Комплексы мероприятий по сохранению степного биоразнообразия для пилотных регионов российского степного проекта | №47-48 осень 2016 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№47-48, осень 2016

Степи под охранойИстория сохранения степейСтепи под угрозойИнвентаризация степейЭкологическая сетьСтепные пожарыЗащита уязвимых видовПроектыСобытия Новые книги

Экологическая сеть

Комплексы мероприятий по сохранению степного биоразнообразия для пилотных регионов российского степного проекта

А.А. Тишков, Т.Г. Нефедова, Е.А. Белоновская, Н.А. Соболев (Институт географии, Москва)

Проект ПРООН/ГЭФ/Минприроды России «Совершенствование системы и механизмов управления ООПТ в степном биоме России» работает в четырех модельных регионах (Республике Калмыкия, Курской и Оренбургской областях, Забайкальском крае) с 2010 г. В ходе многочисленных работ проекта был получен большой объем данных о современном состоянии степного биома, разработаны предложения по сохранению степных экосистем и ландшафтов и отдельных степных видов животных и растений. Конечно, помимо наработок проекта существуют и другие инициативы, материалы и концепции, имеющие отношение к сохранению природы степей.

К завершению Степного проекта мы предприняли попытку суммировать накопленные материалы и на их основе подготовить для каждого пилотного региона Комплекс мероприятий (Стратегический план действий, или СПД) по сохранению степного биоразнообразия. Степным биоразнообразием мы называем разнообразие биоты (биологических видов и экосистем) степного биома, включая как целинные степи, так и «вторичные», возникшие в результате спонтанного или целенаправленного восстановления на месте ранее уничтоженных целинных*.

СПД должен включать вопросы повышения эффективности сети ООПТ, специальной охраны степных видов живых организмов, сохранения степей вне ООПТ и интеграции этих задач в хозяйственное планирование.

Исходя из стратегической задачи максимально обеспечить функционирование степных экосистем предлагаются следующие цели природоохранного управления для сохранившихся участков степей:

  • поддержание природного разнообразия объектов растительного мира, беспозвоночных и позвоночных животных максимально возможного размерного (хорологического) класса;
  • обеспечение экологических связей между степными участками, достаточных для обитания уязвимых видов аборигенных млекопитающих максимального размерного класса;
  • оптимизация форм и интенсивности основной хозяйственной деятельности и пространственно-временного распределения связанных с ней нагрузок на природные территории с учетом двух первых целей;
  • диверсификация основной хозяйственной деятельности с учетом возможных выгод от сохранения относительно полноценной биоты.

Этим целям должны соответствовать задачи региональной программы сохранения и устойчивого использования степного биоразнообразия, а также региональные и муниципальные документы по охране степей.

В каждом из пилотных регионов есть обязательные документы стратегического планирования – Схема территориального планирования со схемой развития сети ООПТ, Стратегия социально-экономического развития и др. В организационном и практическом отношении одна из важнейших задач СПД – помочь интеграции предложений по сохранению степей в документы стратегического планирования.

Здесь мы представляем краткое изложение материалов и подходов, ставших основой для разработки региональных СПД (Комплексов мероприятий).

Регионы: специфика физико-географических условий

Курская область расположена в поясе умеренно-континентального климата в пределах лесостепной зоны. Лесистость с севера на юг снижается от 13–14 до 3%. Большая часть не покрытых лесом земель распахана. Участки степной растительности остались на склонах оврагов и балок и на выходах меловых пород, водораздельные целинные степи сохраняются почти исключительно в границах участков Центрально-Черноземного заповедника.

В Оренбургской области ярко выражен континентальный климат, представлены ландшафты лесостепной полосы России, степей Заволжья и Тургая, лесистых низкогорий Южного Урала, сосново-березового лесостепья Западной Сибири. Половину территории области занимает пашня, 38% – кормовые угодья, 5% – леса и 7% – прочие угодья. В структуре сельского хозяйства растениеводство имеет ведущее значение, но животноводство также важно.

Климат Калмыкии резко континентальный – лето жаркое и очень сухое, зима малоснежная, иногда с большими холодами. Территория находится в подзонах сухих и опустыненных степей, характерной особенностью последней является комплексность растительного покрова, проявляющаяся в сочетании степных и пустынных участков. Естественные леса отсутствуют. Лесистость территории республики составляет 0,22% (лесопосадки). Естественные кормовые угодья занимают 5321 тыс. га, из которых 107 тыс. га приходится на сенокосы.

