История заповедника «Каменные могилы» – к 90-летию создания 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№50 осень 2017

От редакцииИменаСтепи под охранойИстория сохранения степейСтепи под угрозойКлючевые территорииЗащита уязвимых видовЭкопросвещениеСобытияОбъявления Новые книги

История сохранения степей

История заповедника «Каменные могилы» – к 90-летию создания

Алексей Василюк (Ukrainian Nature Conservation Group, Киев)

В первой трети ХХ в. на территории Украины создается множество заповедников. В наше время тот заповедный бум откликается целым рядом юбилеев. Один из них – 90-летие заповедника «Каменные Могилы».

Заповедник находится на границе Донецкой и Запорожской областей. В его состав входит крупнейший из всех приазовских выходов гранита, образующий своеобразные «горное плато», возвышающиеся над приазовской равниной. Относительная высота отдельных «вершин» – до 70 метров. Заповедник занимает участок площадью всего 399 га, вокруг на многие километры простирается полностью освоенная сельским хозяйством территория, в основном пашни. «Каменные Могилы» остались островом биоразнообразия посреди монотонного агроландшафта.

Несмотря на небольшую площадь, в заповеднике произрастает 500 видов растений, из которых несколько десятков включены в Красную книгу Украины, а два являются узкими эндемиками и встречаются исключительно здесь – это тысячелистник голый и василек ложнобледночешуйчатый. Папоротник вудсия альпийская, произрастающий в заповеднике, оторван от остального своего ареала на 1000 км. В заповеднике обитает более 3000 видов насекомых, в охранной зоне заповедника гнездятся журавли и другие редкие виды птиц.

Первая государственная природоохранная территория Украины – «народный заповедный парк» (назван по аналогии с американским national park) «Аскания-Нова» – была образована в 1919 г. как известно, на базе частной охраняемой территории барона Э. Фальц-Фейна. Правовое оформление идее государственной территориальной охраны природы дал декрет Совнаркома РСФСР (юрисдикция которого на тот момент распространялась и на территорию Украины) «Об охране памятников природы, садов и парков» от 16 сентября 1921 г. Вслед за этим появляются заповедники «Конча-Заспа» (1921) и «Среднеднепровский» (1924). Но наиболее важные события в развитии заповедного дела произошли в 1926–1930 гг. и затронули как раз степную зону Украины.

Первый собственно украинский законодательный акт в области заповедного дела – «Положение о памятниках культуры и природы» – был утвержден 16 июня 1926 г. Всеукраинским центральным исполнительным комитетом и Совнаркомом (СНК) УССР. Согласно этому Положению, все памятники природы на территории УССР подлежали регистрации, осуществлявшейся по факту их научной ценности, независимо от формы использования или собственности на земельный участок, на котором расположен памятник.

Памятники природы делились на «государственные заповедники» и «памятники природы в узком смысле». На республиканские памятники средства выделял Народный комиссариат просвещения, на местные – его органы на местах, но все объекты регистрировались в Наркомпросе. Памятники, имевшие особое значение, а также сады и парки научного и историко-культурного значения могли быть объявлены заповедниками отдельным постановлением СНК УССР (Шалит, 1932).

В помощь Наркомпросу и его территориальным органам был создан Украинский комитет охраны памятников природы (УКОПП). УКОПП состоял из Бюро (начало работу только в 1928 г.), Главного инспектора (в Харькове – тогдашней столице Советской Украины) и четырех краевых инспекций (в Харькове, Киеве, Одессе и Днепропетровске) (Шалит, 1932). Краевые инспекторы получили задание составить реестры памятников природы, изучить их и отобрать наиболее важные для утверждения декретами СНК (Лавренко, 1927). На общественных началах в УКООП было привлечено большое число «корреспондентов» (преимущественно охотников, лесников и школьных учителей), выполнявших задачи УКОПП на местах (Шалит, 1932).

Наркомпрос ежегодно рассылал в окрисполкомы списки зарегистрированных памятников природы и очередные разъяснения-напоминания о том, что объекты, включенные в списки, находятся под охраной государства. В письмах также определялись желательные мероприятия по охране каждого из памятников . Письма рассылались из Харькова за подписью руководства наркомата и Управления науки. Это должно было поднять вес рекомендаций, которые на местах не выглядели достаточно убедительными, если исходили от местных инспекторов УКОПП. В наше время эта переписка является бесценным источником информации о памятниках природы того времени. По данным Е. Лавренко (1927), на 1927 г. в Украине было выявлено 2000 памятников природы.

