обслуживающее линию. Однако директор предприятия ввел в заблуждение руководство Института ботаники: в ответном письме назвал летние турбазы на берегу Северского Донца пионерским лагерем и под предлогом заботы о детях предложил заменить ЛЭП на новую. Институт согласовал строительство новой ЛЭП (ВЛ–6) по территории «Меловой флоры» вдоль существующих дорог (письмо от 24.07.1992 г. за №111-573/18). Директор УСПЗ направил распоряжение в отделение для исполнения.

Заведующий «Меловой флорой» отказался выполнять распоряжение и обратился к директору Института ботаники К.М. Сытнику, начальнику Управления заповедниками Минприроды Н.Ф. Стеценко и директору УСПЗ НАН Украины А.П. Генову с разъяснением. Суть заключалась в том, что ЛЭП на самом деле проходила значительно глубже по реликтовым борам, чем было показано на картосхеме. В случае реализации проекта пришлось бы прорубить для нее просеку шириной 20 метров. Вместо этого мы предложили провести ЛЭП вдоль р. Северский Донец за пределами границ «Меловой флоры» или подключить с. Корсуновка (Лаврентьевка) к существующей линии от с. Кривая Лука.

Прокладка ЛЭП вылилась в прямое противостояние. Сотрудники заповедника физически препятствовали работам на заповедной территории, становились перед тракторами, блокировали их движение. Электрики ругались, угрожали, размахивали перед нами монтировками, но вера в свою правоту придавала нам смелости и позволила выстоять.

В те годы представители власти довольно быстро и неформально реагировали на обращения. В заповедник была направлена комиссия для изучения ситуации и по ее выводам дальнейшая прокладка ЛЭП была вынесена на периметр «Меловой флоры». К сожалению, часть ЛЭП, которую электрики все же успели проложить по заповедной территории у с. Пискуновка, осталась на территории заповедника. К настоящему времени она заросла сосной и создает те же проблемы, что и ее предшественница в начале 1990-х гг.

Получение Государственного акта в Краснолиманском районе происходило совершенно иначе. Руководители района и сельских советов отнеслись к созданию заповедника более ответственно. Не согласовав две основные проблемы, они не спешили выдавать Государственный акт на право пользования земельным участком.

Первым препятствием было нежелание отдавать пастбища без гарантии дальнейшего их использования для выпаса личного скота жителей с. Кривая Лука. По этой проблеме ученые Академии наук Украины, специалисты Донецкого областного Управления экологии, директор УСПЗ и заведующий отделением «Меловая флора» вели длительные переговоры с местными жителями и руководителями районного и сельских советов, многократно выезжали на место. В результате было принято решение увязать выдачу Госакта с подписанием соглашения между УСПЗ и Криволуцким сельским советом, по которому местным жителям разрешался выпас домашнего скота и сенокошение на территории заповедника в границах существующих пастбищ. Только после этого сессией Криволуцкого сельсовета было принято решение от 31.05.1995 г. о выделении земель под «Меловую флору».

Считаю, что решение было взвешенное и правильное. Степная растительность сформировалась в значительной мере под влиянием выпаса, так что и на территории заповедника он даже желателен. Необходимо лишь регулировать пастбищную нагрузку.

Второе разногласие было по вопросу прокладки газопровода на г. Красный Лиман. Проект газопровода утвержден месяцем раньше, чем проект «Меловой флоры». Выдача госакта заповеднику означала бы прекращение землеройных работ на заповедной территории.

В областной газете «Социалистический Донбасс» в мае 1991 г. сотрудниками заповедника была опубликована статья под названием «Заповедник рождается в муках…». Кроме прочих, там поднимался и вопрос о запрете выдачи земельных участков под застройку в с. Корсуновка (Лаврентьевка), которое находится в центре «Меловой флоры». К сожалению, такое решение не было принято, и выдача земельных участков под застройку продолжается и по настоящее время.

Наконец, после шести лет кропотливой и напряженной работы государственный акт на Краснолиманскую часть заповедника «Меловая флора» был получен в 1995 г. Начался следующий, сложный и опасный для сотрудников этап развития заповедника – обеспечение соблюдения заповедного режима.

