Оценка состояния популяции манула в Даурии | №46 весна 2016 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№46 весна 2016

Степи под охранойСтепи под угрозойСтепное природопользованиеСтепные пожарыЗащита уязвимых видовОбъявления Новые книги

Защита уязвимых видов

Оценка состояния популяции манула в Даурии

В.Е. Кирилюк (Даурский заповедник, Забайкальский кр.), А.Н. Барашкова (Сибэкоцентр, Новосибирск)

В январе–марте 2016 г. силами Даурского заповедника и привлеченных специа­листов при поддержке Степного проекта ПРООН/ГЭФ/Минприроды РФ проведен зим­ний маршрутный учет манула в Забайкальском крае. Впервые учет этого редкого хищника по всей степной части края проводился 5 лет назад – в декабре 2010 г. Цель учетов – мониторинг состояния вида, позволяющий с регулярной периодичностью получать актуальную информацию о состоянии его популяции в Забайкальском крае для выработки практических мер по ее долговременному и устойчивому сохранению.

Повторные учеты проводились на 7 из 13 площадок, обследованных в 2010 г. Большая их часть расположена в Даурском заповеднике и его охранной зоне, а также в заказнике «Долина дзерена» (Ононский, Борзинский и Забайкальский районы). Одна из постоянных площадок расположена в массиве и окрестностях сопки Будлан (Агинский район), еще одна – севернее р. Шилка (Шилкинский район).

Учеты манула в Даурии (Забайкальский кр.) в 2010 и 2016 гг.

В этом году было увеличено количество маршрутов в заказнике «Олдондинский», добавлены новые маршруты в заказниках «Цасучейский бор» и «Долина дзерена» и в охранной зоне заповедника – к западу от оз. Барун-Торей, в сопках по северному берегу оз. Зун-Торей и на участке «Лесостепной». Две новые учетные площадки заложены в юго-восточной части края – на южном склоне Нерчинского хребта в районе пос. Бырка (граница Калганского и Александрово-Заводского районов) и на Кличкинском хребте в окрестностях поселков Маргуцек и Ковыли (Краснокаменский район). Расширена сеть маршрутов в северной части Даурии: добавлены маршруты на площадке возле г. Шилка, обследованы две новые площадки – к северо-востоку от г. Нерчинск (граница Сретенского и Чернышевского районов) и в западной части Шилкинского района. Всего пройдено 42 маршрута общей протяженностью 328,5 км  на 18 площадках.

Вместе с тем, часть маршрутов 2010 г. не удалось повторить, а на нескольких из пройденных учет был не очень качественным в связи с отсутствием свежей пороши. Глубина снежного покрова на ряде маршрутов достигала 20 см и более, что для манула близко к критической.

Дополнительно к следовым учетам проведены опросы на 22 скотоводческих стоянках, расположенных главным образом в Могойтуйском и Чернышевском районах, опрошены районные охотоведы.

Зима 2015–2016 гг. в южных районах края отличалась повсеместно низкой численностью пищух. Попадались только единичные обитаемые норы, очень редко – небольшие колонии. Численность всех мелких и средних хищных млекопитающих: лисицы, корсака, степного хоря, солонгоя – также была в несколько раз ниже, чем в 2010 г.

Падение численности наблюдалось и у манула. На большинстве маршрутов, расположенных в Ононском, Агинском, Калганском, Краснокаменском и Забайкальском районах, следы манула не были отмечены совсем. В частности, манул не отмечен на учетной площадке, расположенной в массиве сопки Будлан, где в декабре 2010 г. средняя плотность следов была близка к максимальной в крае – не менее 1,5 следов на 1 км маршрута. Теперь же из всех южных районов следы манула были зарегистрированы только на площадке в останцовом массиве Адон-Челон и к юго-востоку от него (0,15 следов на 1 км маршрута). Не был отмечен манул и во время зимнего маршрутного учета, который проводили сотрудники Сохондинского заповедника в заказнике «Горная степь», расположенном в самой юго-западной части степной зоны Забайкалья (Кыринский район) (И. Белов, личное сообщение).

