Степной орел признан исчезающим в Европе и угрожаемым в мировом масштабе | №45 осень-зима 2015 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№45 осень-зима 2015

Стратегия сохранения степейСтепи под охранойИнструменты сохранения степейСтепи под угрозойСтепные пожарыКлючевые видыЗащита уязвимых видовЗаконодательствоПроекты Новые книги Организационные вопросы издания

Защита уязвимых видов

Степной орел признан исчезающим в Европе и угрожаемым в мировом масштабе

И.В. Карякин (Центр полевых исследований, Ниж. Новгород)

В течение большей части ХХ в. степной орел (Aquila nipalensis) считался самым многочисленным и благополучным среди видов рода настоящих орлов (Aquila), обитающих в Евразии. В СССР и постсоветских странах его вносили во все Красные книги, но скорее из общих соображений, что этот крупный пернатый хищник является естественно редким и нуждается в охране. В ныне действующей Красной книге РФ (1998) он отнесен к категории 3 – редкие виды, но не 2 – сокращающиеся в численности и не 1 – находящиеся под угрозой исчезновения. В глобальном масштабе состояние степного орла до последнего времени считалось и вовсе благополучным: в Красном списке МСОП он при каждой оценке неизменно получал статус «не требующего особого внимания» (Least Concern, до 2000 г. включительно – Lower Risk / least concern). Всего за время существования Красного списка состояние этого вида оценивалось десять раз и в девяти случаях (1988, 1994, 2000, 2004, 2008, 2009, 2011, 2012, 2013 гг.) было признано не вызывающим беспокойства.

Между тем негативные тенденции в популяциях степного орла отмечались еще с 1980-х гг. Тогда вид окончательно перестал гнездиться на территории Украины (Gorban et al., 1997), сократилась его численность на миграционном пути через Израиль (Yosef, Fornasari, 2004). В дальнейшем признаков постепенного ухудшения ситуации становилось все больше. Тем не менее у специалистов преобладало представление, что отмечаемые проблемы касаются только периферических популяций степного орла, тогда как в основном ареале в Казахстане, Монголии и России вид не сталкивается с существенными угрозами и его состояние достаточно благополучно.

В 2010 г. стартовал проект ПРООН/ГЭФ/Минприроды России «Совершенствование системы и механизмов управления ООПТ в степном биоме России», где степной орел был выбран одним из индикаторных видов. Благодаря этому в 2010–2015 гг. впервые удалось провести масштабные повторяющиеся учеты вида сразу во многих (почти во всех) важнейших местах гнездования на территории России и сопредельных регионов Казахстана. При этом не только определяли численность, но также оценивали возраст размножающихся и неразмножающихся птиц, устанавливали основные причины гибели взрослых, птенцов и целых гнезд. При содействии проекта была начата программа мечения орлов цветными кольцами, что позволило впервые получить более или менее массовые данные о путях пролета и зимовках, а также оценить смертность молодых птиц и выяснить некоторые из причин их гибели. В результате стал более понятен современный природоохранный статус степного орла в России и Казахстане (Карякин, 2012).

Оказалось, что о благополучии вида в наших странах говорить уже не приходится. В европейской части России его численность и ареал значительно сократились и положение близко к критическому. В азиатской части России и в Казахстане ситуация лучше, но динамика устойчиво негативная и статус вида также не может быть признан благополучным (Карякин, 2013; Карякин и др., 2013).

Появились сведения, что и в Китае  наблюдаются сокращение численности и деградация ареала степного орла (Ма Мин, Жао, 2013). Нет достоверных современных данных только о ситуации в Монголии. По существующим оценкам, она считается стабильной (Gombobaatar, Monks, 2011), но двукратное сокращение численности степного орла на пролете в Непале (Subedi, 2014) указывает на соответствующее падение численности в Монголии.