В Забайкальском крае степная растительность преобладает на юго-востоке – в Даурии. Господствуют луговые и настоящие леймусово-типчаковые, холоднополынные, леймусовые, вострецовые, типчаковые, пижмовые (нителистниковые), житняковые и ковыльные степи. Эта часть региона объединяет 13 административных (муниципальных) районов, на долю которых приходится большая часть естественных кормовых угодий края – около 3 млн га пастбищ и около 1 млн га сенокосов.

По типам природопользования можно выделить две группы регионов. Курская и Оренбургская области в сельскохозяйственном производстве специализируются на растениеводстве, не менее половины их территории распахано. В Калмыкии и Забайкальском крае население традиционно занимается животноводством, основную часть сельскохозяйственных территорий составляют кормовые угодья.

По плотности населения лидирует Курская область – 37,3 чел./км2, затем следует Оренбургская область – 16,1 чел./км2, значительно менее населены Калмыкия (3,9 чел./км2) и Забайкальский край (в среднем по краю 2,5 чел./км2). Однако населенность степной и таежной частей Забайкальского края очень различны, плотность населения в первой (собственно в Даурии) – 4,35 чел./км2 (данные 2008 г.).

По разнообразию ландшафтов регионы также делятся на две группы. Курская область и Забайкальский край характеризуются повышенной ландшафтной контрастностью – в их границах большие площади занимают лесные, лесостепные и степные ландшафты. Оренбургская область и Калмыкия отличаются преобладанием степных ландшафтов (понимая их в широком смысле, ландшафты лесостепи и переходной пустынно-степной зоны, так называемой полупустыни).

Регионы: особенности сельской местности и сельского хозяйства

Четыре пилотных региона представляют примеры принципиально разных типов сельской местности и сельского хозяйства.

Курская область за 130 лет активной урбанизации потеряла 2/3 своего сельского населения (774 тыс. человек). Тем не менее, и сейчас это самая населенная сельская местность из рассматриваемых регионов, с плотностью сельского населения 12 чел./км2. Здесь более 2700 обитаемых населенных пунктов, хотя средний размер их невелик – 172 человека.

Рис. 1. Сельское население в рассматриваемых регионах в ХХ–ХХI вв.: динамика численности сельского населения (А); плотность сельского населения и размещения сельских населенных пунктов (Б).

Оренбургская область также испытала серьезные потери сельского населения: за период с начала ХХ в. оно сократилось на 31%, или 326 тыс. человек. Исключение составляли лишь 1990-е гг., когда на территорию области устремились выходцы из ряда бывших советских республик. Плотность сельского населения сейчас немногим выше 6 чел./км2, но для области характерны более крупные и редко расположенные сельские населенные пункты со средним населением 536 человек.

В Калмыкии и Забайкальском крае численность сельского населения все эти годы колебалась с тенденцией к росту и к настоящему времени превышает уровень конца XIX в.: в первой – на 40%, во втором – на 20%. Основные факторы: повышенная рождаемость, связанная в том числе со специфичностью этнического состава, и запаздывающая урбанизация. В постсоветский период в этих регионах произошел демографический перелом, рост сельского населения прекратился, и его численность начала снижаться, хотя не столь быстрыми темпами, как в предыдущих регионах. Для обоих регионов характерна низкая плотность сельского населения, соответственно 2 и 1 чел./км2 (но в степной части Забайкальского края – не менее 3 чел./км2), и разреженная сеть относительно крупных сельских населенных пунктов (средний размер соответственно 620 и 490 человек).

Уменьшение посевных площадей в постсоветское время в рассматриваемых областях составило в сумме 3,44 млн га, в том числе в Курской области 297 тыс. га, в Калмыкии 493 тыс. га, в Оренбургской области и Забайкальском крае – по 1,3 млн га.

В Курской области посевная площадь все еще составляет 52% территории региона. С 2005 г. площади посевов заметно увеличиваются, в основном за счет весьма выгодных зерновых культур. Их урожайность в Курской области в 2010-х гг. колебалась от 30 до 43 ц/га.

То же происходит и в Оренбургской области, где к 2005 г. посевная площадь уменьшилась с 40% территории области до 31%, а к 2015 г. вновь увеличилась до 34%. Площади под зерновыми культурами уменьшились в 1990-х гг. почти на треть, но в последние годы также увеличиваются, хотя пока достигли лишь 80% от уровня 1990 г. Однако урожайность зерновых здесь примерно в 3 раза ниже: в 2011–2014 гг. она колебалась от 8,6 до 12 ц/га.

