Сохранить даурские степи в верховьях Амура | №29 весна 2010 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№29 весна 2010

Оптимизация природопользованияСтепи под охранойЗащита уязвимых видовСтепной регионИнвентаризация степейЗаконодательствоПроектыСобытияОбъявления Новые книги От редакции

Степи под охраной

Сохранить даурские степи в верховьях Амура

В. Яшнов (Сохондинский заповедник, Читинская обл.)

Амур – одна из крупнейших рек мира. Его протяженность с притоком – р. Онон, составляет около 4,5 тыс. км. Верхнее течение Амура – это Онон практически на всем его протяжении (920 км) плюс р. Шилка (560 км). Из этих 1,5 тыс. км только самые истоки р. Онон и его притоков, всего около 50 км, находятся в тайге Хэнтэя, и даже там по южным склонам гор встречаются степи. Далее около 400 км Онон бежит по лесостепным и степным просторам Монголии, пересекает государственную границу Монголии с Россией около пос. Верхний Ульхун и еще около 500 км течет по российским степям. В самых истоках Онона, на водоразделе с реками Керулен и Менза, находится Хан-Хэнтийский заповедник, а 200 км ниже – Онон-Бальджинский национальный парк.

Степи Ононской Даурии в Монголии довольно богаты и разнообразны. Они находятся на различных высотах – от 600 до 1500 м над ур. м., расположены на разных экспозициях склонов, на выположенных и пойменных участках, около степных озер и болот. Рядом с юртами спокойно разгуливают журавли, пасутся, иногда вместе с коровами, косули и дзерены, пастушьи собаки почему-то никого не трогают. На бутанах свистят тарбаганы, на степных озерах спокойно плавают многочисленные утки и лебеди, журавли нескольких видов в огромном количестве ходят по мелководью. Такой мы увидели Монголию 10 лет назад, когда начали плотно работать с Хан-Хэнтийским заповедником и Онон-Бальджинским национальным парком.

ООПТ Ононской Даурии на территории Монголии и РоссииЗа последнее время многое изменилось: появились в монгольских юртах солнечные батареи, мобильная связь, телевизоры со спутниковыми антеннами, китайские мотоциклы; в стране масса туристов из Южной Кореи, Швеции, Германии, волонтеров из США. Туризм широко рекламируется. Меняются даже обычаи – например, если раньше рыбу в Монголии не ловили по религиозным соображениям, то сейчас ее ловят, и не только туристы, но и сами монголы. При этом пастбищная нагрузка на степи практически не снизилась. На всех пригодных степных пастбищах выпасается скот в большом количестве. Только в лесостепных и таежных районах можно увидеть отдельные степные участки без домашнего скота.

Все это наводит на мысль, что ценность Монголии как естественного природного резервата снижается. Уменьшается численность степных животных (дзерен, тарбаган). Процесс опустынивания, стремительно развивающийся в последние 10 лет, существенно сократил кормовую базу копытных, вызвал их миграцию из южных районов на север. Численность некоторых видов диких животных упала до критической. Это касается изюбря, кабарги, лося, кабана, соболя, тарбагана, некоторых видов рыб и др. Некоторые степные животные откочевывают в Россию (дзерен, дрофа).

Несколько подробнее о дзерене. Зобатая антилопа – так назвал Петр Симон Паллас добытую в 1772 г. в окрестностях с. Мангут Кыринского района небольшую антилопу, описывая ее как новую для науки. Сейчас мы называем этот вид монгольским именем “дзерен”. В те времена огромные, многочисленные стада этих животных жили на степных и лесостепных просторах в пределах Российской империи. Дзерен обитал не только в Забайкалье, “…за Яблоневым хребтом на утренней стороне”, но и на Алтае и в Туве. “В наших степях животные живали, плодились и водились во множестве…”, – так писал А.А. Черкасов в 1859 г.

К великому сожалению, сегодня мы про дзерена такого сказать не можем. Собственно говоря, еще 16 лет назад дзерена на территории России совсем не было. Он полностью вымер в нашей стране и только с 1992 г. небольшими группами начал вновь появляться в Забайкалье – в Даурском заповеднике, а после массовой миграции 2001 г. и за его пределами (см. СБ № 10, 2001). Сейчас в Даурском заповеднике насчитывается около 1500 голов, а в других местах, где нет строгого режима охраны, антилопы опять не осталось – истребили.