С 1929 г. начинаются репрессии украинской интеллигенции, которые в значительной степени коснулись и природоохранников. За период до 1936 г. организации, подчиненные Наркомпросу, потеряли примерно каждого четвертого сотрудника (Маньківська, 1997). В 1934 г. наркомат полностью свернул работу краевых инспекций УКОПП, что практически парализовало сетевую работу Комитета (Чорний, Чорна, 2013). Постановлением СНК СССР от 14 октября 1939 г. Украинский комитет охраны памятников природы был окончательно упразднен, все природоохранные дела переданы Комитету охраны природы СНК УССР (Шарлемань, 1940). Отмена постановления «О памятниках природы и культуры» фактически ликвидировала механизм «взятия на учет» памятников природы, которым более десятилетия успешно пользовались природоохранники. После 1939 г. все памятники природы, которые не были утверждены отдельными декретами, утратили юридический статус. Некоторым из них удалось восстановить этот статус лишь спустя долгие десятилетия, другие же так и остались в прошлом.

«Каменные Могилы» сразу были объявлены заповедником, поэтому ликвидация УКОПП не привела к утрате охранного статуса, но подчиненная НКП и Мариупольскому краеведческому музею администрация существовать перестала. Тем не менее все последние 90 лет современная территория заповедника остается под охраной. В этом смысле «Каменные Могилы» – уникальный объект среди всех ООПТ Украины.

Первая инициатива придания «Каменным Могилам» охранного статуса относится ко времени существования Украинской Народной Республики. По предложению проф. П.А. Тутковского 6–8 августа 1918 г. Украинское научное общество организовало в Киеве «Предварительное совещание природников Украины», в котором приняли участие представители 33 обществ и организаций природоохранного направления**. Представитель Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы О.А. Яната в докладе «Памятники природы Таврии и Крыма и о деятельности Комиссии по охране природы и старины Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы» предложил передать под охрану участки, репрезентативные для всех типов экосистем юга Украины, обобщенно назвав «полынный, ковыльно-луговой, лугово-кустарниковые степи, поды» и очень конкретно – «гранитные могилы» Бердянского уезда (Протоколи…, 1918–1919). К сожалению, большинство идей, высказанных во время этого совещания, были реализованы, как минимум, десятилетием позже.

В 1924 г. урочище посетили ботаники М. Клоков и Е. Лавренко. Первые впечатления об этой экскурсии, совершенной 9 августа, были опубликованы ее участниками в местном журнале «Червоний Шлях» (Клоків, Лавренко, 1924). Три года спустя М. Клоков отмечал, что: с того времени постоянно упоминается в литературе о своеобразной растительности памятника, и, очевидно, вскоре вокруг Каменных Могил будет создана целая литература (Клоков, 1927).

В 1920-х гг. «Каменные Могилы» исследовал также киевский ботаник Ю. Клеопов, опубликовавший по итогам своей работы несколько статей (Клеопов, 1925, 1926).

В марте 1927 г. Комиссия охраны природы Сельскохозяйственного научного комитета УССР, где в то время работал О. Яната, подготовила проекты поручений Народного комиссариата земельных дел (Наркомзем) со списками степных участков с целью предотвращения распашки целинных степей во время весенне-полевых работ. В частности, в поручениях указывалось: Эти целинные земли с этого времени Вам предлагается оставить нераспаханными до того времени, когда они будут обследованы и будет принято решение о том, не следует ли их оставить непахаными навсегда, объявив заповедными*. Списки были направлены в окружные земельные отделы. В соответствии с ними, например, Мариупольский окрземотдел должен был сохранить Хомутовскую степь (1095 дес.), «Каменистую степь» у станции Розовка Люксембургского р-на (очевидно, «Каменные Могилы»), целину колонии Принцефельд (150 дес.), целинный участок в 200 дес., целину Клейфера (110 дес.)***. Благодаря этому были сохранены нераспаханными «Хомутовская степь» и «Каменные Могилы», ряд других целинных участков.

Постановлением президиума Мариупольского окрисполкома от 5 апреля 1927 г. «Каменные Могилы» объявлены заповедником местного значения в подчинении Мариупольского музея краеведения (Шалит, 1932). Сотрудники музея проводили здесь свои исследования. Заповедник не имел отдельной администрации, только егерей, выделенных из штата музея. Заповедник был создан в пределах тогдашнего Люксембургского района Мариупольского округа, в 7 км южнее ст. Розовка. Площадь его первоначально указывается как 600 га (Васильковский, 1929), но позднее, видимо, сократилась до около 360 га (Шалит, 1932, с. 62; Котов, 1937, с. 105)], из которых 200 га составляла абсолютно заповедная степь (Котов, 1937).

