Дикая лошадь возвращается в Оренбуржье | №45 осень-зима 2015 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№45 осень-зима 2015

Стратегия сохранения степейСтепи под охранойИнструменты сохранения степейСтепи под угрозойСтепные пожарыКлючевые видыЗащита уязвимых видовЗаконодательствоПроекты Новые книги Организационные вопросы издания

Защита уязвимых видов

ОТ РЕДАКЦИИ Дикая лошадь возвращается в Оренбуржье

После нескольких лет подготовки, согласований и споров 18 октября 2015 г. первые шесть лошадей Пржевальского прибыли в аэропорт Оренбурга чартерным рейсом из французского города Монпелье. Программа по восстановлению (реинтродукции) лошади Пржевальского в России перешла в стадию практической реализации. За первой партией лошадей в ближайшие годы должны последовать другие, пока общая численность животных не достигнет нескольких десятков.

Лошадь Пржевальского (Equus ferus przewalskii) – единственный вид подрода настоящих лошадей, сохранившийся в диком состоянии до ХХ в.; описан в 1881 г. по материалам, доставленным Н.М. Пржевальским из путешест­вия по Джунгарии. В то время это был малочисленный вид, имевший очень ограни­ченный ареал в Джунгарской Гоби (вблизи границы нынешних Монголии и Синьцзян-Уйгур­ского автономного района Китая). К 1970-м гг. дикая популяция была окончательно уничтожена, лошадь Пржевальского сохранилась как вид лишь благодаря разведению в зоопарках и питомниках. С начала 1990-х гг. в мире реализуется несколько программ возвращения ее в природу, главным образом в Монголии и Китае.

Лошадь Пржевальского включена в Красный список Всемирного союза охраны природы (МСОП) со статусом «Вид, находящийся под угрозой исчезновения» (Endangered) и занесена в Красную книгу России как вид, исчезнувший в дикой природе. Связь лошади Пржевальского с территорией России требует пояснения. Дело в том, что в Красной книге РФ принято широкое понимание этого вида: в него включаются все формы дикой лошади, в исторически недавнее время обитавшие в степях России от Причерноморья и Приазовья до Забайкалья. Поэтому выпуск лошади Пржевальского в любой части этого исторического ареала расценивается как реинтродукция.

Считается, что лошадь в степных экосистемах была едва ли не самой характерной и экологически важнейшей группой млекопитающих. Само формирование степного биома и эволюция подрода настоящих лошадей проходили параллельно и взаимосвязано. В каком-то смысле, лошадь и степь создали друг друга. Дикие лошади были распространены по всей степной зоне. Наряду с антилопами, куланами и норными грызунами они обеспечивали большую долю изъятия фитомассы, ежегодно производимой степной растительностью, а их навоз был одним из основных путей возвращения биогенов в почву, замыкая биотический круговорот и играя важную роль в формировании характерных степных почв – черноземов и каштановых. Скусывание и вытаптывание растений лошадьми определяли состояние степного растительного сообщества, оказывали огромное влияние на его состав, динамику и пространственную структуру, снижали частоту, силу и охват степных пожаров. В эволюционном масштабе времени эти воздействия послужили фактором формирования многих характерных адаптаций типично степных растений. Внутри самого комплекса степных копытных лошади играли особую роль благодаря своей способности раскапывать снег и добывать корм зимой. На большей части степной зоны выживание почти всех стадных копытных в зимнее время зависело от лошадей, по чьим следам могли пастись остальные. Тот же навоз и трупы лошадей являлись важным источником пищи и местообитанием для множества видов потребителей мертвой органики – преимущественно беспозвоночных, но и некоторых позвоночных животных, а также грибов.

На территории нынешней Оренбургской области дикие лошади оставались многочисленными еще в середине XVIII в., но уже век спустя они отсюда исчезли. В течение следую­щих еще примерно ста лет их экологические функции в степях выполняли лошади домашние. Жившие здесь казаки, башкиры и казахи держали много лошадей. Большая их часть выпасалась вольно и оставалась на пастбищах круглый год. Местные казахские и башкирские породы (такие как мугалжарская и ирендыкская лошади) даже внешне похожи на своих диких родичей, адаптированы к континентальному степному климату, способны добывать корм из-под снега и защищаться от волков. Однако в последние полвека, по понятным причинам, лошадей в Оренбуржье становится все меньше. Степные экосистемы окончательно лишаются одного из самых ключевых своих компонентов.

Это очень существенная потеря и возможная причина многих экологических сбоев в степных экосистемах по всей области. Но особое положение занимает территория Оренбургского заповедника. Это единственный в России полностью степной заповедник, в течение 25 лет состоявший из четырех кластерных участков общей площадью 21,653 тыс. га, а в этом году дополненный новым участком площадью 16,5 тыс. га. Если на сельскохозяйственных землях массово пасутся пусть не лошади, но хотя бы рогатый скот, то в степях заповедника выпас скота все эти годы исключен. Обитающие на его территории косуля и лось связаны преимущественно с байрачными колками и балками, они никак не заменяют истинно степных копытных. Отсутствие характерных копытных чревато деградацией степей заповедника, и именно здесь поддержание экологической полночленности степных экосистем наиболее важно.

Воссоздание на территории заповедника полувольной популяции лошади Пржевальского позволяет решить обе проблемы: вернуть в природу исчезнувший в России вид и вернуть в заповедные степи ключевую для них экологическую группу – номадных стадных непарнокопытных.






Наверх
48 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России