В двух других регионах произошло существенное падение посевной площади, особенно сильное в Забайкальском крае – с 1,5 млн до 200 тыс. га. Ее доля составляет сейчас всего 0,5% территории края (и около 4% территории в пределах Даурии). Две трети посевов составляют зерновые культуры с урожайностью от 10 до 15 ц/га. В Калмыкии доля посевной площади уменьшилась с 10 до 3% территории республики, а посевы зерновых сократились более чем наполовину. Их урожайность составляла от 14 до 20 ц/га.

Таким образом, традиционные растениеводческие районы восстановили свое сельскохозяйственное значение за счет частичного возвращения земель в оборот и повышения урожайности, несмотря на уменьшение сельского населения. Однако кардинальное изменение производственно-технологической структуры хозяйствования и появление агрохолдингов снизили потребность сельского хозяйства, особенно растениеводства, в трудовых ресурсах. Более того, уменьшение доли трудоемкого животноводства и модернизация производственных процессов в растениеводстве выявили излишки трудовых ресурсов, сельское население вынуждено искать работу вне месте проживания, в том числе в других субъектах РФ. Регионы с экстремальными для растениеводства природными условиями склонны развивать более традиционное для них животноводство.

Рис. 2. Динамика посевной площади с 1990 по 2014 г., в % к 1990 г.

Особенно заметно увеличение поголовья крупного рогатого скота в Калмыкии – в 1,5 раза по сравнению с 1990 г. и в 3,5 раза по сравнению с 2000 г. Поголовье овец в Калмыкии пока не достигло уровня 1990 г. (составляет 76%), но после  резкого падения в 1990-х гг. согласно статистике, увеличилось в 3 раза. На самом деле поголовье скота сокращалось не так сильно: часть его после приватизации примерно на десятилетие выпала из статистической отчетности и вновь стала учитываться уже после 2000 г. Причина сбоя учета в том, что большая часть скота перешла в частные руки: в 1990 г. в Калмыкии числилось 3,1 млн овец, и 77% их поголовья находилось в коллективных хозяйствах, а в 2015 г. овец насчитывалось 2,4 млн голов, но на долю коллективных хозяйств приходился лишь 21% поголовья.

Рис. 3. Динамика поголовья крупного рогатого скота с 1990 по 2014 г., в % к 1990 г.

В отличие от Калмыкии другие регионы характеризуются резким падением поголовья скота. Курская область практически потеряла прежнюю животноводческую специализацию, хотя 58% крупного рогатого скота здесь остается в сельскохозяйственных организациях. Небольшое увеличение поголовья мелкого скота происходит за счет коз и овец в хозяйствах населения. Даже Забайкальский край сохранил лишь половину поголовья КРС, в основном в хозяйствах фермеров и населения (у коллективных хозяйств осталось лишь 11% поголовья). Падение поголовья овец, согласно статистике, там было таким же, как в Курской и Оренбургской областях (осталось менее 20% от уровня 1990 г.).

Таким образом, главными факторами, связанными с сельским хозяйством и влияющими на состояние естественной растительности в ареале распространения степного биома, стали сокращение распашки и снижение поголовья скота. Оба эти процесса благоприятно влияют на восстановление естественной растительности, но влекут и некоторые осложнения. Сокращение поголовья сопровождалось его переходом в частные мелкие хозяйства населения и фермеров. Это разрушило существовавшие в крупных коллективных хозяйствах системы содержания и выпаса крупного рогатого скота, системы отгонного животноводства и привело, с одной стороны, к перевыпасу и деградации пастбищ вокруг населенных пунктов, с другой – к не всегда желательной трансформации степной растительности на территориях, надолго утративших пастбищную нагрузку.

Проблема возвращения земель в распашку

В ежегодном послании 2015 г. Президент Российской Федерации призвал выявлять недобросовестных владельцев сельскохозяйственных земель и изымать у них земельные площади с тем, чтобы потом реализовывать их через аукционы. Через полгода после активного обсуждения этого вопроса было выпущен соответствующий закон** с целью возвращения заброшенных пахотных земель в оборот. Однако проблема «неиспользуемых земель» имеет несколько аспектов.

Первый из них – географический. Площади сельскохозяйственных земель и посевных площадей меняются разными темпами в разных частях страны. Значимые потери посевных площадей (почти 12 млн га) произошли в сухостепных регионах, в том числе в Нижнем Поволжье и на Южном Урале (наши примеры Калмыкии и Оренбургской области). Частичное возвращение их в распашку облегчается безлесностью территории и может опираться на сохраняющийся потенциал местного сельского населения, а также происходить за счет приезжих. Главным в этих регионах становится поиск баланса между пахотным и пастбищным использованием земель с учетом как экологических последствий, вытекающих из повышенной доли зерновых в посевной площади, так и необходимости развивать пастбищное мясное животноводство.

