Ключевые ботанические территории степей Бурятии: критерии выделения и анализ разнообразия 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№50 осень 2017

От редакцииИменаСтепи под охранойИстория сохранения степейСтепи под угрозойКлючевые территорииЗащита уязвимых видовЭкопросвещениеСобытияОбъявления Новые книги

Ключевые территории

Ключевые ботанические территории степей Бурятии: критерии выделения и анализ разнообразия

С.А. Холбоева, Б.Б. Намзалов, Т.Г. Басхаева (Бурятский госуниверситет, Улан-Удэ)

Согласно существующему определению, ключевые ботанические территории (КБТ; Important Plant Areas, IPA) – это природные или полуприродные участки, характеризующиеся высоким ботаническим разнообразием и/или поддерживающие уникальные сообщества редких, находящихся под угрозой и/или эндемичных видов растений, либо растительные сообщества большой ботанической ценности (Андерсон, 2003). Иными словами, это участки, наиболее важные для сохранения всей полноты разнообразия растительного мира. Их выявление и сохранение способствует выполнению Цели 5 Глобальной стратегии сохранения растений, разработанной в рамках Конвенции о биологическом разнообразии (Ключевые ботанические территории…, 2009). Сами по себе КБТ не имеют юридического статуса, но сведения о них могут быть важны для оценки эффективности сети существующих ООПТ и для расширения этой сети.

Выделение КБТ основано на определенных критериях, позволяющих однообразно оценивать важность территории для сохранения растений и растительности. Впервые эти критерии были применены для выделения КБТ в Европе и позволили выбрать участки, на которых могут быть сохранены виды растений и сообщества, официально признанные находящимися под угрозой в глобальном масштабе, в масштабе Европы или в пределах отдельных европейских стран. К настоящему времени КБТ выделены в странах Средиземноморья, Южной Африки, Юго-Восточной Азии, в Новой Зеландии и многих других регионах мира (Plantlife, 2010). В России КБТ выделены в отдельных регионах: Алтае-Саянском экорегионе (включая Кемеровскую область, республики Алтай, Хакасия и Тува, частично Алтайский край (Буко и др., 2009; Ключевые ботанические…, 2009; Артемов, 2012), Мурманской области (Константинова и др., 2008) и некоторых других.

На территории Бурятии КБТ ранее не выделялись. Выделение КБТ степей может стать первым шагом выделения КБТ для Республики Бурятия и Байкальского региона, при этом выбор степной зоны не случаен. Степные экосистемы, как в Бурятии, так и во всей степной области Евразии, относятся к наиболее нарушенным территориям, где доля естественных участков в отдельных районах составляет не более 5–10% всей площади. В Бурятии степные участки входят в состав нескольких ООПТ, основной целью которых является охрана объектов животного мира.

При выделении КБТ используются три критерия. Первый характеризует присутствие на территории эндемичных и угрожаемых видов, второй – общее видовое богатство и третий – наличие местообитаний, сохранность которых находится под угрозой (Артемов, 2012). Для включения участка в перечень КБТ того или иного уровня необходимо, чтобы он удовлетворял хотя бы одному критерию или любому их сочетанию. На примере Алтае-Саянского региона критерии выбора участков были адаптированы для природных и правовых особенностей России, что позволило учесть специфику региона и подготовить методическую основу для выявления КБТ в других частях страны (Артемов и др., 2007).

Нами был составлен список степных видов растений Бурятии, квалифицирующих КБТ по рекомендуемым критериям (Холбоева, 2015).

КРИТЕРИЙ А

А(i). К данной категории относятся виды, находящиеся под глобальной угрозой исчезновения (Андерсон, 2003) и включенные в мировой Красный список МСОП со статусом критически угрожаемых, угрожаемых или уязвимых (CR, EN, VU) (IUCN, 2012).

A(ii). Для выделения КБТ в Европе сюда включались виды, признанные находящимися под угрозой в Европейском Союзе и внесенные в его Красные списки. Учитывая опыт выделения КБТ в пределах России (Ключевые ботанические…, 2009; Артемов, 2012), в эту же категорию мы включаем степные виды, занесенные в Красную книгу Российской Федерации (2008).

A(iii). Согласно положению по выделению европейских КБТ (Андерсон, 2003), к данной категории относятся национальные эндемики, находящиеся под угрозой. На территории России им соответствуют эндемичные виды субъектов федерации и виды, включенные в Красные книги этих субъектов в качестве исчезнувших, находящихся под угрозой или уязвимых, т. е. со статусами 0 (Ex), 1 (R) или 2 (V) (Ключевые ботанические…, 2009).

