Развивать нельзя сохранить. Где поставить запятую? 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№50 осень 2017

От редакцииИменаСтепи под охранойИстория сохранения степейСтепи под угрозойКлючевые территорииЗащита уязвимых видовЭкопросвещениеСобытияОбъявления Новые книги

Защита уязвимых видов

Развивать нельзя сохранить. Где поставить запятую?

Надежда Степанцова (Иркутский госуниверситет, Иркутск)

В последние годы стали привычными призывы развивать туризм на Байкале. Это воспринимается как важное направление развития региона, активно пропагандируется, в том числе с самых высоких трибун, ставится одной из основных задач байкальским ООПТ . Однако мало кто слышит голоса людей, обеспокоенных этим трендом. Тех, кто наблюдает многократно возросшие процессы деградации биоты и почвенного покрова Прибайкалья, кто видит изменение качества байкальских вод, вспышки развития чужеродных и даже вредоносных организмов в Байкале.

Летом 2016 г. автором статьи с помощью Марины Рихвановой и Сергея Казановского были изучены популяции наиболее уязвимых растений острова Ольхон – одного из популярнейших туристических объектов Прибайкалья. Около 40% площади острова занято степной растительностью. В настоящее время большинство степных участков испытывает значительный антропогенный пресс и пастбищную нагрузку. В то же время именно в степях и на специфических песчаных участках сосредоточено основное количество редких и уникальных растений Ольхона. Самыми уязвимыми являются виды, уникальность и специфичность природных условий мест произрастания которых сочетается с активным антропогенным воздействием. На Ольхоне этим критериям в наибольшей степени соответствуют два вида: астрагал ольхонский (Astragalus olchonensis) и черепоплодник почтишерстистый (Craniospermum subvillosum).

Работа проведена в рамках проекта «Ботанические острова Ольхона», поддержанного фондом Global Greengrants

Черепоплодник почтишерстистый является эндемиком Прибайкалья и Маньчжурии, реликтом палеогеновой ксерофитной флоры (Овчинникова, 1997; Пешкова, 2001). Это вид с очень узкой экологической амплитудой, в Сибири он произрастает только на песчаных пляжах Байкала. На песках, удаленных от воды, не встречается. Включен в Красные книги Иркутской области (2010) и Республики Бурятия (2013). В Иркутской области встречается только на о. Ольхон, где известно всего шесть местонахождений вида: залив Семисосенный, берег Тодакского залива, Ханхойская коса (1), Хужирский залив (2), Сарайский залив (3) и Нюргонская губа (картосхема 1). В литературе имеются сообщения о встречах данного вида на юге Байкала, у пос. Култук (Овчинникова, 1997), однако современными исследованиями они не подтверждаются. В Бурятии черепоплодник встречается чаще, на песчаных пляжах преимущественно восточного и северо-восточного побережий Байкала (Санданов и др., 2013). Нами черепоплодник изучался на трех участках о. Ольхон: на Ханхойской косе, в Хужирском и Сарайском заливах. Целью обследования было выявить современное состояние популяций, проследить динамику их численности в зависимости от рекреационного воздействия.

Местонахождения черепоплодника почтишерстистого на о. ОльхонНа Ханхойской косе и косе Хужирского залива исследования проводились в два срока: 2–5 июня и 25 августа 2016 г. Сарайский залив был обследован однократно 4 июня. Плотность черепоплодника на последнем участке чрезвычайно низкая и в нашу задачу входило выявление всех уцелевших тут экземпляров данного вида. Популяции Ханхойской косы и Хужирского залива сравнительно благополучны. На обоих этих участках имеются как наименее затронутые рекреационной деятельностью, так и максимально поврежденные локусы.