Наименьшие потери пашни характерны для юга европейской части России (2,5 млн га), куда можно отнести и Курскую область. В благоприятных для растениеводства районах идет активное расширение посевных площадей с резким увеличением в них доли зерновых, что сопровождается в том числе нарушением севооборотов и истощением земель. По сути, здесь не должна ставиться задача возвращения земель в распашку, скорее наоборот, необходимо ограничивать экологически опасный рост пахотных площадей.

Восточные регионы, потерявшие почти 10 млн га посевов, продолжают терять также и сельское население (Забайкальский край). Восстановление былой специализации сельского хозяйства в них возможно лишь частично. По объективным условиям, с потерей части былой посевной площади (в целом по России – более 20 млн га) придется примириться. Но это вовсе не плохо для страны, с учетом экологических издержек и потребности в разных, не только сельскохозяйственных, формах использования земли.

Другой аспект проблемы: освоение заброшенных земель сопряжено с большими юридическими и финансовыми сложностями. В России насчитывается 12 млн собственников, получивших в начале 1990-х гг. земельные доли в результате приватизации сельскохозяйственных земель. Большинство сдало их в аренду предприятиям или продало фирмам, которые зачастую рассматривают земли как страховой капитал и держат их в надежде выгодно продать. Кроме того, существует много бесхозных земель, владельцы которых умерли, не оставив наследников, либо (они сами или наследники) переехали далеко от местности, где выделены их земельные доли. Критерии неиспользования земель в законодательстве сформулированы нечетко, что оставляет поле для произвольного применения и коррупции. Наконец, выявленные неиспользуемые земли должны выставляться на аукцион, и если покупателя нет (что часто бывает в экстремальных для растениеводства районах), их обязаны выкупать муниципальные власти, которые в реальности не имеют средств даже на самые неотложные нужды. Как результат, земли изымаются преимущественно не в тех местах, где они массово не используются, а там, где они востребованы – на черноземном юге и в пригородах мегаполисов, испытывающих растущий дефицит доступных земель.

Важен и информационный аспект: для  изъятия заброшенных земель или повышения штрафов за их неиспользование нужны, как минимум, доступные данные обо всех участках. Кадастровых карт Росреестра недостаточно, много земельных участков не оформлено, данных об их использовании в Земельном реестре нет. Современные технологии позволяют выявлять характер землепользования в любом месте с любой детальностью, было бы желание и средства, но их пока очевидно нет.

Происходящие в рассматриваемых регионах процессы соответствуют общей тенденции трансформации сельского хозяйства России: уход растениеводства из экстремальных по природным и социальным условиям регионов и резкое сокращение животноводства. При почти полном восстановлении общего объема сельскохозяйственного производства после кризиса 1990-х гг. происходит сжатие освоенных сельскохозяйственных территорий со сдвигом производства в южные районы, где природные условия более благоприятны и человеческий капитал в сельской местности сохранился лучше, а также в пригороды крупных городов (Нефедова, 2012, 2013). Именно на эти территории идут основные инвестиции в сельское хозяйство.

При этом происходят два противоположных процесса: концентрация производства в крупных агрохолдингах и деконцентрация его в мелких хозяйствах населения при резком сжатии среднего звена сельскохозяйственных организаций. Сдвиг аграрного производства в южные степные районы связан с увеличением выгодности производства зерна и возможностью его экспортировать при резком уменьшении потребности в кормах в связи со снижением поголовья скота. В районах, где  условия благоприятны для выращивания зерновых на больших площадях, происходит расширение посевов зерновых, заброшенная пашня возвращается в активное использование и растет доля зерновых в посевной площади, несмотря на нарушение севооборотов. Это дает сиюминутные экономические выгоды, но сопровождается снижением общего уровня культуры ведения хозяйства и может обернуться длительными негативными экологическими и социальными последствиями.

Объективно, в степных районах остро необходимо внедрение адаптационного землепользования и пересмотр современной структуры земельных угодий. Однако выгодность производства зерна и общее его смещение в лесостепные и степные регионы продолжают стимулировать увеличение площади пашни на юге России. На локальном уровне движущей силой является получение прибыли. На федеральном – новые и новые законодательные инициативы, направленные на возвращение земель в распашку, без понимания того, где это действительно возможно и целесообразно, а где вредно по экономическим, экологическим или социальным причинам.