Кыринский район, откуда зобатая антилопа стала впервые известна науке, относится к “другим местам”. Практически ежегодно дзерены переходят из Монголии в Россию в районе сел Турген и Михайло-Павловск. С 2001 г. дважды большими стадами, до 500 особей, дзерены прорывались по пойме Онона к с. Мангут, на свою “историческую родину”, но задерживались там недолго. Основной фактор, негативно влияющий на восстановление дзерена в этом районе, – браконьерство. После массовых миграций 2001 г. около с. Верхний Ульхун остались два табуна – в одном 24 головы, в другом 12. Меньший исчез бесследно уже через год; второй, сократившись в численности, дожил до 2007 г., дальнейшая его судьба не известна.

В Даурском заповеднике на отловленных животных одевают радиоошейники, и оперативные группы, сменяя на дежурстве одна другую, как пастухи, постоянно охраняют антилопу, отслеживают миграционные пути – иначе дзерен обречен. Если мы хотим восстановить дзерена на его “исторической родине”, необходима не менее жесткая и действенная охрана.

В ноябре 2009 г. в местах зимовок дзерена в Монголии выпало большое количество снега, а в результате уплотнения его ветрами и оттепелями на поверхности снежного покрова образовалась ледяная корка. Животные вынуждены были искать доступные корма, и под воздействием этого фактора начались массовые миграции. Значительная часть миграционной волны пошла в сторону России (см. также О новой миграции дзеренов в Забайкалье). Дзерены пересекали границу, начиная с восточного края российско-монгольской границы и до р. Онон – фронтом примерно в 300 км. Западная часть этой волны, численностью около 15 тыс. голов, пришла в Кыринский район. Около 5 тыс. дзеренов спустились по рекам Мангутка и Курца в долину р. Онон и рассредоточились по долине, около 3 тыс. перешли на левый берег и также разбрелись небольшими стадами от 10 до 200 голов по долине и прилежащим солнечным склонам гор.

Браконьерство, возникшее в начальный период миграции, жестко пресекалось работниками Сохондинского заповедника и госохотнадзора. Еще до того была проделана большая работа для поддержки идеи восстановления и сохранения дзерена в средствах массовой информации, школах, администрации региона, районах, поселениях, с чабанами на стоянках. Это также дало положительный эффект. Браконьерство практически прекратилось.

На конец марта обратного движения дзеренов в сторону Монголии пока не наблюдается, хотя, по многолетним данным, во второй половине марта должна была начаться миграция. Животные ослаблены, наблюдается падеж, есть большая вероятность, что существенная часть не успеет до вскрытия перейти р. Онон и останется в наших степях. Это будет второй участок, где начнется возрождение российской популяции дзерена.

Река Онон на протяжении 80 км от границы и до п. Акша течет почти строго с юга на север. Ее широкая долина является естественным, действующим на протяжении многих тысячелетий миграционным путем для самых разных животных – от насекомых до птиц и крупных млекопитающих, а также человека. Например, осенью 2006 г. на левобережье Онона сотрудники Сохондинского заповедника вместе с автором на протяжении 20 км насчитали более 70 дроф. В одной из стай было 24 птицы – такое бывает очень редко. От местных жителей периодически поступает информация о находках гнезд дрофы, так что долина Онона – не только путь массовых миграций дрофы, но и место выращивания потомства; таких родовых угодий дрофы в Забайкалье осталось очень мало. В сентябре и октябре на трассе от с. Мангут до с. Нарасун зачастую приходится снижать скорость, потому что по обочинам дороги через каждые 200-300 м сотнями сидят перелетные мелкие птицы, в основном из воробьинообразных. В долине Онона в весенне-летний период обитают даурский журавль, красавка, черный аист, лебеди, различные виды уток, орлан-белохвост, беркут, степной орел, балобан, встречается скопа.

В последнее десятилетие в Даурии идет процесс иссушения климата. Из-за полного высыхания многих озер, в том числе и крупнейшего в регионе оз. Барун-Торей, поток мигрирующих птиц через сохранившиеся степные и пойменные озера и старицы кратно увеличился. Сотенные стаи лебедей, гусей, журавлей прошлой весной можно было видеть на Алтанских озерах и пойменных озерах Онона.

Из редких млекопитающих в долине Онона постоянно встречаются даурский еж, монгольский сурок-тарбаган, зафиксированы встречи манула.

В пойме Онона известно несколько минеральных источников, которые не изучены и, к сожалению, не имеют никакого охранного статуса.