Ханхойская коса издавна используется туристами для летнего отдыха. Здесь ставят палатки, загорают на пляже, купаются в оз. Ханхой и Байкале. До недавнего времени на косу беспрепятственно заезжал автотранспорт, отчего на ее верхнем гребне образовалась накатанная автомобилями дорога. Прямо в центре косы, по меньшей мере в 2013–2014 гг., местными предпринимателями устанавливались баня и торговая палатка. В 2014 г. ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» закрыло доступ автотранспорту, для чего косу перегородили металлическим забором. Однако работники ООПТ не учли, что уровень вод Байкала подвержен значительному колебанию. Первоначально ограждение перегораживало косу полностью, заходя с одной стороны в воды Байкала, с другой – в Ханхойское озеро. Автомобили не могли преодолеть это препятствие. Однако в 2016 г. уровень воды сильно упал, так что обнажилась широкая полоса суши по обе стороны от ограждения, что позволило автомобилям заезжать на косу. Этим, к сожалению, воспользовались и туристы, и местные жители. Кроме того, на отгороженной части косы кем-то была устроена волейбольная площадка, в пределах которой играющими были вытоптаны все экземпляры черепоплодника. Таким образом, попытка защитить часть ханхойской популяции черепоплодника не привела к стопроцентному результату. Тем не менее в годы с высоким уровнем воды заграждение более или менее эффективно.

Ханхойская косаНа той части косы (до заграждения), куда беспрепятственно заезжает транспорт, все желающие ставят палатки и располагаются на отдых, куда перенесена баня, численность черепоплодника снижена удручающе.

Кроме черепоплодника на Ханхойской косе нами отмечены и другие редкие растения – эндемики верблюдка курчавокрылая (Corispermum ulopterum, включен в Красную книгу Иркутской области) и звездчатка Лаксмана (Stellaria laxmannii), которые также нуждаются в защите.

Учеты черепоплодника были проведены отдельно на отгороженной и на доступной части Ханхойской косы (картосхема 2). Учет экземпляров черепоплодника велся на трансектах в пределах серии последовательных площадок площадью по 1 м2. В более разреженных частях популяции (полигоны на картосхеме) осуществлялся сплошной пересчет всех экземпляров. Географические координаты трансектов и точек произрастания отдельных экземпляров черепоплодника фиксировались при помощи GPS-навигатора. Далее определялась средневзвешенная плотность всей популяции и по отдельности плотность на загороженной и доступной частях косы.

Таблица 1. Плотность черепоплодника почтишерстистого в популяции Ханхойской косы в июне и августе 2016 г. (среднее число особей на 1 м2).

Дата учета

Среднее по всей косе

Среднее по загороженной части

Среднее по доступной части

02.06.2016

0,07

0,12

0,02

25.08.2016

0,11

2,35

0,006

Численность черепоплодника на загороженной части косы в течение всего сезона была значительно выше, чем на доступной. В июне в самой густонаселенной части популяции на 1 м2 отмечалось до 10 взрослых особей, в то время как на доступной части косы больше 3 растений на 1 м2 не встречалось. В конце августа, после массового появления всходов, в самой густонаселенной части отмечалось до 6 взрослых и 10 молодых растений на 1 м2. В то же время на доступной части косы по окончании туристического сезона количество особей черепоплодника стало критическим. Здесь на площади 3168 м2 нами зафиксировано всего 4 зрелых генеративных особи и 14 всходов.

График 1Данные отдельно по группам молодых и взрослых экземпляров черепоплодника популяции Ханхойской косы представлены на гистограмме (график 1).

Нами зафиксировано сильное отрицательное воздействие рекреационной деятельности на популяцию черепоплодника Ханхойской косы. Сравнение численности черепоплодника до начала массового туристического сезона и после его окончания показывает, что на загороженной части косы плотность взрослых растений не изменилась (в пределах статистической значимости). Количество молодых растений даже значительно возросло вследствие массового появления всходов, так как лето было благоприятным по условиям увлажнения и температуры. На доступной же части косы количество как взрослых, так и молодых растений катастрофически упало.

График 2На графике (график 2) показан ход изменения численности черепоплодника по возрастным группам.