В те же годы стало окончательно ясно, что степной орел, в сущности, исчезает с территории Европы. Еще недавно он встречался в 10 странах Юго-Восточной Европы и Передней Азии: это (в современных границах) Албания, Армения, Азербайджан, Болгария, Грузия, Молдавия, Румыния, Россия, Турция и Украина. Известны также залеты во многие страны Центральной, Западной и Северной Европы. Однако сейчас гнездовой ареал вида в Европе ограничен только двумя из этих стран. В последние 50 лет степной орел полностью исчез на гнездовании из Румынии, Молдовы и Украины, значительно отодвинулась на восток граница ареала в России. Степной орел уже не гнездится западнее 42° в.д., за исключением маленькой локальной группировки (2–5 пар) в азиатской части Турции (в Центральной Анатолии). По последним оценкам, европейская популяция степного орла насчитывает 800–1200 пар (1600–2400 взрослых особей) практически вся она находится в России*. Численность гнездовой популяции степного орла в Европе за 50 лет (время жизни трех поколений орлов) сократилась на 80% (BirdLife International, 2015b).

На основании этих данных при очередной оценке вида для Европейского Красного списка в марте 2015 г. степной орел впервые получил статус критически угрожаемого (Critically Endangered, CR) в Европе (BirdLife International, 2015а). Это означает признание наивысшей степени опасности для вида в регионе и предполагает необходимость наи­высшего уровня внимания к нему.

В последние годы в экспертном сообщест­ве росло понимание, что и глобальный природоохранный статус вида должен быть пересмотрен (Meyburg et al., 2012; Николенко, 2013). Предложения повысить его вносились при проведении всех последних оценок, начиная с 2011 г., но до поры они не находили достаточной поддержки. Только после переоценки европейского статуса вида накопившихся аргументов оказалось достаточно и для глобального уровня. При очередном обновлении Красного списка МСОП в октябре 2015 г. глобальный статус степного орла впервые за всю историю его оценки был повышен – вид признан находящимся в опасности (Endangered) (BirdLife International, 2015b).

Это очень резкое изменение статуса, перешагнувшее сразу через две менее тревожных категории (близкого к угрожаемому, Near Threatened, и уязвимого, Vulnerable), притом что при предыдущей оценке, всего два года назад, вид сохранил статус «не требующего внимания». За прошедшие два года никакой катастрофы со степным орлом в реальности не произошло, продолжалось постепенное ухудшение состояния вида. Само по себе такое скачкообразное повышение статуса свидетельствует, что понимание пришло с опозданием и прежняя оценка давно утратила адекватность. Благополучным состояние степного орла, по-видимому, перестало быть не в последние пару лет.

Одним из важнейших оснований для повышения глобального статуса стало официальное признание быстрого исчезновения степного орла из европейской части ареала. Но его одного было бы недостаточно. Не менее важную роль сыграли появившиеся в последние годы свидетельства, что и в основной, азиатской части своего ареала вид также сталкивается с существенными угрозами, его численность и распространение быстро сокращаются. В целом можно сказать, что совершившаяся переоценка статуса основана преимущественно на результатах, полученных в ходе исследований степного орла в рамках Степного проекта ПРООН/ГЭФ/Минприроды России.

В соответствии с новейшими данными, глобальная численность гнездовой популяции степного орла оценивается в пределах 26–37 тыс. пар (от 52 до менее 74 тыс. взрослых особей). По сравнению с уровнем 1997 г. снижение численности составило не менее 58,6%. Эти показатели и стали количественной основой для признания вида находящимся в опасности (согласно формальным критериям А2, А3 и А4 – BirdLife International, 2015b).