И, конечно, Онон вблизи государственной границы – это рыбные нерестилища и зимовальные ямы. Здесь рыба плодится и переживает долгую и суровую забайкальскую зиму. Еще 10-20 лет назад, когда в Монголии рыбу практически не ловили, монгольский Онон был естественной зоной покоя для восстановления рыбных запасов. Сейчас там ситуация изменилась, поэтому и на российской стороне рыбные запасы резко уменьшились.

В то же время р. Онон издавна служит людям. В долине встречаются стоянки древнего человека (Мангутская пещера), много различных древних захоронений. В первую очередь это плиточные могилы – саркофаги динлинов. Вот что о них пишет В. Немеров: “Плиточные могилы – самые распространенные древние памятники на берегах Онона в Монголии и Забайкалье. Их возраст более двух с половиной тысяч лет. Они были возведены в ту эпоху, когда человечество еще не знало железа и все предметы быта и оружие изготовляло из меди и бронзы. Строители плиточных могил, а их в китайских хрониках I тысячелетия до новой эры именуют динлины, были рослыми синеглазыми европейцами, которые, в отличие от своих скуластых и темноволосых соседей-охотников, жили в деревянных домах, занимались земледелием и скотоводством и владели секретами кузнечного ремесла. Своим сородичам динлины возводили небольшие, а героям и вождям величественные оградки-саркофаги, рядом с которыми вкапывали в землю метровые “оленные камни” с малопонятными пока для нас мистическими знаками. “Оленными” такие стелы называют потому, что на некоторых из них можно различить стилизованные изображения оленей с заброшенными на спину волнообразными рогами и птичьими клювами вместо пасти. На берегах Онона такие камни встречаются повсеместно и часто видны за многие километры. Динлины поклонялись солнцу и небу, чтили духов гор и речных долин, отчего оградки плиточных могил ориентированы строго на восток и расположены по берегам рек. Их без труда можно найти по Онону и Керулену, Толе и Бальдже, Орхону и Селенге. Как правило, это родовые кладбища, насчитывающие от двух до пяти могил, но иногда такие некрополи объединяют до ста оградок и занимают огромную площадь”.

На всем протяжении Онона в пределах России нет ни одного особо охраняемого природного участка. Дрофа, дзерен, амурский осетр и много других обитающих здесь видов животных включено в Красную книгу РФ, Красные книги регионов – но само по себе это только декларация, первый шаг к охране. Нужны и дальнейшие шаги, и в первую очередь – создание особо охраняемой природной территории. Наиболее перспективный участок для этого – долина р. Онон от государственной границы вглубь России примерно на 40 км.

Наш заповедник начал работу по расширению охранной зоны, в которую должна войти долина р. Онон. Площадь долинного степного участка составит около 80 тыс. га, горных степей – 40 тыс. га. Площадь всего нового участка охранной зоны в случае положительного решения Правительства России составит около 320 тыс. га. Охранная зона заповедника проектируется на прилегающих к нему земельных участках с целями защиты территории заповедника от неблагоприятных антропогенных воздействий, поддержания и расширения трансграничных миграционных коридоров для диких животных, создания контактной зоны с Онон-Бальджинским национальным парком Монголии, сохранения и восстановления редких и исчезающих видов степных животных и растений, а также для сохранения исторических, экологических, культурных памятников и традиционных видов природопользования Восточного Забайкалья.

Для местного населения практически никаких дополнительных ограничений не возникнет, существующая нормативно-правовая база вполне позволяет восстановить и сохранить степи и редких животных. Просто необходимы люди, которые следили бы за соблюдением законодательства. Создание охранной зоны позволит привлечь для этого штат инспекторов Сохондинского заповедника. Уверен, что резко сократится количество степных пожаров, самовольных рубок леса, уменьшится браконьерство, воровство домашнего скота, исчезнут бродячие и беспризорные собаки. Как следствие, повысится привлекательность сопредельных территорий, их потенциал для развития туризма и экономики. Сотни дзеренов сегодня спокойно пасутся в 50-100 м от федеральной автотрассы Чита-Госграница; уверен, что в случае передачи территории под контроль заповедника так будет постоянно, а не только в период экстремальной миграции.

Контакт:
Виктор Иванович Яшнов, директор
Государственный природный биосферный заповедник “Сохондинский”
674250 Забайкальский край, п. Кыра, ул. Черкасова, 1
E-mail: sochondo@rambler.ru
Тел.: (3022) 91 424






Наверх
213 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России