A(iv). В Европе к данной категории отнесены национальные субэндемики, находящиеся под угрозой (Андерсон, 2003). Нами в эту группу включены виды, внесенные в Красную книгу Республики Бурятия в качестве угрожаемых (со статусами 0, 1, 2), распространенные в пределах Байкальской Сибири и Северной Монголии, но не вошедшие в предыдущие категории.

КРИТЕРИЙ В. Для Алтае-Саянского экорегиона критерию B (общее видовое богатство и/или богатство видами, имеющими какое-либо особое природоохранное значение) соответствовали виды, внесенные в региональные Красные книги в качестве редких, т. е. со статусом 3 (R), а также эндемики Алтае-Саянской флористической провинции, не включенные в Красные книги (Ключевые ботанические…, 2009).

К данной категории для Бурятии нами отнесены виды, не вошедшие в списки по критерию А, которые являются эндемиками и субэндемиками Бурятии (распространенные в пределах Байкальской Сибири и Северной Монголии) и/или занесены в Красную книгу РБ со статусом 3 и 4.

Ареалы видов уточнялись по опубликованным сводкам (Флора Центральной…, 1979; Флора Сибири, 1987–1998; Губанов, 1996).

КРИТЕРИЙ С. Критерий С введен для учета местообитаний, находящихся под угрозой исчезновения. Нами использована европейская система EUNIS, модифицированная для условий Алтае-Саянского региона (Ключевые ботанические…, 2009) и дополненная некоторыми типами местообитаний. Так, в разделе F – пустоши, кустарники и тундры, подраздел FC – мезофильные азиатские кустарники добавлен тип FC.2 – Мезофильные кустарники Дауро-Манчжурского региона (Armeniaca sibirica, Rhamnus erytroxylon, Ribes pulchellum). В подраздел FD – ксерофильные азиатские кустарники добавлен тип FD.2 – Ксерофильные кустарники Дауро-Манчжурского региона (Spiraea aquilegifolia, Ribes diacantha). Характерные для Забайкалья травяные сообщества с участием Ulmus pumila (редкостойные ильмовники) отнесены к разделу Е7.4 – Материковые травяные сообщества с редкими деревьями.

Для анализа распространения критериальных видов первоначально была применена схема геоботанического районирования Байкальской Сибири, предложенная Г.А. Пешковой (1972). В дальнейшем для получения более подробной картины распространения видов использовано административное районирование Республики Бурятия. Всего в Бурятии 21 административный район. Для каждого из них были составлены перечни местообитаний критериальных степных видов, уточнены их местонахождения, изучены литературные источники и гербарные материалы. Участки степных КБТ выбраны на основании статистического и географического анализов видов степных растений, отнесенных к разным категориям критериев. В итоге были выделены участки с наиболее высокой концентрацией критериальных видов (одновременное присутствие более шести). На этих участках выполнены геоботанические описания по стандартным методикам. Всего сделано 139 описаний, они внесены в базу данных (IBIS). Для всех выделенных КБТ, за одним исключением, на основе геоботанических описаний были составлены флористические списки .

Участков, предлагаемых в качестве степных КБТ, в Бурятии на данный момент пять (см. картосхему): «Тамир» и «Гора Черная» в Кяхтинском районе, «Загустайский вал» в Селенгинском, «Тулунжа» в Иволгинском и «Монды» в Тункинском районе. После детальных исследований впоследствии могут быть предложены еще две КБТ: в Джидинском (Дырестуй) и Баргузинском и/или в Курумканском районах Бурятии. В Баргузинской долине местообитания критериальных видов располагаются на значительном удалении друг от друга, и выделить места их высокой концентрации на данный момент не удалось.

sb50_08

Списки критериальных видов для Бурятии

Критерий А(i). В настоящее время в степной флоре Республики Бурятия не отмечены виды из указанного списка.

Критерий A(ii). Охраняемых в Европе видов в нашей степной флоре представлено три: Pulsatilla patens, Artemisia laciniata, Dendranthema zawadskii. Все они широко распространены и обычны в Бурятии, не занесены в Красные книги РБ (2013) и РФ (2008) . Соответственно, они не могут рассматриваться в качестве критериальных видов. Видов, внесенных в Красную книгу РФ, у нас насчитывается 10, при этом не учтен Rheum compactum L. (категория 2 ) как широко распространенный вид.