51-52_08Поскольку «Меловая флора» является отделением УСПЗ, ее финансирование происходит через центральный офис УСПЗ, находившийся до 2015 г. в «Хомутовской степи». Согласно упомянутому выше распоряжению Президиума АН УССР об образовании «Меловой флоры», для нужд отделения планировалось строительство или покупка административно-хозяйственного корпуса площадью до 100 м2, а также жилого дома на четыре квартиры или четырех отдельных домов. Отделение должно было получить грузовой автомобиль ГАЗ-53, трактор колесный, мопед «Рига», два мотоцикла, моторную лодку типа «Прогресс» с двигателем «Вихрь» и ежегодные лимиты на уголь 10 т, бензин – 5 т и дизтопливо – 5 т. Как часто бывает, реальность оказалась другой. Высшее руководство смогло выделить финансирование лишь на приобретение одной служебной квартиры – домика для заведующего отделением, переехавшего к месту службы с центральной усадьбы УСПЗ, «Хомутовской степи». В дальнейшем отделение получало, главным образом, обещания, а незначительные материальные поступления приходили по остаточному принципу. Из транспорта поступили мотороллер «Муравей», затем мотоцикл «Днепр–11» – в условиях пересеченного рельефа они не могли нормально работать и часто выходили из строя.

Молодой по возрасту, малочисленный по количеству, коллектив «Меловой флоры» должен был решать множество очень сложных проблем, надеясь только на себя. Все делалось на энтузиазме сотрудников. Вдохновляли уверенность в необходимости сохранения уникального уголка природы и мысль, что не каждому дается шанс с нуля начинать заповедное дело на конкретной территории, да еще в условиях такого общества, где декларируемое часто не соответствует, а то и полностью противоположно реальному положению. Чтобы понять всю сложность ситуации, нужно представить стартовые условия создания заповедника.

Территория заповедника отличается слож­ным пересеченным рельефом, состоит из двух отдельных участков, протянувшихся по правому берегу Северского Донца. В целом участки занимают полосу длиной 10 км и шириной от 0,5 до 3 км, имеют сильно ломаный периметр протяженностью в 25 км. Территория расположена между селами Закотное, Кривая Лука и Лаврентьевка  Краснолиманского района и Корсуновка и Пискуновка Славянского района. Границы заповедника подходят вплотную к частным усадьбам жителей этих сел. На момент организации вся территория, отведенная под заповедник, была буквально исполосована дорогами – их насчитывалось 29 общей протяженностью 30 км. Заповедник пересекают две линии электропередачи и трасса газопровода. Повсеместным был перевыпас: растительный покров выбивался до голого мела и когда прогоняли стада КРС, облако белой меловой пыли поднималось высоко вверх как дым от масштабного пожара.

До заповедания, да и после, местные жители нещадно выжигали степные участки и лесные поляны. От этого часто страдали сосновые боры. Как раз перед организацией заповедника сильно выгорел сосновый массив выше Лаврентьевки. Местные жители так и назвали то место – урочище Горелое. Поджоги массово совершались по два раза в год – ранней весной и под осень. В это время обычен сильный ветер, что очень затрудняет тушение. А учитывая отсутствие служебного транспорта, протяженность и пересеченность рельефа территории, отслеживать и тушить пожары здесь очень сложно. Таких сложных условий нет ни в одном другом отделении из входящих в состав Украинского степного заповедника.

Необходимо отметить, что А.П. Генов, руководивший УСПЗ до 2003 г., с пониманием относился к трудностям в отделении, в наиболее трудные сезоны (предновогодний и грибной) старался оказать помощь. С благодарностью вспоминаются его приезды вместе с инспекторами Донецкого областного управления экологии для проведения совместных рейдов. Это создавало атмосферу единства и коллегиальности с коллективами областного управления и центральной усадьбы заповедника. Для сотрудников «Меловой флоры» это имело даже большее значение, чем материальное обеспечение, которого сильно не хватало. К сожалению, с выходом А.П. Генова на пенсию такая поддержка прекратилась.