Региональные стратегические и программные документы

В настоящее время вопросы сохранения степей напрямую не прописаны ни в одной из Стратегий социально-экономического развития наших четырех модельных регионов, а в целом экологический фактор рассматривается в этих документах скорее как ограничитель развития. В правовых условиях реализации Стратегий есть ссылки на «Концепцию устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года» (но устойчивое разитие понимается в этой Концепции чисто экономически) и на некоторые нормативно-правовые акты, затрагивающие природоохранные вопросы, но межсекторальное и межведомственное взаимодействие в области сохранения живой природы не развито ни на исполнительском, ни на программном уровнях. Всем модельным регионам свойственны противоречия в таких парах программных направлений, как «развитие сельского хозяйства и охрана степей», «развитие транспортной инфраструктуры и развитие региональной сети ООПТ», «сохранение степной растительности и степное лесоразведение», «развитие охотничьего хозяйства и охрана редких видов» и др.

Забайкальский край. Перспективы агропромышленного комплекса очерчены в Стратегии социально-экономического развития Забайкальского края на период до 2030 года. Сельскохозяйственная специализация региона – животноводство, перспективны мясное скотоводство, овцеводство и табунное коневодство. В большинстве случаев подразумевается использование естественных кормовых угодий, то есть преимущественно степных экосистем.

В Забайкалье имеются значительные рекреационные ресурсы, но Стратегия ничего не говорит об экологическом или сельском туризме, который мог бы быть связан с сохранением традиционного аграрного землепользования и степного биоразнообразия.

Среди слабых сторон экономики Забайкальского края на состояние биоразнообразия степей могут повлиять:

  • сохранение миграционного оттока населения, что ведет к забросу угодий;
  • значительная дифференциация по уровню развития и рост бедности населения, которые ведут к усилению давления на биоресурсы, росту браконьерства;
  • снижение интенсивности превентивных действий, мониторинга и прогноза природных чрезвычайных ситуаций и усиление влияния экстремальных климатических условий, вызывающие рост частоты и площади степных и лесных пожаров;
  • усиление техногенного воздействия на природные комплексы, увеличивающего загрязнение воздуха, ухудшение качества лесных и водных ресурсов;
  • недостаточный брендинг края на российском и зарубежном туристических рынках, несоответствие туристических услуг международным стандартам не способствуют развитию туризма – значит, не возникают стимулы к альтернативному щадящему использованию степей.

Некоторые сохранившиеся массивы степных экосистем попадают в зоны опережающего территориального развития. Важнейших таких зон выделяется три:

  • сельскохозяйственная производственно-перерабатывающая региональная зона в Агинском Бурятском округе предусматривает создание сельскохозяйственного кластера, включающего в свой состав предприятия и организации сельскохозяйственного производства, предприятия по заготовке, хранению и реализации продукции сельского хозяйства, предприятия по глубокой переработке сельскохозяйственного сырья, предприятия по производству кормов, по племенному животноводству;
  • приаргунская сельскохозяйственная зона по производству зерна, кормов, развитию животноводства (включает пойму р. Аргунь с притоками, степную и лесостепную зоны юго-восточной части Забайкальского края);
  • туристско-рекреационная зона «Алханай» на основе национального парка «Алханай».

В сфере выделения территорий с особым режимом природопользования (ООПТ и пр.) Стратегия предполагает увеличение их площади до 5–6% территории Забайкальского края (без учета ООПТ федерального значения).

Оренбургская область. Стратегия социально-экономического развития Оренбургской области до 2020 года и на период до 2030 года рассматривает степные массивы как естественные кормовые угодья.

Как следует из данной Стратегии, потенциальные, угрозы степному биоразнообразию могут возникать в связи с некоторыми географическими и экономическими особенностями региона, такими как:

  • преобладание антициклонального типа погоды определяет пониженную способность ландшафтов к самоочищению и усугубляет загрязнение, создаваемое выбросами предприятий горнодобывающего и металлургического комплекса на востоке области, нефтегазовой промышленности – на западе;
  • недостаточность водных ресурсов;
  • деградация степных пастбищ при их нерациональном использовании (как и в других регионах);
  • высокая вероятность опустынивания южных и восточных районов вследствие экстенсивного аграрного производства на фоне глобальных климатических изменений.