Fabaceae

1. Vicia tsydenii Malysch. – Узколокальный эндемик Бурятии и Северной Монголии. КК РФ (1), КК РБ (1).

2. Oxytropis dubia Turcz. – КК РФ (4), КК РБ (4).

3. Oxytropis glandulosa Turcz. – Эндемик Бурятии. КК РФ (3), КК РБ (3).

4. Oxytropis nitens Turcz. – Гемиэндемик Бурятии. КК РФ (3), КК РБ (3).

5. Oxytropis triphylla (Pall.) Pers. – Эндемик Байкальской Сибири. КК РФ (3), КК РБ (3).

Peganaceae

6. Peganum nigellastrum Bunge. – КК РФ (2), КК РБ (3).

Poaceae

7. Stipa pennata L. – КК РФ (3), КК РБ (2).

Rosaceae

8. Amygdalus pedunculata Pall. – КК РФ (3), КК РБ (2).

9. Cotoneaster lucidus Schltr. – КК РФ (3), КК РБ (3).

Verbenaceae

10. Caryopteris mongolica Bunge – КК РФ (3), КК РБ (1).

Критерий A(iii). Сюда отнесен один вид из сем. Fabaceae – Эндемик байкальских побережий. Oxytropis peschkoviae M. Popov. КК РБ (1).

Критерий A(iv). Виды, соответствующие данному критерию, нами в степных сообществах не выделены.

КРИТЕРИЙ В. Список насчитывает 56 видов, включая недавно обнаруженный реликтовый для флоры Бурятии вид из предгорий хр. Малый Хамар-Дабан Stipa desertorum (Намзалов, Намзалов, 2015). Распространение видов на территории Бурятии указано по административным районам, что позволяет давать более точную характеристику.

Принятые в списке обозначения: Бу – Республика Бурятия, Тува – Республика Тыва, Ир – Иркутская область, Заб – Забайкальский край, Ха – Хакассия, Як – Якутия, Монг – Монголия, Кит – Китай. Районы Бурятии: Барг – Баргузинский, Бич – Бичурский, Дж – Джидинский, Ер – Еравнинский, Заигр – Заиграевский, Зак – Закаменский, Ив – Иволгинский, Каб – Кабанский, Кур – Курумканский, Кяхт – Кяхтинский, Мух – Мухоршибирский, Ок – Окинский, Прибайк – Прибайкальский, Тарб – Тарбагатайский, Тун – Тункинский, Хор – Хоринский, Северобайк – г. Северобайкальск, Сел – Селенгинский.

Poaceae

Enneapogon borealis (Griseb.) Honda – КК РБ (3). Бу (Дж, Кяхт, Сел), Юж. Сибирь, Кит, Монг, Сред. Азия.

Hierochloe glabra subsp. chakassica Peschkova – Гемиэндемик. Бу (Тун), Тува, Ха.

Koeleria cristata subsp. hirsutiflora (Do­min) Vlassova – Гемиэндемик. Бу (Тун), Ир.

Leymus tuvinicus Peschkova – Геми­эндемик. Бу (Ок), Ту, Ха.

Melica altissima L. – КК РБ (3). Бу (Прибайк.), Евразия.

Melica virgata Turcz. ex Trin. – КК РБ (2). Бу (Сел, Дж, Тарб, Бич, Зак), Заб, Монг, Кит.

Poa krylovii Reverd. – Гемиэндемик. Бу (Ок, Тун), Ха, Тува, Ир.

Poa transabiacalica Roshev. – Геми­эн­демик. Бу (Тун, Ок, Дж, Кур, Тарб), Ир, Заб.

Stipa klementsii Roshev. – КК РБ (3). Бу (Дж), Тува, Заб, Монг.

Stipa desertorum (Roshev.) Ikonn. – Геми­эндемик. Бу (Дж), Тува, Ир (Приольхонье).

Liliaceae

Asparagus burjaticus Peschkova – Геми­эн­демик. Бу (Ив, Сел, Дж, Кяхт, Мух), Монг.

Alliaceae

Allium vodopjanovae Friesen – КК РБ (3). Бу (Кяхт, Бич, Ив, Тарб, Ер), Заб, Тува, Монг, Казахстан.

Chenopodiaceae

Krascheninnikovia ceratoides (L.) Gueldenst. – Евразиатский вид. КК РБ (3). Бу (Кур, Барг, Тарб, Сел, Ив, Кяхт, Мух).

Ranunculaceae

Aquilegia viridiflora Pall. – КК РБ (3). Бу (Ив, Тарб, Сел, Кяхт), Заб, Дальний Восток, Кит.

Delphinium triste Fischer – Гемиэндемик. Бу (Тун, Дж), Монг.

Brassicaceae

Draba baicalensis Tolm. – КК РБ (3). Бу (Барг), Тува, Ха.

