Положение «о прекращении сенокошения в заповедных зонах» не поддержали специалисты | №42 осень 2014 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№42 осень 2014

Режимы сохранения степейСтепи под охранойИнвентаризация степейСтепи под угрозойСтепные пожарыИстория экосистемЗащита уязвимых видовКлючевые видыЗаконодательствоОбъявленияСтепное природопользованиеБорьба с опустыниваниемСобытия Новые книги Финансирование номера

Режимы сохранения степей

Положение «о прекращении сенокошения в заповедных зонах» не поддержали специалисты

Воссоздать полноценную степную экосистему на территории Украины сейчас нереально. Разве что создать природный заповедник от Днепра до Молочной – но это возможно только без людей.

Директор биосферного заповедника «Аскания-Нова» В. Гавриленко

Киевский эколого-культурный центр не­давно представил на рассмотрение Минпри­роды Украины проект «Положения о проведе­нии сенокошения в границах степных участков биосферных и природных заповедников, запо­ведных зон национальных природных парков и региональных ландшафтных парков», прило­жив также проект приказа о его утверждении. Этим документом предлагается установить, что кошение на степных участках заповедных зон допускается только в присутствии госэ­коинспектора, в сроки не ранее 1 августа, в течение 15 дней, не более 15% степной части природного резервата, чересполосицей (десяти­метровые полосы прокоса должны чередовать­ся с нескошенными полосами такой же шири­ны), вручную, срезая травостой не ниже 10 см над землей; сено должно вывозиться только лошадьми, а десятая часть выкошенного объ­ема должна оставаться на покосе.

Поскольку в случае утверждения дан­ный документ окажет значительное влияние на степные заповедники и национальные парки, он вызвал большой интерес у причастных к ним специалистов. ЭкГ «Печенеги» организовала обсуждение проекта в интернете, на своей стра­нице в Фейсбуке. Обсуждение собрало много участников и получилось полезным. Полагаем, что краткий обзор состоявшейся дискуссии ока­жется интересен более широкому кругу коллег, поэтому предлагаем его читателям СБ.

Участники дискуссии отметили, что со­ставители документа руководствовались целью смягчить некоторые проблемы, возникающие при сенокошении в заповедных зонах: напри­мер, снизить смертность животных (благодаря кошению вручную, чересполосицей и в авгу­сте), сохранить семенной фонд определенной территории (благодаря кошению чересполоси­цей и кошению в августе) и др. Но предлагае­мое воплощение этих благих намерений было признано неудачным или необоснованным с точки зрения адекватности задаче сохранения степных природных комплексов.


Из отзыва на проект «Положения…» сотрудников Луганского природного заповедника – и.о. директора В.А. Мороза, мл. науч. сотр. Л.П. Боровик, мл. науч. сотр. Г.В. Гузь, руководи­теля отделения «Стрельцовская степь» В.Н. Болдырева и руководителя отделения «Проваль­ская степь» А.Г. Бондаренко:

Следует отметить, что сенокошение – один из важнейших методов поддержания степ­ных группировок на заповедных территориях. Это одно из мероприятий, направленных на противодействие негативным процессам, вызванным отсутствием в степных экосистемах больших травоядных животных: последнее приводит к накоплению фитомассы и постепен­ной деградации формаций (так называемые резерватные сукцессии). Сенокошение также спо­собствует защищенности от спонтанных пожаров, поскольку снижает количество накапли­ваемого сухого материала. Ряд негативных последствий сенокошения снижается благодаря внедренной системе ротации, при которой разные участки охраняемой территории косятся в разные годы.

Проведение сенокошения очень важно, поскольку:

  • не на всех территориях возможно внедрение других средств регуляции накопления фи­томассы;
  • некоторые популяции редких видов растений и животных лучше сохраняются в усло­виях сенокошения;
  • некоторые степные территории долгое время существовали преимущественно в режи­ме сенокошения (в частности Стрельцовская степь в период существования конного завода, с 1805 г.), поэтому значительная часть популяций приспособлена именно к такому режиму;
  • сенокошение как мероприятие, которое полностью выполняется человеком, в отличие от выпаса, легче контролируется (установление границ участков, регулирование равномер­ности нагрузок);
  • некоторые негативные процессы в степных группировках заповедных территорий, на которые слабо влияет выпас (например, распространение адвентивных древесных видов), до­статочно эффективно сдерживаются периодическим сенокошением.

Сотрудники Луганского природного за­поведника:

Пункт 8. Непонятным является по­ложение о том, что выкашиваться должно именно 15% от площади участка. Сейчас ежегодная площадь кошения определяется исходя из общей площади и режима ротации.