С серьезным ростом инвестиционного давления на степные экосистемы связаны включенные в Стратегию кластеры развития  АПК:

  • создание высокодоходных хозяйств в пригородах Оренбурга, Бузулука, Орско-Новотроицкой агломерации, использующих современные системы ведения хозяйства (капельное орошение), и особенно развитие бахчевых хозяйств на юге области;
  • создание крупного предприятия овощеконсервной промышленности в Соль-Илецком районе и Орско-Новотроицкой агломерации;
  • производство новых экологически чистых продуктов питания в высоком ценовом сегменте;
  • создание предприятия по производству пектина из растительного сырья Оренбургской области;
  • создание условий для строительства предприятия по производству биоразлагаемой упаковочной продукции;
  • развитие табунного коневодства и организация производства кумыса для развития профилактической и лечебной рекреации межрегионального значения;
  • поддержка и развитие высокорентабельных хозяйств, занимающихся выращиванием пшеницы твердых и сильных сортов.

Важнейшим направлением развития сельских территорий является диверсификация сельской экономики, включая развитие сельских промыслов и агроэкотуризма. Ключевым рекреационным ресурсом для развития въездного туризма являются степные ландшафты области. На их базе могут вырасти познавательный и научный туризм, а также спортивные виды отдыха. Развитию туризма способствовало бы в том числе создание новых ООПТ разного уровня (Чибилева, 2004).

Республика Калмыкия. Перспективы сохранения степей Калмыкии определяют разделы Стратегии социально-экономического развития РК до 2020 года, посвященные сельскому хозяйству. К числу основных экологических проблем Калмыкии относятся:

  • нехватка кондиционной воды для хозяйственно-питьевого водоснабжения;
  • деградация растительного и почвенного покрова из-за чрезмерной пастбищной нагрузки;
  • загрязнение атмосферы на урбанизированных территориях и в прилежащих ландшафтах;
  • недостаточное развитие сети ООПТ, что делает ее неспособной обеспечить защиту экологического каркаса;
  • неполнота системы мониторинга окружающей природной среды.

После 10–15-летнего перерыва в Калмыкии возобновились процессы антропогенного опустынивания, в основном на Черных землях. Около 60% земель Калмыкии подвержены ветровой и водной эрозии. Мероприятия республиканской целевой программы «Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния Республики Калмыкия на 2006–2010 гг.» фактически не были выполнены.

В Стратегии не уточнены позиции в отношении спасения популяции сайгака, хотя отмечены проблемы браконьерства и необходимость расширения сети ООПТ.

Многие вопросы охраны природы отражены в Государственной программе Республики Калмыкия «Охрана окружающей среды на 2013–2020 годы» (ред. от 29.12.2015). В частности, планируется увеличение площади ООПТ регионального значения до 6,8% к 2020 г. и издание Красной книги Республики Калмыкия (фактически выполнено). Среди ожидаемых результатов программы также повышение лесистости региона за счет лесовосстановления на землях лесного фонда ежегодно до 881,7 га – с этим связан риск, что облесению подвергнутся именно степные участки, поскольку естественных лесов там практически нет.

Среди других программных документов обращает на себя внимание «Концепция вод­ных ресурсов на территории Республики Калмыкия», предусматривающая сброс паводковых вод Волги по ее древнему руслу через Сарпинские озера. Этот план требует, как минимум, всестороннего анализа экологических последствий.

Курская область. В Стратегии социально-экономического развития Курской области на период до 2020 года вопросы сохранения степного биоразнообразия не рассматриваются. На него, однако, не могут не повлиять некоторые положения стратегии АПК области. Миссия отрасли видится в обеспечении населения экологически чистыми продуктами питания, причем ставится цель стать одним из основных поставщиков продовольствия в России. Объемы сельскохозяйственного производства планируется увеличить в 2,5 раза по сравнению с 2005 г. Реализация стратегии означала бы критически высокий уровень вовлечения земель в аграрное производство, несовместимый с каким бы то ни было сохранением степей. Недаром в последней статистике залежные земли не показаны (впрочем, фактически они в области остаются). На период до 2020 г. планируется ежегодно сдавать в эксплуатацию не менее 1 тыс. км дорог с особым вниманием к муниципальным и сельским дорогам – это означает в том числе дальнейшую фрагментацию степных экосистем. По итогам 2011 г., индекс производства продукции сельского хозяйства в Курской области составил 152,4% (3 место в ЦФО), в том числе по продукции растениеводства – 184,2% и животноводства – 101,7%.

Основными приоритетами государственной политики Курской области в сфере природопользования и охраны окружающей среды на период до 2020 г. указаны, в частности:

  • улучшение качества окружающей среды;
  • предотвращение разрушения естественных экосистем и истощения природных ресурсов, обеспечение экологического равновесия и биологического разнообразия;
  • организация эффективно работающей системы охраны объектов животного мира, государственного контроля и надзора за их использованием, а также организация воспроизводства объектов животного мира, мониторинга их популяции.