В России в настоящее время общая численность степного орла на гнездовании оценивается в среднем примерно в 2600 пар (2104–3081 пар). За последние два десятилетия она сократилась на порядок (по оценкам, в начале 2000-х гг. в России гнездилось в среднем 22 500 пар). В глобальном масштабе основная часть гнездового ареала находится в Казах­стане, и здесь же сосредоточена основная до­ля численности гнездящихся птиц. В стране насчитывается в среднем 26,5 тыс. (от 22 до 31 тыс.) гнездящихся пар. Еще в 2006–2010 гг. численность степного орла в Казахстане оценивалась примерно вдвое выше. Именно за счет сокращения западно-казахстанских популяций, мигрирующих на зиму преимущест­венно в Африку и страны Ближнего Востока, происходит быстрое снижение глобальной численности степного орла.

Численность ряда более восточных популяций, видимо, остается более или менее стабильной: в частности в Алтае-Саянской горной стране, возможно, в каких-то частях Монголии. Об этом можно судить на основании данных о миграции степного орла через Гималаи (Subedi, 2014). Однако численность вида в этих регионах намного ниже, чем в Западном и Восточном Казахстане.

Причины сокращения глобальной численности степного орла пока недостаточно понятны. Огромный урон, как в местах гнездования, так и на миграционных путях, наносит гибель орлов на птицеопасных ЛЭП 6–10 кВ. Существенную роль, по-видимому, играет браконьерский отстрел и отлов, особенно на путях миграции и в местах зимовок. Но приходится предполагать, что должны существовать еще один или несколько факторов, соизмеримых по своему негативному влиянию с вышеназванными. Одним из таких факторов может быть отравление орлов диклофенаком при питании падалью скота на местах зимовок. Ранее широко обсуждалась опасность этого ветеринарного препарата в аналогичной ситуации для грифов, а в последнее время она была установлена и для степного орла в Индии (Sharma et al., 2014).

Повышение статуса в Красном списке и Европейском Красном списке – первый шаг, необходимый для формирования более ответственного отношения к сохранению вида. Детально природоохранные меры для степного орла могут быть проработаны в форме международной стратегии сохранения вида и/или плана действий, например в рамках Меморандума о взаимопонимании по сохранению мигрирующих хищных птиц Африки и Евразии, действующего в системе Конвенции о мигрирующих видах животных (Боннская конвенция). Аналогичные европейские документы могут быть подготовлены в рамках процедур Бернской конвенции. Пока же есть только наиболее общие предложения, сформулированные в глобальном и Европейском Красных списках. Они в общем не новы. Это создание крупных степных ООПТ в Европе и в других частях ареала; меры по сокращению угрозы птицам от опасных ЛЭП (путем замены их на безопасные или оснащения птицезащитными устройствами); экологическое просвещение, особенно скотоводов и других сельских жителей, чаще других контактирующих с гнездящимися степными орлами; продолжение исследований потенциальной опасности диклофенака и подобных препаратов и в перспективе запрет его использования для ветеринарных целей в Европе. Новым, однако, является то, что теперь к этим рекомендациям в значительно большей мере будет привлечено внимание (и финансовые ресурсы) международного природоохранного сообщества и природоохранных структур объединенной Европы.

С учетом того, что степной орел является едва ли не самым типичным и характерным крупным пернатым хищником степного биома, теперь он становится одним из флаговых степных видов. Увеличение усилий по его сохранению должно помочь и сохранению степных экосистем в целом.

Литература

Карякин И.В. 2012. Методические рекомендации по организации мониторинга популяций степного орла в России и Казахстане. Новосибирск: Академическое издательство «Гео». 89 с.

Карякин И.В. 2013. Обзор современного статуса степного орла в мире и в России // Пернатые хищники и их охрана. № 26. 22–43.

Карякин И.В., Коваленко А.В., Барашкова А.Н. 2013. Мониторинг гнездовых группировок степного орла в трансграничной зоне России и Казахстана в 2012 году // Пернатые хищники и их охрана. № 26. 61–83.

Ма Мин Р., Жао K. 2013. Распространение и экология степного орла в Китае // Пернатые хищники и их охрана № 27. 172–179.