Пункт 9. Предлагается сенокошение «полосами 10 м в ширину, которые должны чередоваться. На следующий год выкаши­ваться должны полосы, которые не косились в предыдущий год». Возникает вопрос, каким образом авторы проекта думают выделить на местности эти полосы, почему ширина полос именно такая, и как быть с факто­ром тревоги для животных, когда на всей территории одновременно находится зна­чительное количество людей. Такая систе­ма означает, что режим ротации вообще не поддерживается, а граничный эффект полностью нивелирует все позитивные мо­менты, которые возникают при проведении кошения. Так, кошение узкими полосами не учитывает проблему поддержания популя­ций некоторых редких степных видов грызу­нов, в частности сурка степного (байбака), поскольку для этого вида необходимо созда­ние условий, а именно улучшение обзора, на более значительной площади. Почему авто­ров не устраивает уже существующая во многих заповедниках система выкашивания кварталами?

Пункт 11. «Сенокос осуществляется на высоте не ниже 10 см над поверхностью по­чвы …» Каким образом авторы собираются реализовать это положение при сенокошении вручную, косой? Тогда как тракторная ко­силка обычно косит на высоте около 10 см, в зависимости от микрорельефа.

Пункт 20. «Скошенное сено должно быть складировано на территории участка в течение нескольких суток… при этом 10% сена должно оставаться на участке с целью поддержания семенного фонда растений и репродуктивной численности беспозвоноч­ных». Оставленное сено является наиболее сложной проблемой проведения сенокошения. Слой сена, оставленного в течение более или менее длительного периода, приводит к ги­бели под ним многих степных растений, осо­бенно дерновинных злаков, в следующий сезон такие участки заполняются корневищными злаками, сорняками. Сотрудники заповедни­ка, наоборот, должны следить, чтобы хозяй­ственники максимально качественно убирали сено. Вообще, проблема влияния сенокошения на семенной фонд растений и на численность беспозвоночных авторами преувеличена. За­поведная территория имеет определенный микрорельеф, обычно качественно выкаши­ваться не может, всегда остаются неско­шенные фрагменты. Кроме того, для реше­ния этой проблемы уже введена система ротации участков».

Критику вызвали и другие аспекты про­екта. Сотрудники заповедных учреждений, ко­торые регулярно сталкиваются с сенокошени­ем на практике, полагают, что предлагаемые требования просто неосуществимы. Некоторые отметили это в очень эмоциональной форме.

Наталья Саидахмедова, национальный природный парк «Слобожанский», науч. сотр.,ботаник:

Теоретически я «за» позднее сенокоше­ние. Но практически: для начала нужно до­биться государственного финансирования на проведение поздних сенокошений в качестве природоохранных мероприятий, потому как они заведомо убыточные, и у заповедников и парков нет никакой возможности осущест­влять их своими силами.

Сотрудники Луганского природного за­поведника:

Считаем, что предложенный Проект составлен на основе личных взглядов авто­ров и совсем не учитывает значительный практический и научный опыт украинских заповедников в проведении режимных меро­приятий, в том числе сенокошения. Этот документ не выдерживает критики ни с на­учно-природоохранной, ни с хозяйственной точек зрения. Хочется задать вопрос авто­рам проекта: представляют ли они, сколько нужно времени и рабочих, чтобы выкосить вручную, сложить и вывезти сено на пло­щади в 100–200 га, где взять в наше время таких рабочих и лошадей?! Ответ очеви­ден: для этого нужно вернуться, по крайней мере, к началу XX века. Отдельный вопрос –из каких средств все эти меры должны фи­нансироваться?

В. Гавриленко, директор биосферного заповедника «Аскания-Нова», ст. науч. сотр., к.б.н., заслуженный природоохранник Укра­ины, член Национальной комиссии Украины по делам ЮНЕСКО и Национального ко­митета ЮНЕСКО по программе «Человек и биосфера»:

Кто держал косу в руках, тот знает, что сухую траву ручной косой, да еще и на высоте 10 см, косить нельзя. А чтобы за­вершить этот цикл, чтобы из этой сухой биомассы получить какую-то энергетиче­скую ценность, нужно иметь еще и необхо­димые агрегаты, поскольку на корм сельско­хозяйственным или диким животным она не будет использоваться. Они скажут: «Пусть едят ее те, кто заготовил!»

Среди участников обсуждения были и те, кто разделяет недоверие авторов проекта к са­мой идее сенокошения как метода сохранения степных экосистем.

Игорь Балашов, Институт зоологии НАН Украины, научный сотрудник, к.б.н.,малаколог:

Думаю, что во многих местах, где про­водится сенокошение, оно больше вредит, чем помогает – потому что учитывается сохранение только растений (и то не факт), но игнорируются другие организмы, которые могут быть значительно более уязвимы, чем те растения, ради которых косят. Хотя оно, безусловно, необходимо там, где степь мо­жет просто зарасти, но я сомневаюсь, что это настолько актуально для большей ча­сти ПЗФ в степной зоне.

Но и они, и сторонники этого метода счи­тают, что предложенный документ слишком упрощенно подходит к разнообразию степных резерватов Украины. Общее мнение: правила сенокошения должны быть разработаны «сни­зу», чтобы учесть специфику каждого ланд­шафтного региона и каждой заповедной тер­ритории.