В начале июня на Ханхойской косе преобладали зрелые генеративные особи, хотя на доступной части косы количество растений всех возрастных групп было снижено. В конце августа произошло уменьшение численности наиболее продуктивных особей, но на загороженной части косы резко увеличилось число всходов и молодых растений. Эта вспышка численности дает хорошую надежду на укрепление позиций черепоплодника в пределах загороженной части косы при отсутствии антропогенного пресса. Катастрофическое же снижение численности исследуемого вида на доступной части косы – красноречивое свидетельство деструктивного влияния рекреации, оно говорит о чрезмерной антропогенной нагрузке на этом участке.

Для сохранения популяции черепоплодника Ханхойской косы необходимо удлинить заграждение поперек косы в обе стороны так, чтобы оно перекрывало доступ автотранспорту в годы с любым уровнем вод Байкала и Ханхойского озера. Также нужны информационные щиты, рассказывающие об охраняемом здесь растении и о назначении ограждения. Естественно, необходим регулярный контроль и беседы с отдыхающими и местными жителями, чтобы в дружелюбной форме прививать им мысль о необходимости сохранения редких растений и разъяснять, что в большой степени судьба растений зависит именно от их поведения. Контроль должен осуществляться работниками «Заповедного Прибайкалья», беседы же могут проводить нанятые компетентные специалисты или специально обученные волонтеры.

Побережье Хужирского заливаПобережье Хужирского залива имеет протяженность 3,5 км. На две трети своего протяжения (юго-западная и центральная часть) оно обрамлено песчаным береговым валом шириной от 20 до 60 м. На северо-востоке вал переходит в пляж у подножия озерной террасы Байкала. Как и Ханхойская коса, побережье Хужирского залива неоднородно по степени рекреационного воздействия. Больше всего людей и транспорта бывает на краевых участках залива, ближе расположенных к поселкам Хужир и Малый Хужир, где находятся многочисленные турбазы. Люди отдыхают на песчаном пляже, ставят палатки, заезжают на береговой вал и проезжают по нему на автомобилях и квадроциклах, пользуются передвижной баней. Рекреационная нагрузка здесь никак не регулируется. Средняя часть песчаной косы залива обычно имеет естественную защиту в виде прилегающего к косе лагунного озера, которое препятствует проезду автотранспорта. Но в 2016 г. это озеро пересохло, что создало дополнительную угрозу, открыв автотранспорту доступ на пляж. Черепоплодник встречается на всем протяжении берегового вала Хужирского залива, на террасу не заходит (картосхема 3), на окраинных участках его популяция заметно изреживается.

Нами проведен двукратный учет черепоплодника на 6 продольных и 28 поперечных трансектах по береговому валу Хужирского залива. Географические координаты трансектов фиксировались с помощью GPS-навигатора.

График 3Численность черепоплодника в центральной, малонарушенной части побережья Хужирского залива гораздо выше, чем в краевой, активно посещаемой. К концу летнего сезона численность на посещаемой территории еще снизилась. В наиболее густонаселенной части популяции на 1 м2 насчитывалось до 4 взрослых особей и до 37 проростков. Различие в динамике численности молодых и взрослых растений иллюстрирует гистограмма (график 3).

К концу августа на малонарушенной части побережья резко выросла численность молодых растений за счет появления проростков из семян. На активно посещаемом людьми участке количество молодых растений не изменилось, но число генеративных особей снизилось. Проростки на данном участке были крайне малочислены. Мы насчитали 31 поврежденное или погибшее растение, причем половина из них отмечена в наиболее густонаселенной части популяции. Причины гибели растений – езда на автотранспорте по береговому валу, вытаптывание вблизи стоянок, разжигание костров. Несколько экземпляров обкусаны скотом.

Таблица 2. Плотность черепоплодника почтишерстистого в популяции Хужирского залива в июне и августе 2016 г. (среднее число особей на 1 м2)

Дата учета

Среднее по всему побережью залива

Среднее по малонарушенной части побережья

Среднее по интенсивно посещаемой части побережья

05.06.2016

0,70±0,15

3,25±0,4

0,26±0,1

25.08.2016

1,03±0,17

4,74±0,58

0,23±0,09

Кроме черепоплодника на береговом валу Хужирского залива нами отмечены и другие эндемики: мак песчаный (Papaver ammophilum), кострец Короткого (Bromopsis korotkiji) и верблюдка курчавокрылая, которые также страдают от рекреации. Кострец и верблюдка занесены в Красную книгу Иркутской области.

