Лисы долины Западного Маныча | №42 осень 2014 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№42 осень 2014

Режимы сохранения степейСтепи под охранойИнвентаризация степейСтепи под угрозойСтепные пожарыИстория экосистемЗащита уязвимых видовКлючевые видыЗаконодательствоОбъявленияСтепное природопользованиеБорьба с опустыниваниемСобытия Новые книги Финансирование номера

Ключевые виды

Лисы долины Западного Маныча

Корсак (Vulpes corsac). Рис. В. ПавлушинаА.Д. Липкович (Ростовский заповедник, Ростов-на-Дону)

Долина Западного Маныча в пределах Ростовской области протянулась от границы с Республикой Калмыкия до впадения р. Ма­ныч в Дон. Когда-то долину занимал морской пролив, соединявший Каспийский бассейн с Азово-Черноморским. О времени существова­ния этого пролива среди географов есть раз­ногласия. Одни считают, что он исчез десятки тысяч лет назад, другие доказывают, что имен­но этим путем могли плавать корабли древних греков и что мифу об аргонавтах соответство­вали реальные путешествия из Понта (Черно­го моря) через Меотийское болото (Азовское море) и далее – по широкому и бурному про­ливу в Каспий, к берегам Ленкоранской низ­менности.

В последние века происходило прогресси­рующее иссушение региона. К началу ХХ в. в долине Западного Маныча сохранилась лишь цепь соленых озер и лиманов. Проточная часть представляла собой медленно текущую солоноватоводную реку. Дно некогда широкого (до 50 км) пролива стало долиной в сухой степи. Самый крупный водоем этой долины – соле­ное оз. Маныч-Гудило, одно из самых длинных озер Европы, почти 200 км в длину. После гидротехнических трансформаций оно преврати­лось в восточный отсек Пролетарского водо­хранилища.

Характерная особенность рельефа север­ного коренного берега озера – высокие глини­стые обрывы, протянувшиеся на многие десят­ки километров. Обрывы высотой до 10–15 м представляют собой единственный элемент вертикально расчлененного рельефа среди об­ширной пологоволнистой равнины. В них охот­но гнездятся филины, каменки, сизоворонки, ласточки-береговушки.

В долине Маныча обитает два вида лис: обыкновенная лисица и корсак (Vulpes vulpes и V. corsac). Первый – самый массовый хищ­ник. Второй, как редкий вид, внесен в Крас­ную книгу Ростовской области. Оба вида – миофаги, в их рационе важнейшее место за­нимают мышевидные грызуны. Именно чис­ленность грызунов определяет обилие лисиц в степи.

Обыкновенная лисица встречается по­всеместно. В течение ряда лет численность ее держится на высоком уровне. Особенно много­численны эти хищники весной и в начале лета, во время выхода из нор лисят. Молодые не­опытные звери попадаются на глаза постоян­но. А июнь и июль на дорогах долины Маны­ча можно назвать месяцами «давленых лисят, грачей и ежей». Ежегодно под колесами авто­транспорта гибнут сотни этих зверей и птиц.

Лисицы обитают буквально в любых усло­виях. Но есть наиболее предпочитаемые места устройства нор и дневных лежек. Лисы особен­но охотно роют норы в рыхлых грунтах и не­ровностях рельефа. Так как в 1970–1980-е гг. описываемый регион был ареной очень ин­тенсивного скотоводства, «неровности релье­фа» часто представляют собой задернованные кучи навоза у прекративших существование животноводческих точек, места былого рас­положения жилых и хозяйственных построек, подвалы, заброшенные или малоиспользуемые карьеры и т.д. Грунт в таких местах более рых­лый, и в нем удобнее рыть норы, чем среди ров­ной степи, в солонцеватой суглинистой почве.

Привлекательные для лис естественные неровности – береговые валы древнего Ма­нычского пролива, представляющие собой цепь довольно высоких поднятий, расчленен­ных промоинами (иногда эти поднятия считают продолжением бэровских бугров низовьев Вол­ги). Современные почвы валов сформированы на мощном слое песка, нанесенного древними потоками вод пролива.