С 2013 г. действует государственная программа Курской области «Воспроизводство и использование природных ресурсов, охрана окружающей среды в Курской области». Среди ожидаемых результатов – сохранение экосистем. Один из показателей реализации государственной программы – число созданных ООПТ регионального значения.

Структура Комплекса мероприятий по сохранению степного биоразнообразия

Нами разработана типовая структура Комплекса мероприятий по сохранению степного биоразнообразия (СПД). В нее вошло 10 на­правлений природоохранной деятельности.

  1. Совершенствование нормативно-правовых основ сохранения степного биоразно­образия в регионе.
  2. Совершенствование системы государственного управления для сохранения степей.
  3. Создание экономических и финансовых механизмов сохранения и устойчивого использования сохранившихся степных участков.
  4. Интеграция сохранившихся участков степей в систему социально-экономического развития региона и в охрану его природы.
  5. Практические действия в области сохранения степного биоразнообразия, в том числе редких и индикаторных видов.
  6. Развитие научно-исследовательских работ и экологического мониторинга, касающихся степного биоразнообразия.
  7. Информационная поддержка природоохранных мер в отношении степей.
  8. Совершенствование системы территориальной охраны степного биоразнообразия.
  9. Развитие экологического образования и воспитания в отношении степей.
  10. Развитие международного сотрудничества в сфере изучения и защиты степного биоразнообразия.

Для дальнейшей работы в рамках этих направлений был предусмотрен выбор из 37 возможных мероприятий и 90 ожидаемых результатов, намечены источники финансирования и примерные сроки выполнения мероприятий.

Принципы сохранения степного биоразнообразия

Региональные СПД будут разработаны на основе типовой схемы с учетом особенностей природы, сельского хозяйства и управления природными ресурсами регионов. Наряду со структурой общими для всех них являются некоторые природоохранные принципы, относящиеся к различным разделам схемы.

Основной механизм действия разрабатываемых региональных и муниципальных документов основан на сочетании превентивных, регулярных и оперативных мер. Естественные экологические системы относятся к числу объектов охраны, установленных ФЗ «Об охране окружающей среды», причем отсутствует закрытый перечень таких экосистем. Учитывая это, целесообразно во всех регионах распространения степных экосистем включить упоминание их в числе приоритетных объектов охраны, установленных базовым региональным законом в сфере охраны окружающей среды.

В территориальной охране природы наиболее значимы превентивные меры, включая развитие сети ООПТ и других природоохранных территорий, соответствующие позиции документов территориального планирования всех уровней, учет задачи сохранения степей в региональных отраслевых схемах развития и программах, а также в планах природопользователей.

Регулярные меры состоят в обеспечении выполнения документов, разработанных в качестве превентивных мер, а также в необходимой актуализации этих документов, в том числе связанной с изменением экологической обстановки. В число регулярных мер входит проведение экологической оценки и экспертизы хозяйственной и иной деятельности, которое, однако, не охватывает многих аспектов воздействия деятельности людей на степные экосистемы. При разработке некоторых документов, определяющих ведение хозяйства вне природоохранных территорий, необходимо учитывать, что они иногда разрабатываются без необходимой проработки соответствующих вопросов в документах территориального и отраслевого планирования.

При разработке мер, стимулирующих использование сельскохозяйственных угодий, должны учитываться возможные случаи фактического восстановления степных экосистем на неиспользуемой пашне. В таких ситуациях должны быть предусмотрены меры по сохранению вновь возникшей природоохранной ценности, в том числе природных объектов, защищаемых законом (например, видов, занесенных в Красные книги), а также возросшего объема экосистемных услуг.

Среди конкретных задач, определяемых региональной спецификой – установление нормативов выпаса скота, учитывающих местные условия, в том числе их изменения, а также процедуры, позволяющей оперативно принимать меры для регулирования пастбищных нагрузок. В качестве других задач следует рассмотреть регулирование побочного воздействия выпаса скота, например, путем нормирования (ограничения) беспривязного содержания пастушеских собак.

Должна быть предусмотрена безусловная ответственность природопользователей за сохранение природных и природно-антропогенных объектов, находящихся в их фактическом ведении. Разрабатываемые документы должны стимулировать экологически ответственных природопользователей путем их экономической поддержки сообразно достигаемому ими положительному экологическому эффекту, а также упрощения процедур отчетности по вопросам воздействия на окружающую среду.

Оперативные меры предусматривают ликвидацию неблагоприятных изменений в состоянии степных экосистем и стимулирование природопользователей на предупреждение таких изменений. Такие меры должны быть основаны на максимально возможном возмещении произошедших негативных изменений и их последствий за счет физических и юридических лиц, действия которых привели к указанным изменениям. Если такие действия были совершены с нарушением законодательства, то следует применять также и соответствующее наказание независимо от возмещения ущерба.