Rosaceae

Armeniaca sibirica (L.) Lam. – КК РБ (3). Бу (Хор, Сел, Кяхт, Бич, Дж), Заб, Монг, Кит.

Chamaerhodos grandiflora (Pall. ex Schultes) Bunge – Гемиэндемик. Бу (все степные районы), Ир, Як.

Cotoneaster neo-popovii Czer. – КК РБ (3). Бу (Ту, Каб, Заигр, Хор, Барг, Северобайк), Ир, Заб.

Potentila sergievskajae Peschkova – Геми­эндемик. Красная книга РБ (3). Бу (Дж), Заб, Сев. Монг.

Potentilla olchonensis Peschkova – Геми­эндемик. Бу (Ту, Дж, Барг), Ир.

Fabaceae

Astragalus galactites Pall. – КК РБ (4). Бу (Кяхт, Дж, Сел, Ив) Заб, Кит, Монг.

Astragalus bifidus Turcz. – Гемиэндемик. Бу (Ок), Ир, Монг.

Astragalus chorinensis Bunge – КК РБ (3). Бу (Ок). Ир, Сев. Монг.

Caragana buriatica Peschkova – Геми­эндемик. Бу (Кяхт, Сел), Монг.

Oxytropis caespitosa (Pall.) Pers. – Геми­эндемик. Бу (Дж, Кяхт, Сел, Хор), Заб.

Oxytropis popoviana Peschkova – КК РБ (3). Гемиэндемик. Бу (Сел), Ир.

Oxytropis microphylla (Pall.) DC – Геми­эндемик. Бу (Барг), Ир.

Oxytropis myxotriche Bunge – Гемиэн­де­мик. Бу (Дж, Барг, Тун, Сел), Заб, Сев. Монг.

Oxytropis selengensis Bunge – Геми­эн­демик. БУ (Кяхт, Каб), Ир, Сев. Монг.

Oxytropis tompudae M. Popov – Гемиэн­демик. Бу (Каб, Ив), Ир, Заб.

Oxytropis turczaninovii Jurtz. – Гемиэн­де­мик. Бу (Ив, Сел, Мух, Дж, Кяхт, Хор, Барг), Ир, Заб, Сев. Монг.

Oxytropis varlakovii Serg. – Гемиэндемик. Бу (Кур), Ир, Заб.

Glycyrrhiza uralensis Fisch. – КК РБ (2). Бу (Заигр, Ив, Тарб, Сел, Бич, Кяхт), Ир, Заб, Сред. Азия, Кит.

Nitrariaceae

Nitraria sibirica Pall. – КК РБ (3). Бу (Барг, Сел, Ив), Юж. Сибирь, Кит, Монг, Сред. Азия.

Rhamnaceae

Rhamnus dahurica Pall. – КК РБ (3). Бу (Кяхт), Заб, Монг.

Boraginaceae

Stenosolenium saxatile (Pall.) Turcz. – КК РБ (3). Бу (Дж, Кяхт, Сел, Тарб, Ив), Монг, Сев. Кит.

Solanaceae

Physochlaina physaloides (L.) G. Don fil. – Центральноазиатский вид. КК РБ (3). Бу (Сел, Тарб).

Lamiaceae

Dracocephalum pinnatum L. – Гемиэн­демик. Бу (Барг, Хор, Ер), Ир, Заб.

Lagopsis eriostachya (Bentham) Ik.-Gal. ex Knorr. – Гемиэндемик. Бу (Кяхт), Монг.

Thymus eravinensis Serg. – Гемиэндемик. КК РБ (3). Бу (Ер), Ир, Заб.

Asteraceae

Artemisia santolinifolia Turcz. ex Bess. – КК РБ (3). Бу (Тарб, Сел, Хор), Cред. Азия, Монг, юг Сибири.

Artemisia messerschmidtiana Bess. – Ге­ми­эндемик. Бу (Сел, Кяхт) Ир, Заб, Монг.

Artemisia subviscosa Turcz. ex Bess. – Гемиэндемик. Бу (Барг), Заб, Як.

Scorzonera curvata (Popl.) Lipsch. – Гемиэн­демик. Бу (Кяхт, Сел), Заб, Монг.

Кроме вышеуказанных в качестве критерия нами учитываются 5 видов облигатных псаммофитов, которые в собственно степных сообществах не встречаются, но имеют степной генезис (Пешкова, 2001).

Bromopsis korotkiji (Drobov) Holub – Геми­эндемик. Бу (Ту, Кяхт, Барг, Каб), Заб, Ир.

