Крупнейшие палы на полях Кубани связаны с крупными агрофирмами | №45 осень-зима 2015 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№45 осень-зима 2015

Стратегия сохранения степейСтепи под охранойИнструменты сохранения степейСтепи под угрозойСтепные пожарыКлючевые видыЗащита уязвимых видовЗаконодательствоПроекты Новые книги Организационные вопросы издания

Степные пожары

Крупнейшие палы на полях Кубани связаны с крупными агрофирмами

Пожары часто приходят на степные участки с пашни, становясь результатом сжигания пожнивных остатков. В России палы на полях – одна из важнейших причин степных пожаров. Принято считать, что огневой метод очистки полей от соломы используют, главным образом, мелкие фермеры, не имеющие сил и средств для применения более совершенной агротехники, требующей и больших затрат (на удобрения, пестициды, ГСМ, зарплаты и пр.). Соответственно, предполагается, что с приходом в регион крупных агрохолдингов массовые палы соломы сокращаются или даже прекращаются.

Однако исследование Экологической вахты по Северному Кавказу показало, что это не обязательно так.

В северных, центральных и западных районах Краснодарского края ежегодно происходит массовое сжигание соломы на сельхозугодьях. За очисткой полей от послеуборочных остатков пшеницы, кукурузы и риса следует стихийная кампания по уничтожению огнем сухой растительности за пределами пашни.

В 2015 г. сельскохозяйственные палы на Кубани начались позже, чем обычно, из-за влажной погоды в первой половине лета. Как правило, пшеничную солому здесь начинают жечь уже в конце июня и на июль–первую половину августа приходится пик поджогов. Однако в этом сезоне серьезные возгорания на сельхозугодьях начались лишь в первых числах августа, зато продолжались практически ежедневно весь период, пока шла подготовка почвы для осеннего сева озимых. В сентябре настало время массовых палов рисовой соломы, остатков кукурузы и подсолнечника. Воспользовавшись периодом сухой и жаркой погоды, совпавшей с окончанием уборки рисового зерна, аграрии решили побыстрее избавиться от накопившихся отходов. В отдельные дни фиксировалось по нескольку десятков возгораний на сельхозугодьях и сопредельных с ними природных территориях.

Государственные природоохранные, пожарные и правоохранительные органы не ведут мониторинг палов соломы. Поэтому нет не только наказаний за эти действия, но и никаких аналитических данных. Общественная организация «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» (ЭВСК) провела собственный анализ, используя открытые материалы веб-ресурса «Пожары СКАНЭКС» на сайте Космоснимки.ру (http://fires.kosmosnimki.ru). Сайт в режиме почти реального времени (обновление, в среднем, четыре раза в сутки) показывает карту ландшафтных пожаров во всем мире. В основе карты лежит выявление на поверхности земли «термоточек» – мест с повышенной температурой, активно излучающих в инфракрасном диапазоне. Применяется сложный алгоритм, позволяющий убрать большую часть посторонних явлений и видеть термоточки под облаками.

Отслеживая возгорания с помощью этого сервиса и уточнений на местах, ЭВСК выяснила, что в этом сезоне самые крупные травяные и полевые пожары на Кубани начинались на землях, находящихся в управлении крупных агрофирм и агрохолдингов. Финансовые и технические возможности этих компаний намного превышают то, чем располагают небольшие фермерские хозяйства. Тем не менее агрохолдинги предпочитают экономить деньги и время на операциях по утилизации соломы или ее заделке в почву.

Приведем несколько примеров.

Третьего августа в Староминском районе, на землях сельскохозяйственного кооператива (СПК) им. Чапаева (одного из последних сохранившихся крупных колхозов), близ административной границы с Ростовской областью был устроен преднамеренный поджог пшеничной соломы. Огонь прошел площадь порядка 10 км2. В тот же день крупный пожар возник в соседнем Щербиновском районе края и на сопредельной территории Ростовской области – выгорело около 14 км2. Насколько видно по космоснимкам, затронуты были и полезащитные лесополосы.