Установление и соблюдение заповедного режима способствовало усилению темпов восстановительной сукцессии, особенно процесса естественного возобновления сосны. Лесопокрытая площадь увеличивалась от 9 до 16 га в год, что вскоре привело к увеличению лесистости территории в три раза, по сравнению с первоначальными условиями – со 151 до 465 га (Лиманский, 2006; Ткаченко и др., 2002). Сформировались чистые загущенные высокополнотные с толстым слоем огнеопасной подстилки сухие боры, имеющие наивысший (1-й) класс естественной пожарной опасности. Со времени создания заповедника в нем произошло более 30 пожаров, прошедших в общем площадь более 200 га. Тушение пожаров в этих меловых борах требует привлечения больших сил и средств. Например, в тушении пожара 3–6 сентября 1996 г., занявшего площадь 30 га, принимали участие 10 пожарных автомобилей и 60 человек в течение 4 дней. На пожаре 25–30 июля 2007 г. было задействовано 20 пожарных автомобилей и 100 человек, собранных со всей Донецкой области, включая горноспасателей из Донецка. Тушение длилось 6 дней на площади 27 га, на территории заповедника был создан штаб под командованием высшего руководства МЧС области. К сожалению, ни директор УСПЗ, ни его представители на тот пожар не приезжали и не могли представить себе реальную картину происходящей трагедии.

После пожара 2007 г. Славянский районный совет и заведующий отделением совместно обратились в НАН Украины с просьбой о необходимости укомплектования отделения УСПЗ «Меловая флора» средствами пожаротушения и транспортом для поддержания состояния повышенной готовности сотрудников к быстрому реагированию на возникающие очаги и тушению сложных пожаров. С 2008 г. Президиум НАН Украины начал выделять ежегодно по 55 тыс. гривен на охрану реликтовых меловых боров. Однако дирекция УСПЗ вместо создания пункта сосредоточения противопожарного оборудования и инвентаря, укомплектования вездеходным лесопатрульным комплексом на базе автомобиля УАЗ-452 просто перечисляла эти деньги в службы МЧС для дежурства пожарного автомобиля. Стоимость 1 часа дежурства очень высока, так что выделяемых средств хватало максимум на 4–6 суток. Деньги использовались неэффективно, а заповедник оставался без необходимой пожарной защиты.

Главному территориальному управлению МЧС Украины в Донецкой области пришлось обратиться к первому заместителю главы Донецкой облгосадминистрации (письмо от 15.08.2012 г. № 12/15/1592) с просьбой приобрести для природного заповедника «Меловая флора» лесопатрульный комплекс и решить ряд организационных вопросов относительно обучения сотрудников заповедника управлению указанной техникой и организации места ее хранения. Многочисленные обращения к директору УСПЗ и освещение проблемы в публи­кациях просто игнорируются. Более того, с 2017 г. даже такое финансирование охраны прекратилось. Деньги, которые НАН Украины продолжает выделять на охрану реликтовых боров, на финансирование противопожарных мероприятий в «Меловой флоре» не поступают.

В 2014 г. «Меловая флора» сильно пострадала от боевых действий. На территории «Меловой флоры» в двух местах располагались боевые позиции незаконных вооруженных формирований и Вооруженных сил Украины. Актом обследования от 20 июля 2015 г. сотрудниками было зафиксировано: 0,3 га верхового и 34,9 га низового повреждения пожаром; 505 взрывных воронок средним диаметром 2,0 м; траншеи и окопы в количестве 81 единица общей площадью 0,31 га; 15 га замусоренной площади в местах боевых позиций; уничтожено взрывами снарядов и спилено для военных нужд 190 сосен диаметром от 4 до 36 см, а также другие повреждения. Средств на рекультивацию пострадавших площадей не выделялось, на обращение к директору письмом-заявкой (от 08.06.2015 г.) реакции не последовало.

Долгое время после окончания боевых действий сотрудники заповедника находили мины, снаряды, растяжки. В этих случаях обращались к военным саперам, которые извлекали и увозили взрывоопасные предметы. Так, 22 апреля 2017 г. в байрачном лесу нами был обнаружен неразорвавшийся снаряд «Града». Заведующий сразу обратился к деминерам, работавшим уже третий год вблизи заповедника от Швейцарского фонда противоминной деятельности (FSD). Их представителям был показан неразорвавшийся снаряд и боевые позиции. Однако деминеры изымать снаряд отказались, сославшись на высокую опасность, поэтому пришлось обратиться в МЧС. Военизированные саперы МЧС прибыли в заповедник в день обращения, 25 апреля, изъяли снаряд и увезли его с территории.