Aconogonon bargusinensis (Peschkova) Sojak – Бу (Барг).

Artemisia ledebouriana Besser – Бу (Каб, Прибайк, Барг).

Astragalus sericeocanus Gontsch. – Эндемик Бу (Прибайк, Северобайк).

Craniospermum subvillosum Lehm. – Ге­ми­эндемик. Бу (Барг, Прибайк, Северобайк), Ир.

Также при выделении КБТ следует обратить внимание на местообитания гемиэндемичных видов, которые не отнесены к охраняемым, но их численность в Бурятии составляет менее 50% от общей численности либо большая часть их ареала находится вне Бурятии (в рес­публике отмечены единичные местообитания).

Astragalus lupulinus Pall. – Гемиэндемик. Бу (Сел, Ив, Хор), Ир, Монг.

Leymus jenisseiensis (Turcz.) Tzvelev – Гемиэндемик. Бу (Кяхт, Сел), Тува, Ха.

Papaver olchonense Peschkova – Геми­эндемик. Бу (Каб), Ир.

Papaver setosum (Tolm.) Peschkova – Ге­ми­эндемик. Бу, Ир, Заб.

Thesium saxatile Turcz. ex DC. – Геми­эндемик. Бу (Дж, Кяхт, Сел, Мух), Сев. Монг.

Thymus minussinensis Serg. – Геми­эн­демик. Бу (Кяхт), Тува, Xa.

Краткая характеристика КБТ

Для КБТ «Тамир» характерны стеллеровые и нителистниковые луговые степи. Абрикосники, представленные разными ассоциациями, занимают наибольшие площади в сравнении с другими районами Бурятии. Популяция Caryopteris mongolica здесь также более обширная и многочисленная. Заметно повышена доля дауро-манчжурских и восточноазиатских лесостепных видов. Указанные особенности характеризуют степную флору данной КБТ как близкую к Дауро-Манчжурской провинции Центральноазиатской подобласти (график 1).

Эколого-географическая структура степных ценофлор КБТ

В границах КБТ «Загустайский вал» преобладают петрофитные низкотравные степи на каменистых и щебнистых почвах эрозионных останцов (Митупов и др., 2005): хамеродосовые (Chamaerhodos altaicus, Arctogeron gramineum, Astragalus chorinensis, Thymus baicalensis) и лишайниково-плаунковые (Selaginella sanguinolenta). Подобные сообщества относятся к криоксерофитным степям (Рещиков, 1961; Намзалов, 2015), соответственно, в них преобладают горно-степные и собственно степные южносибирские и центральноазиатские виды, типичные для сухих степей Селенгинского среднегорья и Северной Монголии (Холбоева и др., 2015).

КБТ «Тулунжа» охватывает участки степей, расположенные на северной границе массового распространения центральноазиатских видов и в самой северной точке долины р. Селенга. Ботанико-географический анализ показал, что доля участия евразиатских лесостепных и южносибирских горностепных видов здесь наибольшая среди КБТ Бурятии.

Заметно отличается от описанных выше КБТ «Монды», расположенная в другом физико-географическом и климатическом районе. Данный участок относится к Восточному Саяну. Степи здесь расположены на высотах 1300–1600 м над ур. м., окружены высокогорными хребтами, покрытыми в значительной части таежными лесами. Особенности степной флоры участка проявляются, наряду с высокой долей горностепных южносибирских видов, заметным участием широкоареальных общемонтанных и светлохвойных, а также присутствием западномонгольско-алтайских элементов.

В целом, анализ эколого-географических спектров флористических комплексов показывает, что выделенные КБТ представляют разные ботанико-географические типы степной растительности Бурятии.

Экологический анализ степной растительности КБТ

Экологический анализ растительности проведен на основе непрямой ординации степных сообществ по осям увлажненности и богатства–засоления (график 2). Для каждого геоботанического описания вычислялось его положение на градиентах увлажненности и богатства–засоленности почв. Для подсчета статусов использовались известные видовые оптимумы (Королюк, 2006). Первичная сортировка описаний и их обработка с использованием экологических шкал проведены в программе IBIS 6.2 (Зверев, 2007).

Ординация сообществ степной растительности КБТ

Результаты ординации показывают, что в пределах выделенных КБТ представлены все встречающиеся в Бурятии подтипы степной растительности: сухие разнотравно-дерновиннозлаковые (ступени увлажнения от 44 до 48), богаторазнотравно-дерновиннозлаковые (48–52) и луговые (52–56). Большая часть сообществ: типчаковые, тонконоговые, мятликовые, крыловоковыльно-мятликовые – расположены в диапазоне 48–52 ступени по шка­ле увлажнения (Королюк и др., 2013).