И, конечно, одним из излюбленных мест устройства нор являются обрывистые берега оз. Маныч-Гудило. В зимнее время эти обрывы служат убежищами от изнуряющих степных ветров, а на глинистых осыпях крутой угол падения солнечных лучей образует пригревы, на которых среди бурьянистой растительности лисы любят отдыхать днем.

Корсаки действительно редки. Норы этих зверьков автор встречал на ровных участках степи или вблизи соленых водотоков. Возмож­но, одной из причин малой численности кор­сака является обилие обыкновенной лисицы. Рацион этих видов очень сходен, что, вероят­но, создает конкуренцию за пищу. Кроме того, мелкие корсаки (размер взрослого животного вдвое меньше зайца) могут просто выедаться более крупной обыкновенной лисицей. Особен­но большую опасность лисы могут представ­лять для неопытного молодняка корсаков.

Питание лисиц анализировалось автором по собранным порциям помета и пищевым остаткам у выводковых нор. В нем наблюда­ется хорошо выраженная сезонность. Так, в зимнее и ранневесеннее время основу рацио­на составляют полевки. Численность наиболее массового вида этих грызунов – общественной полевки – в течение многих лет держится на высоком уровне, временами давая «вспышки», во время которых зверьки потребляют огром­ное количество растительных кормов. По ли­тературным данным, в такие годы ими может уничтожаться более половины растительной продукции, производимой степным травостоем.

Во время выкармливания лисят взрослые активно охотятся на зайцев. Почти у каждой выводковой норы в мае–начале июня можно найти 2–3 черепа и кости этих зверьков. Кста­ти, именно в этот сезон лисы наносят наиболь­ший урон птицеводству. Перья и кости кур и уток (большей частью, «шипящих индоуток») также обычны у нор.

Вблизи пресноводных водоемов с разви­той прибрежной растительностью у нор неред­ко встречаются останки ондатры (например, у охотстанции «Удачная» в Пролетарском райо­не), а поблизости от гнездовых колоний грачей – перья и кости слетков этих птиц.

С середины июня в степи становятся массовыми кузнечики и саранчовые. С этого времени до октября включительно остатки хи­тинового покрова и прыгательных ног этих на­секомых – почти непременная составная часть лисьего помета. Единично в нем встречаются фрагменты ящериц и змей. В октябре 2014 г. на о-ве Водный (территория государственно­го природного биосферного заповедника «Ро­стовский») наблюдали лисицу, несшую в зубах степную гадюку.

Высокая численность обыкновенной лиси­цы – одного из основных природных резерву­аров вируса бешенства – не раз приводила к объявлению территории долины Маныча не­благоприятной по этой особо опасной инфек­ции. Еще одним обычным заболеванием лис является чесотка. Лисы с высокой степенью поражения этим заболеванием – не редкость вблизи сельских свалок и скотомогильников.

Об этих объектах необходимо сказать подробнее. Как показательный пример мож­но рассмотреть свалку у пос. Волочаевский Орловского района. На ровную площадку у северо-западной окраины села вывозятся все твердые отходы, включая навоз с личных под­ворий и павших домашних животных. Яма скотомогильника многие годы была открыта и доступна для бродячих собак, кошек, лисиц, ворон, сорок и чаек. Прямо в этой яме, среди зловонных трупов коров и овец, выводили щен­ков бродячие собаки.

Лисы – постоянные посетители этой свал­ки. И именно на свалке наиболее часто встре­чаются звери с сильным поражением чесоткой. В январе 2011 г. за один день на свалке было встречено две зараженных лисы. В этот же день здесь наблюдались три домашние кош­ки, собака со щенком, устроившая логово на скотомогильнике, а также множество птиц: уч­тено более 300 домовых воробьев, 200 сквор­цов, 200 грачей, 150 сизых голубей, 50 сорок, столько же кольчатых горлиц и 12 хохлатых жаворонков.

Все это биоразнообразие время от време­ни с шумом поднималось в воздух. Стаи птиц перелетали в поселок, где рассаживались по деревьям, заборам дворов, расхаживали по пешеходным дорожкам. Кошки после посеще­ния свалки также возвращались в свои дома. Таким путем могут беспрепятственно достав­ляться непосредственно к жилью человека воз­будители многих инфекционных заболеваний.