В УКОПП, очевидно, считали недостаточным создание заповедника в подчинении краеведческого музея. В январе 1927 г. Наркомпрос направляет Мариупольскому окрисполкому письмо, в котором заместитель председателя Наркомпроса и заведующий Укрнаукой высказывают обеспокоенность состоянием охраны памятников природы, имеющих большое научное значение – «Хомутовской степи» и «Каменных Могил». В письме рекомендуется признать эти территории заповедниками местного значения, подлежащими абсолютной охране. Содержание охраны разъясняется: территории не должны передаваться в пользование земельным общинам, не подлежат распашке, не должны выделяться под пастбища и пр.****

Акт обследования заповедников Мариупольского округа, подготовленный Е. Лавренко и И. Коваленко 16–18 июня 1928 г., показал, что: в состав заповедника “Каменные Могилы” (356 гектаров) вошли самые ценные с научной точки зрения участки гранитного ландшафта по р. Коротыше. Заповедник отмежеван верно. Современное состояние “Каменных Могил” вполне удовлетворительно. Добыча камня не производится, растительность хорошо развита – не используется, выпаса нет – кроме северо-восточного угла, где перегоняют скотину к р. Коротыша из немецкой колонии Мариновка (Коваленко, 1928). Также в акте приводились четкие рекомендации касательно желательного режима заповедника, в частности: Прогон скота через заповедник необходимо прекратить немедленно. Охрана “Каменных Могил” должна заключаться в запрете добычи камня, распашки, выпаса, сенокосов, охоты. Сенокос можно проводить только в небольшой части заповедника (около трех гектаров), по долине р. Коротыша. Также предлагались биотехнические мероприятия: желательно обсадить “Каменные Могилы” по меже берестом и терном, а также восстановить пруд на ручье в южной части этого заповедника (Коваленко, 1928).

Описывая по итогам обследования природу заповедника, Е. Лавренко (1928) отмечал: Флора чрезвычайно своеобразная. Кроме обычных видов растений, которые на Украине приурочены к выходам гранито-гнейсов, тут встречаются два вида, известные на данное время только для этого места, а именно: тысячелистник Achillea glaberrima Klokov и василек Centaurea pseudoleucolepis К1еороv. Он указывал, что рядом с заповедником есть целинные массивы, которые также требуют заповедания (созданные в 1920-х гг. памятники природы «Ямбургская целина» и «Ксениевская целина» были утрачены в 1939 г., и на сегодняшний день их территория полностью распахана). Сам же заповедник, по его мнению, требовал неотложного присвоения статуса госзаповедника. Описания заповедника, подготовленные Е. Лавренко, были широко известны и цитировались многими авторами. Информация о «Каменных Могилах» была включена в картотеку Центрального бюро краеведения (Васильковский, 1929).

В 1929 г. в письме УКОПП Мариупольскому окрисполкому были определены рекомендуемые мероприятия по охране заповедника, а именно: не пахать, не проводить добычу камня, не охотиться.*****

М. Шалыт (Шалит, 1932) описывал заповедник следующим образом: “Каменные Могилы” можно справедливо считать одной из лучших и оригинальнейших местностей Украины. Здесь, на площади 300–400 га, открывается целая миниатюрная горная страна со скалами и горами, провалами и осыпями. Этот каменный остров среди ровной степи имеет своеобразную растительность и животных. Здесь возникли свои виды растений, которые за пределами “Каменных Могил” нигде более не встречаются. Между камнями, в щелях растут папоротники, ближайшим местонахождением которых будет северная часть Союза или даже Швейцария. Вообще, здесь можно найти много растений, свойственных исключительно каменным местам и гранитам. В заповеднике гнездятся многочисленные розовые скворцы, останавливаются стрепеты и другие птицы. Вокруг “Каменных Могил” лежит небольшой клочок первобытной целинной степи, подстилаемый гранитами. Рядом с “Каменными Могилами” и степью проходит небольшая речка Коротыш, приток р. Берды. В долине Коротыша протянулась неширокая полоска плавневой и луговой растительности; здесь уже гнездятся и останавливаются водные и болотные птицы. Таким образом, “Каменные могилы” представляют очень разнообразный комплекс, состоящий из гор и выходов гранитов.

В связи с административной реформой и упразднением округов 26 сентября 1936 г. решением Сталинского облисполкома «Каменные Могилы» получили статус заповедника областного значения, но уже 15 апреля 1938 г. он был отменен******. Восстановление заповедника уже в статусе республиканского состоялось в 1947 г. (Заповедная природа…, 1987). Спустя еще десять лет, при планировании географической сети заповедников СССР (Лавренко и др., 1958), высказывалось предложение создать единый степной заповедник Украины, в который «Каменные Могилы» должны были войти как один из участков.