На КБТ «Тамир» представлены все подтипы степей, но особенно хорошо выражены луговостепные сообщества (дауро-манчжурского склада, как указывалось выше). КБТ «Монды» демонстрирует более широкий диапазон увлажненности; здесь также выделяется группа луговостепных описаний, но, в отличие от предыдущей КБТ, по большей части они сложены южносибирскими и евразиатскими видами. На КБТ «Загустай» и «Тулунжа» большая часть описаний отнесена к разнотравно-дерновиннозлаковым степям, также многочислены сухостепные сообщества, что характерно для низкотравных кустарничковых степей на выпуклых каменистых участках.

Фитоценотическое разнообразие КБТ

Фитоценотическое разнообразие степной растительности оценивали на основе ее эколого-морфологической классификации (доминантный подход). В результате табличного анализа геоботанических описаний с использованием программы IBIS (Зверев, 2007) выделены группы сообществ, объединенных нами в формации.

КБТ «Тамир». Представлены даурские степи на западной границе их распространения. Здесь отмечены редкие для Бурятии стеллеровые богаторазнотравно-злаковые луговые степи с доминированием стеллеры (Stellera chamaejasme) и участием нителистника (Filifolium sibiricum) на более развитых почвах конусов выноса и седловин отрогов, кустарниковые степи с активным участием курильского чая (Dasyphora parvifolia) на опушках сосняков. Большие площади занимают абрикосники и миндальники – кустарниковые сообщества, представляющие собой реликты флороценотипа широколиственных лесов Восточной Азии с доминированием видов миоцен–плиоценового возраста. Сообщества абрикоса сибирского (Armeniaca sibirica) приурочены к склонам солнечных экспозиций отрогов Малханского хребта. На контакте с ними расположена одна из шести популяций миндаля черешкового (Amygdalus pedunculata), известного в России только из Бурятии. Здесь же произрастает орехокрыльник монгольский (Caryopteris mongholica) – палеогеновый реликт саванновых и пустынных ландшафтов, на территории России также обнаруженный только в Бурятии. В пределах КБТ имеется участок, где зарегистрированы все три вида. Часто встречаются водосборолистнотаволговые кустарниковые степи с активным участием таволги (Spiraea aquilegifolia), а также других кустарников – караганы карликовой (Caragana pygmaea) и смородины красивенькой (Ribes pulchellum). На крутых каменистых склонах отмечены гмелинополынные степи. На шлейфах склонов отрогов, днищах распадков встречаются дерновиннозлаковые сухие степи с доминированием злаков Poa botryoides, Koeleria cristata, Stipa krylovii и их петрофитные варианты с Lespedeza juncea, Thymus baicalensis, Achnatherum sibiricum. На участках, подвергающихся выпасу, описаны дигрессионные варианты формаций твердоватоосоковых и холоднополынных степей в комплексе с китайсковострецовыми степями.

На территории этой КБТ впервые для Бурятии нами обнаружен крыжовник игольчатый (Grossularia acicularis) (необходимы дальнейшие исследования).

КБТ «Загустайский вал». Наибольшую площадь занимают степные сообщества. Леса представлены сосняками, спускающимися с предгорий Хамар-Дабана. На склонах юго-западной экспозиции и на относительно плоской вершине Загустайского вала распространены петрофитные низкотравные степи на каменистых и щебнистых почвах: хамеродосовые (Chamaerhodos altaicus, Arctogeron gramineum, Astragalus chorinensis, Thymus baicalensis), лишайниково-плаунковые (Selaginella sanguinolenta), нителистниковые (Filifolium sibiricum). Неумеренный выпас скота привел к возникновению формаций твердоватоосочковых и холоднополынных степей и обеднению тонконоговых степей. Небольшие площади на исследованной территории занимают крупнозлаковые вострецовые (Leymus chinensis) и ковыльные (Stipa krylovii) степи, мелкодерновинные житняковые (Agropyron cristatum) и мятликовые настоящие степи по нижним частям склонов на каштановых и темно-каштановых почвах. В понижениях склонов и по опушкам леса незначительно представлены разнотравные луговые степи (с Pulsatilla patens, P. turczaninovii, Lilium pumilum и др.). На склонах в ложбинах стока пятнами встречаются ковыльно-кустарниковые и кустарниковые сообщества (Stipa krylovii и кустарники Caragana pygmaea, C. spinosa, Atraphaxis pungens, Spiraea aquilegifolia). Северо-восточный склон Загустайского вала граничит с бесстебельнолапчатковыми, холоднополынными залежами. Юго-восточный обрывистый склон вала с обнаженными лессово-суглинистыми грунтами занят бурятскокарагановыми и полынными сообществами (Artemisia santolinifolia, A. messerschmidtiana). На южных склонах Хамбинского хребта распространены остепненные сосновые леса, где обнаружено новое местонахождение Stipa pennata.