Организационно принятие мер по сохранению среды обитания (степных местообитаний) видов, занесенных в Красную книгу РФ и Красную книгу соответствующего региона, находится в компетенции региональных служб Росприроднадзора и территориальных природоохранных органов. Одной из форм оперативного принятия мер может быть выдача уполномоченным инспектором предписания о приостановлении деятельности, ведущей к ухудшению среды обитания того или иного вида, занесенного в одну из Красных книг, действующих на территории соответствующего субъекта РФ.

Предлагаются следующие принципы корректировки схем территориального планирования региона и его муниципальных образований:

  • устранение позиций, противоречащих мерам по сохранению естественных экологических систем, предусмотренным документами территориального планирования;
  • устранение позиций, противоречащих режиму водоохранных зон и другим мерам охраны водных объектов;
  • исключение мест одновременного обитания разнообразных видов живых организмов, занесенных в федеральную или соответствующую региональную Красную книгу, из числа территорий, где допустимы застройка, прокладка коммуникаций, распашка и другие формы уничтожения или коренного преобразования природных сообществ;
  • корректировка схем функционального зонирования территорий с учетом необходимости обеспечения функциональной связи степных экосистем между собой и с сопряженными экосистемами;
  • учитывая высокую смертность позвоночных животных на степных автомагистралях, следует включить в коррекцию схем территориального планирования мероприятия по снижению гибели животных на дорогах, строительство зоопереходов, направляющих и защитных заборов в наиболее опасных местах и в полосах сезонных и пищевых миграций.

Типовая схема ведения экологичного сельского хозяйства на сохранившихся участках степей должна соответствовать следующим критериям:

  • не применяются формы ведения хозяйства, связанные с коренным преобразованием экосистемы (распашка); прокладка коммуникаций и возведение построек осуществляются в исключительных случаях (то есть когда нет иных способов решения задачи, от которой нет возможности отказаться);
  • поддерживаются экологические связи между степными участками, достаточные для обитания уязвимых видов млекопитающих максимального размерного класса;
  • допустимое количество и оптимальное пространственно-временное распределение пастбищных нагрузок корректируются с учетом колебаний актуальных климатических условий и при необходимости дополняются иными регуляторными мероприятиями – так, чтобы на пастбище было обеспечено сохранение относительно полноценной биоты, включая природное разнообразие объектов растительного мира, беспозвоночных и позвоночных животных максимально возможного размерного класса;
  • выпас скота и сенокос осуществляются в сроки и в порядке, позволяющем поддерживать природное биоразнообразие (чередование участков выпаса скота, мозаичное и неодновременное выкашивание по экологически приемлемым схемам);
  • разработаны и осуществляются меры по обеспечению отсутствия на пастбищах и сенокосах чужеродных видов;
  • разработаны и осуществляются меры по обеспечению отсутствия пожаров, которые по интенсивности и срокам не соответствуют многолетней региональной норме;
  • разработана система управления естественными пастбищами (мониторинг перевыпаса, участия сорных и несъедобных растений в травостое, эрозии, обеспеченности водопоями и загонами; система реагирования на нежелательное состояние), учитывающая задачи сохранения биоразнообразия степных экосистем и отвечающая перечисленным выше и, возможно, также иным критериям, определяемым в зависимости от региональных и местных условий.

Литература

Нефедова Т.Г. 2012. Основные тенденции изменения социально-экономического пространства сельской России // Изв. РАН. Сер. геогр. № 3.

Нефедова Т.Г. 2013. Десять актуальных вопросов о сельской России. Ответы географа. М.: URSS.

Чибилева В.П. 2004. Природно-экологический каркас Оренбургской области и его роль в формировании рекреационного потенциала. Дис. канд. геогр. наук : 25.00.36 : Оренбург. 196 c.

Контакт:
Аркадий Александрович Тишков
Институт географии РАН
РОССИЯ 109017 Москва, Старомонетный пер., 29
Тел.: (495) 959 00 16
E-mail: tishkov@biodat.ru


* С некоторой натяжкой сюда включается и разнообразие традиционного степного агроландшафта, в структуре которого помимо пашни имеются природные и полуприродные (модифицированные) элементы – степные выгоны, эродированные склоны логов и балок и пр.

* Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 354–ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка изъятия земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения при их неиспользовании по целевому назначению или использовании с нарушением законодательства Российской Федерации».






Наверх
20 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России