Наконец, в 1961 г. заповедник «Каменные Могилы» входит в состав Украинского государственного степного заповедника и становится научно-исследовательской базой Института ботаники АН УССР (Дрозд, 2015). В этом статусе заповедник существует до нашего времени. Следует отметить, что в изданиях советского времени, за редкими исключениями (Панова, 1974, с. 3), реальная хронология создания заповедника не освещается.

Литература

Васильковский А.П. 1929. Перечень участков и отдельных объектов природы, заслуживающих охраны // Краеведение. 6 (6). 362–378.

Дрозд П. 2015. Природоохоронна діяльність академіка АН СРСР Є.М. Лавренка (1900–1987 рр.) в Україні // Переяславський літопис. Вып. 8. 148–154.

Заповедная природа Донбасса: Путеводитель / Сост. А.З. Дидова. 2-е изд., доп. Донецк: Донбасс, 1987. 168 с.

Клеопов Ю.Д. 1925. Про цікаву знахідку папоротів на Маріюпільщині // Вісник Київсього ботанічного саду. Вып. III. 27–29.

Клеопов Ю. 1926. Нові й маловідомі рослини Маріу­пільської округи // Вісник Київського ботанічного саду. Вып. IV. 16–21.

Котов М.И. 1937. Новые заповедники на Украине // Природа, № 8. 105–109.

Клоков М. 1927. Кам’яні могили. (Загальний начерк рослинности) // Охорона пам’яток природи на Україні. Збірник 1. 34–39.

Клоків М., Лавренко Є. 1924. Рослинність Донбасу // Червоний Шлях, ч. 8–9. 210–211.

Коваленко І.П. 1928. Заповідники на Маріупольщині // Охорона пам’яток природи на Україні. Збірник 2. 68–89.

Лавренко Є. 1928. Рослиннiсть цiлинних степiв України та їх охорона // Краєзнавство. № 6–10. 10–32.

Лавренко Є. 1927. Охорона природи на Україні // Вісник природознавства. № 3–4. 165.

Лавренко Е.М., Гептнер В.Г., Кириков С.В., Формозов А.Н. 1958. Перспективный план географической сети заповедников СССР (проект) // Охрана природы и заповедное дело в СССР. Вып. 3. 3–87.

Маньківська Р.В. 1997. Репресії серед музейних працівників в кінці 20–30-х рр. // З архівів ВУЧК, ГПУ, НКВД, КГБ. № 1/2 (4/5). 264–271.

Панова Л.С. 1974. Каменные Могилы. Донецк: Донбасс. 36 с.

Протоколи Наради Природників України від 3-6 серпня 1918 р. // Вісті природничої секції Українського Наукового товариства, 1918–1919. Т. 1, ч. 1. 16 с.

Чорний М.Г., Чорна Л.О. 2013. Канівський природний заповідник: передумови створення, ретроспективний аналіз діяльності, сучасний стан та перспективи розвитку. К.: Видавничо-поліграфічний центр «Київський університет». 80 с.

Шалит М. 1932. Заповідники та пам’ятки природи України. Харків. 76 с.

Шарлемань М.В. 1940. Охорона природи в УРСР / Краткая история исследований фауны наземных позвоночных УССР // Інститут архівознавства НБУ ім. В.В. Вернадського. Ф. 258, оп. 2, № 48, арк. 14.

Контакт:

Алексей Василюк

Институт зоологии им. И.И. Шмальгаузена НАН Украины и Ukrainian Nature Conservation Group

E-mail: vasyliuk@gmail.com


Перевод с украинского – О. Царук

Центральный державнiй архів вищих органів влади та управління України (Центральный архив высших органов исполнительной власти и управления Украины, ЦДАВО України). Ф. 166, оп. 6, д. 9387, л. 522, 633, 634, 635, 681, 688.

** ЦДАВО України. Ф. 166, оп. 5, д. 720, л. 36.

*** ЦДАВО України. Ф. 1230, оп. 1, д. 7, л. 78, 81, 86.

**** ЦДАВО України. Ф. Р-166, оп. 6, д. 9420, л. 1.

***** ЦДАВО України. Ф. 166, оп. 6, д. 9387, л. 681.

****** Постанова Президії Донецького обласного виконавчого комітету «Про збереження та охорону пам’яток історії та природи» від 15.04.1938 р. / Научный архив Мариупольского краеведческого музея, № 5674–Д.






Наверх
26 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России