Четвертого августа сразу несколько очагов возгорания появились на угодьях ООО «Зерновая компания “Новопетровская” в Славянском районе. Судя по тому, что все зафиксированные спутником термоточки оказались возле ирригационных и дренажных каналов рисовой системы, можно предположить, что с помощью огня велось уничтожение «лишней» околоводной растительности. Между тем «Новопетровская» – один из самых крупных и успешных производителей риса в России. Известно, что в 2013 г. ее выручка превысила 5 млрд. р., а совокупные активы по состоянию на 2014 г. превышали 3 млрд. р. Почему такая небедная компания практикует архаичные способы борьбы с сорной растительностью (или, как минимум, не способна контролировать собственные угодья) остается только догадываться.

С 5 по 10 августа целая серия крупных полевых пожаров зарегистрирована на северо-западе края, в Ейском районе, где дейст­вует ряд достаточно крупных агрофирм. Огонь прошел почти 25 км2. Большая часть возгораний возникла в местах, удаленных от автотрасс и населенных пунктов, что делает маловероятным предположение о случайных причинах, типа брошенного окурка.

Двадцать пятого августа массовые поджоги стерни и соломы, оставшихся после уборки озимой пшеницы, произошли опять в Староминском районе, на пахотных угодьях ЗАО «Большевик». Владельцем 100% акций этого хозяйства является ЗАО «Агроком­плекс», аффилированное с семьей министра сельского хозяйства РФ, экс-губернатора Краснодарского края А.Н. Ткачева. По открытым данным, ЗАО «Агрокомплекс» – один из крупнейших владельцев земельных активов в Краснодарском крае, где контролирует около 200 тыс. га пахотных земель (около 5,5% всей пашни региона)*. Термоточки на угодьях «Большевика» были зафиксированы ранним утром, то есть поджигали, видимо, еще затемно. В админист­рации района ЗАО «Большевик» характеризуют как «устойчивое, успешное хозяйство, обрабатывающее 5500 га пашни». Почему такое хозяйство продолжает утилизировать солому с помощью огня – неизвестно.

Второго сентября активисты ЭВСК, обследовавшие берега р. Бейсуг в Каневском районе, заметили столбы дыма в районе хут. Добровольного. Оказалось, что горит тростник в балке Киркулина, находящейся в окружении полей предприятия «Каневское», принадлежащего тому же ЗАО «Агрокомплекс». На месте возгорания обнаружились двое руководителей «Каневского» – замдиректора и главным агрономом, спокойно наблюдавшие за горящим тростником. Пожарных они не вызвали. Позже предприятие пыталось потушить огонь своими силами, с помощью трактора с бочкой и садового шланга.

Весь сентябрь продолжалось планомерное выжигание сухого тростника на угодьях ФГУП «Бейсугское нерестово-выростное хозяйство» в низовьях р. Бейсуг (на западе края). Подобное здесь происходит ежегодно, и каждый год госпредприятие списывает поджоги на неких «неустановленных злоумышленников» (очень нервно реагируя на критику в свой адрес). Надо сказать, в этом году трост­ник выжигали более щадяще, чем в прежние годы: если раньше просто поджигали заросли сразу на большой территории, то сейчас палы проводились постепенно, единовременно выжигались небольшие участки. Но в итоге все равно выжжено не менее 15–20 км2 поймы. На территории Брюховецкого района пострадала прибрежная лесополоса, в которую огонь перекинулся с полыхающего тростника.

Во всех перечисленных случаях расследование по фактам возгораний либо не проводилось, либо закончилось констатацией, что «виновные не установлены». Так, в отношении ЗАО «Большевик» Минприроды Краснодарского края сообщило, что «информация не подтвердилась»: горела не солома на полях, а сухая растительность в придорожной полосе возле автострады. Придорожное возгорание посчитали причиной пожара и на полях СПК им. Чапаева, причем отмечено, что СПК собственными силами тушил «случайное возгорание» и самостоятельно сообщил о нем в пожарную часть. В обоих случаях виновные не установлены. Поджигателями сухой растительности на рисоводческих угодьях ООО «Зерновая компания “Новопетровская” администрация Славянского района назвала неустановленных рыбаков-любителей. По поводу выжигания тростника в угодьях ФГУП «Бейсугское нерестово-выростное хозяйство» был получен ответ от Главного управления МЧС России по Краснодарскому краю, куда весь сентябрь поступали сообщения о выжигании тростника в пойме р. Бейсуг: ГУ МЧС объяснило, что тушение не производилось «из-за отсутствия подъездных путей».