КБТ «Тулунжа». Степные участки располагаются на южном макросклоне и на скло­нах, обращенных к долине прорыва р. Се­ленга. Степная растительность представ­лена разнотравно-дерновиннозлаковыми и дерновиннозлаковыми (крыловоковыльными, житняковыми, мятликовыми) степями, кустарниковыми (с Caragana pygmaea и Spiraea aquilegifolia), чиевыми и ирисовыми (Iris big­lumis) засоленными степями, а также их дигрессионными вариантами. Теневые экспозиции склонов в пределах лесостепного пояса покрыты сосновыми лесами, выше характерны лиственничные леса разного состава. На гребнях отрогов развиты петрофитные низкотравные степи.

Степи этого участка – северный форпост массового распространения многих центральноазиатских видов и сообществ, проникающих на север по долине р. Селенга (селенгинский степной коридор), в том числе Allium birjaticum, Asparagus burjaticus, Rhamnus erytroxylon и др.

КБТ «Монды». Фитоценотическое разнообразие степей Мондинской впадины представлено сообществами формаций настоящих, криоксерофитных и луговых степей с широким распространением петрофитных и дигрессионных вариантов.

На крутых (до 30°) склонах сформированы петрофитные ленскотипчаковые и разнотравно-мелкодерновиннозлаковые и тимьяновые степи, образующие сочетания и комплексы с лиственничными лесами на уступах террас. Эти линейные комплексы лиственничников и степных сообществ составляют характерный ландшафт северного борта Мондинской впадины.

На бугристых моренных участках западнее с. Монды описаны сообщества крио­ксерофитных степей с Festuca lenensis, Stipa krylovii, Androsace dasyphylla, разнотравно-дерновиннозлаковых степей с Роа botryoides, Koeleria cristata.

На днище впадины, на надпойменных террасах распространены крыловоковыльные степи, похожие по составу эдификаторов на аналогичные степи Западного Забайкалья. Ковыльные степи подвергаются интенсивному выпасу, который в Мондах осуществляется практически круглогодично. В местах с сильно выбитой растительностью характерны формации Carex duriuscula, Artemisia frigida, на каменистых участках к ним присоединяются низкотравные криоксерофитные степи с Eremogone capillaris и Androsace incana.

В нешироких долинах ручьев (Холботы, Булагта), впадающих в р. Иркут, на мелкоземистых почвах развиты разнотравно-мелкодерновиннозлаковые степи с Koeleria cristata, видами Роа и Festuca. В составе степных сообществ Мондинской впадины выделяются оригинальностью разнотравные степи, распространенные небольшими участками на крупноглыбистых склонах и поверхностях террас. Внешне они напоминают растительность нагорных степей Алтая и Тувы. В первом ярусе представлены Astragalus propinquus, Vicia multicaulis, Lophanthus chinensis, Rheum compactum. Второй ярус слагают с небольшим обилием Agropyron cristatum, Stipa krylovii, Oxytropis mixotriche. В целом на территории, охваченной предлагаемыми КБТ, выделено 26 формаций степей, относящихся к кустарниковому, луговому, криоксерофитному, сазовому подтипам, а также подтипу настоящих степей.

Предлагаемыми КБТ охвачено 25 из 52 критериальных видов, что составляет 48% списка. Но в данном случае мы ограничились только степными видами. В дальнейшем учет видов, характерных для всех типов экосистем, позволит значительно расширить перечень и площадь выделенных территорий.

Исследования проведены при финансовой поддержке РФФИ и Правительства РБ (проекты № 15-4-44-04192_ Сибирь_а; № 15-44-04112р_Сибирь_а).

ЛИТЕРАТУРА

Андерсон Ш. 2003. Идентификация ключевых ботанических территорий: Руководство по выбору КБТ в Европе и основы развития этих правил для других регионов мира. М.: Изд-во Представительства Всемирного союза охраны природы (IUCN) для России и стран СНГ. 39 с.

Артемов И.А. 2012. Ключевые ботанические территории в Республике Тыва // Растит. мир Азиат. России. 1 (9). 60–71.