Каково же было наше удивление, когда от Швейцарского фонда противоминной деятельности на имя заведующего отделением «Меловая флора» пришло письмо за подписью операционного менеджера Э. Коннела, датированное 31 мая 2017 г. В письме говорилось, что они запланировали и получили от Министерства обороны Украины задание очистить часть дороги в заповеднике от «взрывоопасных остатков войны». Странным было, что вместо реального обследования боевых позиций, которые им показывал заведующий, FSD выбрал совершенно безопасную дорогу у Северского Донца и в течение 8 недель собирался «очищать ее от взрывоопасных остатков войны» на площади 700´6 м. Этот участок у с. Пискуновка – единственное в заповеднике место, которое не пострадало от обстрелов. По дороге уже третий год ездили местные жители и рыбаки, ходили сотрудники. Фактически предписывалось бессмысленное (и затратное) нарушение заповедного режима.

Заведующим было отправлено обращение на имя министра обороны Украины, директора департамента по вопросам гражданской защиты, мобилизационной и оборонной работы, директора департамента экологии и природных ресурсов в Донецкой области и исполняющего обязанности директора УСПЗ НАН Украины. Информация была распространена также в социальной сети Фейсбук. Первыми отреагировали не чиновники, а Экологическая группа «Печенеги» (Харьков), которая обратилась в главный офис Фонда с сообщением, что повреждение территории заповедника деминерами недопустимо. После этого начальник отдела операций FSD М. Уилсон предложил обговорить проблему. Представитель ЭкГ «Печенеги» Марина Кривохижая встретилась с программным менеджером Фонда в Украине Майком Барри 13 июня 2017 г. А уже 14 июня состоялась встреча сотрудников «Меловой флоры» с представителями Фонда и украинскими официальными лицами. В результате было принято решение, что обследование боевых позиций проведут саперы МЧС, а деминеры FSD будут работать за пределами резервата. Чтобы обследовать боевые позиции общей площадью 82 га, саперам МЧС понадобилось всего 4 дня.

Существенную помощь «Меловой флоре» в 2017 г. оказала также международная благотворительная организация «Экология–Право–Человек».

C началом боевых действий на Донбассе существенно изменился «относительный вес» отделения «Меловая флора» в составе УСПЗ. Значительные по площади отделения заповедника, «Хомутовская степь» и «Кальмиусское», остались на неподконтрольной Украине территории. От общей площади УСПЗ (3335,6 га) осталось всего 1725,6 га, и из этой оставшейся площади «Меловая Флора» составляет 65,7%. Однако штат ее в настоящее время (9 человек на 2017 г.) – всего 30% от общего штатного состава УСПЗ.

Согласно Закону о природно-заповедном фонде Украины в природных заповедниках туризм запрещен (ст. 16). Однако «Меловая флора» имеет перспективы развития эколого-воспитательной деятельности без нарушения требований закона. Благодаря расположению на склоне высокого правого берега Северского Донца на территорию заповедника открывается прекрасный обзор с периметра. Посетители могут не заходя на территорию любоваться пейзажами заповедника и далями левого берега.

Литература

Морозюк С.С. 1970. Крейдяні бори басейну р. Северского Дінця // Досягнення ботанічної науки на Україні 1967–1968 рр. К.:Наук.думка. 71–73.

Лавренко Є.М. 1928. Нова знахідка сосни на крейді понад р. Донцем // Охорона пам’яток природи на Україні. Харків. 36 (2). 114.

Ткаченко В.С., Генов А.П., Мовчан Я.І. 1987. Флороценотична характеристика Криволуцького кретофітного степу на Донбасі та необхідність його заповідання // Укр. бот. журн. 44 (4). 70–75.

Лиманський С.В. 2006. Природне поновлення сосни крейдяної у відділенні Українського степового природного заповідника «Крейдяна флора» у перші роки постпірогенного періоду // Вісті Біосферного заповідника «Асканія-Нова». 8. 70–75.

Ткаченко В.С., Генов А.П., Лиманський С.В. 2002. Основні зміни в рослинному покриві «Крейдової флори» за десять років заповідання // Укр. бот. журн. 59 (5). 562–568.

Шалит М. 1932. Заповідники та пам’ятки природи України. Харків. 75 с.

 

Контакт:

Сергей Викторович Лиманский, заведующий отделением
Отделение «Меловая флора» Украинского степного природного заповедника НАН Украины
УКРАИНА 84464 Донецкая обл., Красно­лиманский р-н, с. Озерное, ул. Мира, 3
Тел.: (06633) 5 42 96
E-mail: hranytelgor@gmail.com






Наверх
5 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России