Пожарные и полиция неохотно реагируют на сообщения о возгораниях в период массовых сельхозпалов. Например, в октябре 2015 г. жители сел Львовское и Михайлов­ское Северского района сообщили в РОВД о сильном задымлении жилой зоны в результате выжигания рисовой соломы на полях ООО «Кубанская крупяная компания». В дежурной части, однако, отказались принять заявление, сообщив местным жителям, что те «не специалисты и не могут отличить поджог от естественного возгорания» (что такое «естественное возгорание» применительно к рисовой соломе, в полиции не разъяснили).

Массовые сельхозпалы на Кубани требуют гораздо более серьезного, долгосрочного мониторинга, ЭВСК провела лишь кратковре­менное поверхностное исследование с помощью общедоступного веб-сервиса. Но и этого­ оказалось достаточно, чтобы обнаружить: наи­более масштабные пожары происходят на угодьях крупных сельхозпроизводителей. Во всех рассмотренных случаях применение этой архаичной практики невозможно объяснить бедностью и слабостью землепользователей. Компании имеют возможность перейти на современные безопасные технологии, но не делают этого, видимо, чтобы не повышать свои производственные издержки. Возможно, руководство агрохолдингов сочло, что в условиях политики «импортозамещения» отечест­венным производителям продуктов питания (тем более, крупным) будет дан полный карт-бланш на увеличение производства и снижение издержек любой ценой и любыми методами.

В этой ситуации на страже интересов населения, рискующего своим имуществом и страдающего от задымления (которое было заметно даже в Краснодаре), должны бы стоять государственные экстренные службы и контролирующие органы. Но тут они устраняются от выполнения своих прямых обязанностей. В неофициальных беседах сотрудники контролирующих органов сетуют на то, что проверять агропредприятия и штрафовать их за различные нарушения стало труднее, после того как экс-губернатор Краснодарского края А.Н. Ткачев стал министром сельского хозяйства России.

Д. Шевченко (Экологическая Вахта
по Северному Кавказу, Краснодар)

Контакт:

Дмитрий Шевченко, заместитель координатора МОО «Экологическая Вахта по Северному Кавказу»
Краснодар
Моб.: 198 211 25 44
E-mail: giperbor2@gmail.com


Равнинная часть Краснодарского края (Кубань) полностью лежит в степной зоне, степной пояс развит и в предгорьях Кавказа. До сельскохозяйственного освоения эти территории были покрыты преимущественно богаторазнотравными настоящими и луговыми степями. Но в настоящее время степных экосистем тут почти вовсе не осталось. Из всех регионов России Кубань подверглась едва ли не самой глубокой аграрной (и вообще антропогенной) трансформации. Краснодарский край занимает первое место в стране по доле пашни в составе земель сельскохозяйственного назначения – на ее долю приходится около 87% площади. Это один из всего нескольких регионов (и самый крупный из них), где в 1990–2000-х гг. практически не возникло сколько-нибудь долговременных залежей. В настоящее время (2015 г.) площадь посевов в крае всего на 6% меньше, чем в 1990 г., и это тоже рекордный показатель среди всех субъектов РФ. Объяснение этому простое: по климатическим и почвенным условиям Кубань – наиболее плодородный регион, «житница» России. Только здесь среднемноголетняя урожайность зерновых устойчиво удерживается вблизи уровня 50 ц/га (49 ц/га за период 2010–2014 гг.), примерно на треть превышая даже среднюю по Южному и Северо-Кавказскому федеральным округам. По этой же причине Кубань стала одним из первых (если не самым первым) субъектом РФ, где начался процесс консолидации земель в руках крупных агрохолдингов. И сейчас в управлении холдингов здесь находится не менее 70% площади пахотных земель – показатель на уровне самых высоких в стране.


* Согласно обзору «Крупнейшие владельцы сельскохозяйственной земли в России на 2015 год» (BEFL, апрель 2015), ЗАО «Агрокомплекс» по контролируемой площади сельскохозяйственных земель занимает 16-е место в стране (в 2014 г. было на 17-м – BEFL, 2014). Но в том же обзоре и ряде других источников указывается, что компания находится в процессе одобрения нескольких сделок по приобретению новых земельных активов общей площадью около 250 тыс. га. Когда (если) покупки успешно завершатся, она окажется уже на 5-м месте во всероссийском рейтинге.






Наверх
50 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России