Для прекращения уничтожения хужирской популяции черепоплодника необходимы те же меры, что и на Ханхойской косе: исключить доступ автотранспорта, для чего перегородить косу с обоих концов или огородить полностью; установить информационные аншлаги; проводить регулярные обходы с целью контроля и проведения разъяснительных бесед с отдыхающими.

Побережье Сарайского залива – наиболее преобразованное человеком место произрастания черепоплодника почтишерстистого. Находясь в непосредственной близости от пос. Хужир и одного из главных туристических объектов – мыса Бурхан, залив интенсивно используется для отдыха на протяжении нескольких десятилетий. В летний сезон здесь проходят и останавливаются на отдых тысячи туристов. До недавнего времени берег залива оставался открытым и для автотранспорта, лишь летом 2016 г. побережье и прилегающий лес силами волонтеров были огорожены и доступ автолюбителям закрыт.

Сарайский заливИнтенсивная рекреационная нагрузка плачевно сказалась на популяции черепоплодника. В результате специального поиска летом 2016 г. на площади 6,4 га, пригодной для обитания данного вида, нами обнаружено всего 10 особей: 3 молодых вегетативных, 5 взрослых и 2 старых (картосхема 4). Если не предпринять активных восстановительных и охранных мер, популяция, возможно, будет утеряна.

В декабре 2016 г. руководству ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» автором был предложен подробный проект по восстановлению численности сарайской популяции черепоплодника. Он включает огораживание уцелевших экземпляров с целью создания вокруг них зон покоя, обустройство строго огороженного участка для воспроизводства сеянцев черепоплодника и дальнейшего подселения их в зоны покоя, а также меры по локализации отдыхающих в заливе людей и снижению антропогенной нагрузки в местах непосредственного произрастания вида. В числе этих мер – прокладка дощатых настилов по песку в стороне от зон покоя, чтобы люди могли проходить на пляж, минуя местонахождения редкого растения. Настил из досок, как более удобный для передвижения, чем песок, естественным образом будет концентрировать отдыхающих, тем самым «разгружая» песчаную часть Сарайского залива. Кроме того, такой настил позволит людям с ограниченными возможностями, в том числе инвалидам-колясочникам, побывать на недоступном сейчас для них пляже. И конечно, здесь как нигде необходимы регулярный контроль и информирование отдыхающих.

Фото 1Однако существует еще одна проблема. После того как Сарайский залив был огорожен и доступ транспорта туда прекращен, автолюбители стали больше посещать соседний Хужирский залив. Возросла нагрузка на популяцию черепоплодника побережья Хужирского залива. Это может привести к повторению здесь сарайского сценария – резкому сокращению численности черепоплодника в течение нескольких ближайших лет. Поэтому меры для снижения антропогенной нагрузки на популяцию черепоплодника Хужирской косы нужно принимать немедленно.

Астрагал ольхонский – узколокальный стенотопный эндемик о. Ольхон, включенный в Красные книги РФ (2008) и Иркутской области (2010). Он растет исключительно по дюнным пескам и встречается в пределах узкой полосы на западном побережье Ольхона в окрестностях сел Харалдай и Хужир и в урочище Песчанка. В Песчанке находится основной локус популяции.

Большая часть местообитания астрагала ольхонского в урочище Песчанка подвергается антропогенной нагрузке, даже несмотря на установление тут заповедного режима. На песчаных дюнах до недавнего времени ставили палатки, ездили на квадроциклах. Однако наибольшую угрозу представляют случаи отвода земельных участков под частную застройку и возведения строений.