Совершенно другая ситуация наблюдалась в северных районах – на левобережье р. Шилка (Шилкинский, Сретенский и Чернышевский районы). Всего здесь было пройдено 68,7 км на трех площадках (две из которых заложены в оптимальных биотопах). Несмотря на то, что глубина снежного покрова здесь, не меньше, чем на юге, численность пищухи оказалась намного выше – зверьки отмечались на всех маршрутах в оптимальных биотопах, местами это были относительно крупные колонии, непрерывно следующие друг за другом. Манулы отмечены на четырех маршрутах из шести пройденных – на площадках возле пос. Шилка и на границе Сретенского и Чернышевского районов (к северо-востоку от Нерчинска). Плотность следов манула составила в среднем 0,4 следа на 1 км маршрута (0,6 – на маршрутах с регистрациями манулов). На одном из маршрутов возле пос. Шилка непосредственно встречен манул.

В целом учет манула в этом году был затруднен крайне неблагоприятными условиями, сложившимися на большей части степного Забайкалья ко второй половине зимы. Январь был довольно холодным, и зима выдалась многоснежной. Это, а также очень низкая численность пищух – основного корма манула, привело к тому, что манулы в поисках пищи совершали дальние переходы, быстро теряя жировые запасы, накопленные с осени. Катастрофичность ситуации стала очевидна, когда начали поступать сведения о том, что истощенные манулы выходят к человеческому жилью – животноводческим стоянкам, окраинам населенных пунктов. О десяти таких случаях за зимний период стало известно сотрудникам Даурского заповедника. В основном о манулах сообщали жители ближайших к заповеднику населенных пунктов Ононского и Борзинского районов. Из отловленных местными жителями ослабленных или загнанных собаками в постройки манулов семь были взяты на реабилитационную передержку (в апреле их, набравших вес, возвратили в природу), два сразу отпущены по причине умеренной упитанности, а один до приезда сотрудников заповедника не дожил. Вблизи дорог и стоянок было обнаружено еще два трупа манулов. Из вышедших к человеку или найденных в состоянии сильного истощения, в том числе погибших, был лишь один взрослый самец, остальные оказались взрослыми самками или сеголетками.

Одну из самок, имевшую среднюю для середины зимы упитанность, в январе 2016 г. сотрудники Даурского заповедника снабдили радиоошейником и выпустили в степь. В безуспешных поисках корма она за три недели прошла около 60 км и в крайне истощенном состоянии зашла в с. Будулан Агинского района, где задавила двух куриц, но съесть их не смогла и издохла.

Масштаб гибели животных по краю невозможно оценить, но очевидно, что он очень велик. О гибели манулов в многоснежные зимы, в первую очередь от бескормицы, было известно и ранее. Как у большинства некрупных хищников, численность манула очень сильно колеблется вслед за резкими изменениями обилия кормов, эффект от чего усиливается неблагоприятными условиями зимовки. Этот процесс хорошо отражает динамика заготовок шкурок манула во второй половине XX в.

Заготовки шкурок манула в Читинской области (ныне Забайкальский край) в 1930–1980-е гг. (по: Кирилюк, Пузанский, 2000)

Минувшая зима в Даурии показала, насколько серьезным может быть такое явление. Несомненно, большое значение в такой ситуации имеет состояние популяций пищух, которые являются основным объектом питания манулов, особенно в зимний период, не только в Забайкалье, но и во всем ареале вида. Численность пищух может очень сильно колебаться из года в год и по сезонам. Причинами этого могут быть эпизоотии и другие факторы. Так, к концу зимы численность пищух естественным образом снижается под прессом хищников. Также немаловажную роль в сокращении численности пищухи в Забайкалье играют ежегодные степные пожары, которые могут охватывать огромные территории (весной 2015 г. пожарами было затронуто более половины площади практически всех степных районов). Выгорание таких обширных терри­торий сильно сказывается на численности пищух и грызунов, так как лишает их значительной части кормов. К тому же, в пожарах могут погибать не только пищухи, но и манулы.