Артемов И.А., Королюк А.Ю., Лащинский Н.Н., Смелянский И.Э. 2007. Критерии выделения ключевых ботанических территорий в Алтае-Саянском экорегионе: Методическое пособие. Новосибирск: Сибирский экологический центр. 106 с.

Буко Т.Е., Шереметова С.А., Куприянов А.Н., Лащинский Н.Н., Манаков Ю.А., Яковлева Г.И. 2009. Ключевые ботанические территории Кемеровской области. КРЭОО «Ирбис». 112 с.

Губанов И.А. 1996. Конспект флоры Внешней Монголии (сосудистые растения). М.: Валанг. 136 с.

Зверев А.А. 2007. Информационные технологии в исследованиях растительного покрова. Томск. 304 с.

Ключевые ботанические территории Алтае-Саянского экорегиона: опыт выделения. 2009 / И.А. Артемов, А.Ю. Королюк, Н.Н. Лащинский и др.; под общ. ред. И.Э. Смелянского, Г.А. Пронькиной. Новосибирск: Акад. изд-во «Гео». 272 с.

Константинова Н.А., Костина В.А., Королева Н.Е., Белкина О.А., Мелехин А.В. 2008. Ключевые ботанические территории Мурманской области и подходы к их выделению // Информационная система КНЦ РАН. URL: http://www.colasc.net.ru/11ussian/sever07/sever07_3.pdf.

Королюк А.Ю. 2006. Экологические оптимумы растений юга Сибири // Ботанические исследования Сибири и Казахстана. 12. Барнаул–Кемерово. 3–38.

Королюк А.Ю., Намзалов Б.Б., Дулепова Н.А., Санданов Д.В. 2013. Фитоценотическое разнообразие и прост­ранственная структура растительного покрова ландшафта сосновой лесостепи (бассейн р. Джида, Республика Бурятия) // Вестн. ТГУ. Биология, № 1 (21). 44–58.

Красная книга Республики Бурятия: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. 2013. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН. 688 с.

Красная книга Российской Федерации. Растения и грибы. 2008. М.: КМК. 855 с.

Митупов Ч.Ц., Бардонова Л.К., Холбоева С.А. 2005. Полевая практика по ботанике. Улан-Удэ: Изд-во БГУ. 122 с.

Намзалов Б.Б. 2015. Степи Тувы и Юго-Восточного Алтая / Отв. ред. чл.-кор. РАН В.П. Седельников. Новосибирск: Академ. изд-во «Гео». 294 с.

Намзалов Б.Б., Намзалов М.Б.-Ц. 2015. Находка Stipa desertorum (Roshev.) Ikonn. в предгорье хребта Малый Хамар-Дабан (Западное Забайкалье) // Turczaninowia. 18 (2). 105–110.

Пешкова Г.А. 1972. Степная флора Байкальской Сибири. М.: Наука. 207 с.

Пешкова Г.А. 2001. Флорогенетический анализ степной флоры гор южной Сибири. Новосибирск: Наука. 200 с.

Рещиков М.А. 1961. Степи Западного Забайкалья. М.: Изд-во АН СССР. 176 с.

Флора Сибири. 1987–1998. В 14-ти т. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние.

Флора Центральной Сибири. 1979. В 2-х т. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние. 1048 с.

Холбоева С.А. 2015. Критерии выделения ключевых ботанических территорий степей Бурятии // Биоразнообразие и сохранение генофонда флоры и фауны Центрально-Азиатского региона: Материалы межд. науч.-практ. конф., 1–4 октября 2015 г. Кызыл: ТувГУ РИО. 89–91.

Холбоева С.А., Банаева С.Ч., Басхаева Т.Г. 2015. Ключевая ботаническая территория «Загустайский вал» (Республика Бурятия) // Вест. БГУ. Сер. Биология, география. Вып. 4 (1). 144–148.

Plantlife. 2010. Important Plant Areas Around the World: Target 5 of the CBD Global Strategy for Plant Conservation. Plantlife International. Salisbury, UK.

IUCN. 2012. IUCN Red List Categories and Criteria: Version 3.1. Second edition. Gland, Switzerland and Cambridge, UK: IUCN. iv + 32 p.

Контакт:

Светлана Александровна Холбоева
кафедра ботаники Бурятского государственного университета
РОССИЯ 670000 Улан-Удэ, ул. Смолина, 24А
E-mail: kholboeva@mail.ru


* Для КБТ «Гора Черная» флора не рассматривалась, поскольку участок территориально и типологически близок к КБТ «Тамир».

** Далее в списке – КК РФ, КК РБ соответственно.

*** Далее по тексту в скобках указывается только номер категории.






Наверх
32 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России