Урочище ПесчанкаПопуляция астрагала ольхонского урочища Песчанка обследована нами 31 июля 2016 г. Проведен пересчет растений на трех трансектах в пределах территорий с различной интенсивностью антропогенного воздействия. Трансект 1 заложен на наименее нарушенной территории, трансекты 2 и 3 – на участках со значительным антропогенным прессом: близ дороги и мест традиционных остановок и рекреации (картосхема 5).

Общая плотность популяции астрагала ольхонского максимальна в ненарушенной части (трансект 1), где насчитывается в среднем 0,85±0,13 особей на 1 м2. Близ дороги, в местах проезда на квадроциклах и рекреационного использования численность астрагала ольхонского снижена до 0,1±0,04 и 0,23±0,05 особей на 1 м2 (трансекты 2 и 3 соответственно).

График 4Представление о возрастном составе отдельных локусов популяции дает график 4.

В ненарушенной части популяции численно преобладают генеративные растения, преимущественно молодые, что говорит о нормальном ходе популяционных процессов. Общая численность всех возрастных групп на нарушенных участках снижена. Кроме того, в пределах трансекта 3 произошла и перестройка возрастной структуры популяции. Преобладание здесь вегетативных и стареющих растений указывает на нарушение процессов самоподдержания популяции, на ее ослабление. Ранее деградацию популяции астрагала ольхонского урочища Песчанка в связи с антропогенным воздействием констатировали Е.В. Жмудь с соавторами (2011).

Фото 2Основной мерой сохранения уникального, узкоэндемичного астрагала ольхонского должно стать максимальное сбережение его местообитаний. В частности, необходимо реальное соблюдение заповедного режима в урочище Песчанка на Ольхоне. В этом уникальном урочище нельзя допускать какое-либо строительство и иное использование песчаных дюн, в том числе и рекреационное. В настоящее время урочище пересекает грунтовая дорога, ведущая в северную часть острова. Необходимо ограничить движение автотранспорта по ней, а лучше провести дорогу в объезд. Необходимо также прекратить дальнейшее выделение участков под частную застройку.

Фото 3Представленный фактический материал демонстрирует деструктивное влияние рекреационной деятельности на популяции редких видов растений, неспособных возобновляться вне мест своего произрастания. Такое влияние ярко прослеживается даже за один вегетационный сезон. Возвращаясь к заголовку статьи, где же поставить запятую? Развивать ли и дальше туристическую деятельность в ущерб уникальной байкальской природе? Или все же приостановить этот процесс и подумать, как минимизировать отрицательный эффект от развития туризма на Байкале? Степные и прибрежные биотопы являются самыми уязвимыми экосистемами острова. Именно они испытывают максимальное воздействие от рекреационной и хозяйственной деятельности человека. Потерять их – значит потерять веками формировавшуюся неповторимую экосистему, во многом определяющую очарование Ольхона.

Фото 4

Литература

Жмудь Е.В., Елисафенко Т.В., Верхозина А.В. и др. 2011. Состояние популяции эндемичного вида Astragalus olchonensis (Fabaceae) на острове Ольхон (Байкал) // Ботан. журн. 96 (2). 245–255.

Красная книга Иркутской области. 2010. Иркутск: ООО Изд-во «Время странствий». 480 с.

Красная книга Республики Бурятия. 2013. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН. 688 с.

Красная книга Российской Федерации. Растения и грибы. 2008. М.: КМК. 855 с.

Овчинникова С.В. 1997. Род Craniospermum Lehm. – Черепоплодник // Флора Сибири. Т. 11. Новосибирск: Нау­ка. Сиб. отд-ние. 154–155.

Пешкова Г.А. 2001. Флорогенетический анализ степной флоры гор Южной Сибири. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние. 192 с.

Санданов Д.В., Кривенко Д.А., Будаева С.Б. 2013. Черепоплодник почтишерстистый // Красная книга Республики Бурятия. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН. 486–487.

Контакт:

Надежда Васильевна Степанцова

Иркутский государственный университет

РОССИЯ 664003 Иркутск, ул. Сухэ-Батора, 5

Факс: (3952) 24 18 70

E-mail: nadia@irk.ru






Наверх
24 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России