Учет манула по причине погодных усло­вий проведен лишь на половине запланированных маршрутов. Это не позволяет дать корректную общую оценку его численности по краю. Уверенно можно сказать, что она упала в несколько раз по сравнению с 2010 г., когда численность вида оценивалась в 11–13 тыс. особей.  Проводимый в Даурском заповеднике и заказнике «Долина дзерена» ежегодный учет методом ЗМУ позволяет фиксировать происходящие в популяции манула тенденции. Очень высокой численность манула в Торейской котловине была в 2008–2010 гг., в 2011–2013 гг. она существенно сократилась, в 2014–2015 гг. отмечен рост, а зимой 2015–2016 гг. популяция вновь значительно уменьшилась.

Анализ физиологического состояния манулов в разные годы позволяет сделать важные выводы. При благоприятных кормовых условиях в начале зимы (ноябрь–декабрь 2010 г.) взрослые самцы имеют среднюю массу 4750 г (n=2) и теряют к марту (здесь и далее – те же особи) в среднем 31,4% массы. Взрослые самки, соответственно, – 4083 г (n=3) и теряют 26,6% (максимум – 32%). Сеголетки обоих полов – 3225 г (n=2) и теряют 31,4%. В конце зимы 2015–2016 гг. масса тела обнаруженных погибших или находившихся на грани гибели животных (вялых, неспособных сопротивляться): у взрослого самца 2180 г, двух взрослых самок – 2070 и 1700 г, у сеголеток – 1390 г. В условиях нормальной кормовой базы они к началу зимы должны были весить не менее 3130 г (взрослые самцы), 2850 г (взрослые самки) и 2050 г (сеголетки). Но кормов было мало. Следовательно, мы выпустили на погибель одного из взрослых самцов (масса в конце декабря 2950 г, ожидаемая потеря веса до кон­ца марта – более 900 г, несовместима с жизнью), но с остальными взятыми на реабилитацию поступили верно.

Расчетные минимальные показатели живой массы манулов при среднем или выше среднего состоянии кормовой базы в начале зимы: для взрослых самцов – не менее 3500 г, взрослых самок – не менее 3200 г, а для успешного своевременного размножения – не менее 3500 г, сеголеток – не менее 2700 г. При неблагоприятном состоянии кормовой базы масса взрослых самцов к началу зимы должна быть не менее 4800 г, взрослых самок – 4300 г, сеголеток – 3700 г. Однако и такие показатели не гарантируют выживания манулов в случаях длительных зимних поисков кормных участков, во время которых они теряют более 1100 г в месяц.

Указанные нормы позволят в будущем принимать правильные решения в случае обнаружения манулов осенью и в начале зимы, в особенности при выходе их к жилью человека. Помимо весовых показателей необходимо учитывать условия зимовки и площадь, занятую малокормными участками. Если плотные поселения пищухи, песчанки, а в малоснежную зиму и полевок, встречаются в степи через каждые 20–30 км, такие условия также следует считать нормальными. Манулы перед зимой, в случае недостатка кормов, покидают свой участок и концентрируются в кормных местах, если таковые имеются в доступной окрестности.

При Даурском заповеднике на основе приобретенного опыта создается Центр реабилитации манула, который и в дальнейшем позволит спасать животных в критичные для них периоды и поспособствует популяризации и изучению этой красивой и скрытной степной кошки.

Данные учетов и опросов, точки встреч и прочие сведения о находках манула внесены в единую базу данных (веб-ГИС) «Мелкие кошачьи Евразии», которая доступна в Интернете (http://wildcats.wildlifemonitoring.ru).

Контакт:

Вадим Евгеньевич Кирилюк, директор

Государственный природный биосферный заповедник «Даурский»

РОССИЯ 674480 Забайкальский кр., с. Нижний Цасучей, ул. Комсомольская, 76

Тел.: (30252) 4 14 59

E-mail: vkiriliuk@bk.ru






Наверх
48 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России