И наоборот – с нечистотами, вывозимыми с подворий волочаевцев, вполне могут попадать в природу возбудители зоонозов, общих для домашних и диких животных, включая вирус африканской чумы свиней (АЧС).

Свалка этого поселка не является чем-то исключительным. Скорее это типичная свалка для сотен и тысяч поселков юга России. Да и не только юга… Чего стоит в таких условиях, например, кампания по «депопуляции» дикого кабана как распространителя вируса АЧС?

Вернемся к лисам. Местные охотники всегда на них охотились. Условия манычской долины породили своеобразный прием добычи лисиц – охоту «на кручах». Охота эта произво­дится так: один или два стрелка идут по краю береговых обрывов озера Маныч-Гудило. С не­которым отставанием от них вдоль берега под обрывами движутся загонщики. Спугнутые загонщиками лисы бегут вперед и попадают под выстрелы. Таким образом за день охоты нередко добывают более 10 зверей. Охотятся также с гончими собаками, как коллективно, так и индивидуально, с подхода, из засидки, с борзыми и норными собаками.

Некоторое время назад, в связи с отсут­ствием спроса на лисьи шкуры, охота была ме­нее интенсивной. Это сделало возможным рост численности зверей. В последние годы степные поселки объезжают скупщики пушнины, даю­щие по 500–600 рублей за шкуру. При высо­кой численности лисиц это стимулирует акти­визацию охоты. Некоторые охотники добывают за сезон 50–60 и более лисиц.

Тем не менее лисы остаются самыми мно­гочисленными наземными хищниками степей. В весеннее время при невысокой траве с холма или берегового обрыва нередко можно одно­временно видеть 2–3 охотящихся зверей.

Своеобразным «рефугиумом», местом безопасного обитания лисиц служит покрытый степной растительностью о-в Водный, входя­щий в состав Островного участка Ростовско­го заповедника. На острове площадью около 2 тыс. га нет хозяйственной деятельности и охота здесь запрещена, поэтому население ли­сиц достаточно многочисленно. Их норы обыч­но устроены в береговых обрывах и пониже­ниях рельефа. Во время пиков численности общественной полевки наблюдались случаи выведения лисицами потомства прямо на по­верхности, без устройства нор. Дополнитель­ным кормом для островных лис служат трупы вольно обитающих тут лошадей. В годы мас­сового падежа лошадей (2008 и 2010) на мно­гих конских трупах можно было видеть лисьи метки в виде кучек помета (как правило, на голове трупа).

По данным учетов, проведенных на тер­ритории заповедника ведущим научным со­трудником В.Д. Казьминым, на трех его участ­ках весной 2013 г. было 82 норы обыкновенной лисицы. Занятыми из них оказалось только 10 выводковых нор (из них половина – на о-ве Водный). В выводках на острове отмечено в среднем 4,4 щенка. Таким образом, числен-ность лисиц острова только в семейных груп­пах составила не менее 32 особей. С учетом неразмножавшихся зверей этот показатель приближается к 50.

Корсак, как редкий зверек, практически не добывается браконьерами. Возможно, поэто­му, в отличие от обыкновенной лисицы, моло­дые звери этого вида необычайно доверчивы к человеку. Так, щенки из найденной весной 2011 г. норы неоднократно позволяли подхо­дить к себе на расстояние нескольких шагов, не проявляя при этом признаков беспокойства. Зверьков фотографировали и снимали на ви­део в течение более чем получаса.

Вопреки распространенному мнению, мас­совость лисиц не сказывается отрицательно на численности серой куропатки и зайца-русака. Вероятно, это связано с достаточностью основ­ного корма – общественной полевки. При ее обилии другие объекты (кроме массовых в лет­не-осенний период прямокрылых) добываются лишь попутно.

Контакт:
Александр Давидович Липкович, заместитель директора по научной работе
Государственный природный биосферныйзаповедник «Ростовский»
РОССИЯ 347510Ростовская обл., пос. Орловский, пер. Чапаевский, 102
Тел.: (86375) 3 40 10
Факс: (86375) 3 14 10
E-mail: alexandr.lipkovitch@yandex.ru






Наверх
74 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России