Николенко Э.Г. 2013. Природоохранный статус степного орла должен быть пересмотрен // Пернатые хищники и их охрана. № 26. 15–17.

BirdLife International. 2015а. Aquila nipalensis / European Red List of Birds. Luxemburg: Office for Official Publications of the European Communities.

BirdLife International. 2015b. Aquila nipalensis / The IUCN Red List of Threatened Species 2015: e.T22696038A80351871. http://dx.doi.org/10.2305/IUCN.UK.2015-4.RLTS.T22696038A80351871.en. Downloaded on 05 December 2015.

Gombobaatar S., Monks E.M. (compilers), Seidler R., Sumiya D., Tseveenmyadag N., Bayarkhuu S., Baillie J.E.M., Boldbaatar Sh., Uugangayar Ch. (editors). 2011. Mongolian Red List of Birds / Regional Red List Series Vol. 7. Birds. Zoological Society of London, NationalUniversity of Mongolia and Mongolian Ornithological Society. 1036 p. (in English and Mongolian).

GorbanI., Morgan J., Shirihai H. 1997. Steppe Eagle Aquila nipalensis // The EBCC Atlas of European Breeding Birds: Their Distribution and Abundance / W.J.M. Hagemeijer and M.J. Blair (Eds.) London. 163.

Meyburg B.-U., Meyburg C., Paillat P. 2012. Steppe Eagle migration strategies – revealed by satellite telemetry // British Birds. 105. 506–519.

Sharma A.K., Saini M., Singh Sh.D., Prakash V., Das A., Dasan R.B., Pandey Sh., Bohara D., Galligan T.H., Green R.E., Knopp D., Cuthbert R.J. 2014. Diclofenac is toxic to the Steppe Eagle Aquila nipalensis: widening the diversity of raptors threatened by NSAID misuse in South Asia // Bird Conservation International. 24. 282–286.

Subedi T. 2014. East to West Migration of Steppe Eagle Aquila nipalensis and other Raptors in Nepal: Abundance, Timing and Age Class Determination. National Birds of Prey Trust, UK, 37 p.

Yosef R., Fornasari L. 2004. Simultaneous decline in Step­pe Eagle (Aquila nipalensis) populations and Levant Sparrowhawk (Accipiter brevipes) reproductive success: coincidence or a Chernobyl legacy? // Ostrich. 75 (1–2). 20–24.

Контакт: Игорь Вячеславович Карякин

Центр полевых исследований
РОССИЯ 603109 Нижний Новгород, ул. Нижегородская, 3, кв. 29
Тел.: (831) 433 38 47
E-mail: ikar_research@mail.ru


Европейский Красный список содержит регулярно обновляемые официальные данные о природоохранном статусе обитающих в Европе видов организмов. В настоящее время он включает все виды позвоночных животных и частично – сосудистых растений, а также виды нескольких групп наземных и пресноводных насекомых и моллюсков. Всего сейчас в списке 9735 видов, в 2016–2018 гг. их число должно увеличиться за счет включения еще нескольких групп беспозвоночных и растений. Европейский Красный список составляется на основе модифицированных критериев глобального Красного списка МСОП, специально рекомендованных МСОП для составления региональных красных списков (здесь регион понимаются как группа соседних стран). Смысл модификации критериев – в определении степени угрозы для видов на уровне региона. В данном случае, список ведется как для географически широко понимаемого Панъевропейского региона, так и для Европы в узком смысле – Европейского Союза (в составе 27 стран). За ведение Европейского Красного списка в целом отвечают структуры МСОП – Программа по видам, Комиссия по выживанию видов (Species Survival Commission, SSC) и Европейский региональный офис МСОП.


* Тут уже учтены первые данные, полученные в ходе Степного проекта ПРООН/ГЭФ/Минприроды России (Карякин, 2013). По итогам работ 2013–2015 гг. они должны быть уточнены, но к существенному изменению оценки это не приведет.






Наверх
77 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России