Игорь Балашов:

Думаю, это должно анализироваться для каждого случая отдельно – надо там косить или нет, а не глобально. А вообще надо, чтобы такие формации были более мо­заичными, а не однородными.

Зоя Берест, национальный природный парк «Голосеевский», ст. науч. сотр., к.б.н., энтомолог:

Думаю, что каждый специалист должен рассмотреть проблему со своей точки зре­ния, выдать рекомендации для определенной зоны, заповедной территории и т.п., а по­том уже все эти мнения свести и утрясти «взаимоотношения», возможно, созвав кон­ференцию.

Наталья Саидахмедова:

Нельзя разрабатывать такие меропри­ятия для всех зон и подзон «под одну гре­бенку». Надо учитывать особенности. И в каждом крупном степном объекте ПЗФ тоже своя специфика, которую трудно под­вести под одни правила.

Для разных заповедников и парков, на­ходящихся в разных природных условиях и с разными площадью, составом и структурой биоразнообразия, должны разрабатывать­ся разные природоохранные и регуляционные мероприятия, вплоть до индивидуальных для каждого: площади сенокосов и площади участков с абсолютно заповедным режи­мом, сроки, способы сенокошения, ротации, учитывание наличия и степени выпаса и т.д. Невозможно ввести единые правила сеноко­шения для всех степных территорий ПЗФ.

В. Гавриленко:

Для сохранения биоразнообразия долж­на быть введена поливариантная система менеджмента объектов ПЗФ. Но любое ме­роприятие, которое будет осуществляться на этих территориях, до реализации долж­но быть глубоко продумано и вводиться только по результатам долгосрочных ис­следований.

В итоге, ни один из участников дискус­сии проект не поддержал. Возникает логичный вопрос: почему документ, призванный норми­ровать природоохранное мероприятие, вызвал однозначно негативные оценки у специалистов? Ответ на него, на наш взгляд, кроется в подме­не понятий. Формально Положение направлено на нормирование сенокошения и никак не от­рицает целесообразность этого мероприятия – фактически же делает его невозможным. Вроде бы Положение написано, чтобы помочь адми­нистрациям заповедников и национальных пар­ков организовать режимные мероприятия, но фактически документ основан на глубоком не­доверии этим администрациям, которые зара­нее признают виновными в желании нарушить требования.

Посмотрим, например, на пункт 12: «Ре­жимное сенокошение осуществляется при наличии государственного экологическо­го инспектора соответствующей области Украины, который контролирует его, о чем составляется соответствующий акт». В соответствии с действующим законом «О при­родно-заповедном фонде Украины» порядок использования природных ресурсов в конкрет­ном резервате обеспечивает служба его охра­ны, а экоинспекция контролирует охранный режим. Поэтому, согласно законодательству, на покосе достаточно присутствия инспектора службы охраны. Зачем же привлекать к этому госэкоинспектора? Вероятно, для того, чтобы администрация учреждения, служба охраны и косари не смогли между собой договориться о каких-нибудь коррупционных действиях. Дру­гое объяснение необходимости такого требова­ния, на наш взгляд, не просматривается.

Однако тот, кто в последние лет десять сталкивался с деятельностью украинской эко­инспекции, понимает, что это плохая защита от незаконного сговора. Ее служащие скорее сами что-то такое организуют. Чего же тогда можно добиться обязательным привлечением госэкоин­спектора на сенокос? Только создать лишнюю «рогатку», препятствующую легальной орга­низации кошения. И этот пункт – не един­ственное такое препятствие в этом документе.

Сотрудники Луганского природного за­поведника:

Положение, которое предлагает Киев­ский эколого-культурный центр, фактиче­ски приведет к запрету сенокошения как режимного мероприятия на заповедных тер­риториях, поскольку большинство его пунк-тов в современных условиях выполнить не­возможно.

Прежде всего к этому приведет требо­вание проводить сенокошение вручную, без использования техники (тракторов, косилок и т.д.) (пункт 7). Во многих регионах на дан­ный момент практически полностью отсут­ствуют как специалисты, так и средства для проведения ручного сенокошения, косари с косами стали анахронизмом. Обычная хозяй­ственная практика на современном этапе –использование бензиновых ручных косилок на малых площадях (частные усадьбы, газоны, окрестности зданий и сооружений, неболь­шие площади в населенных пунктах и т.п.) и тракторных косилок на более или менее значительных площадях (более нескольких соток), поскольку ручные косилки не приспо­соблены для работ на больших площадях, а тракторная техника, к тому же, снижает затраты топливных материалов. Также не­возможно представить современное сеноко­шение без использования механизированных средств уборки сена. Кроме того, кошение вручную вообще невозможно на участках со значительным участием степных кустарни­ков (например, Стрельцовское и Провальское отделения Луганского заповедника).

Нет смысла предлагать уборку и вы­воз сена с помощью конной тяги (пункт 14), поскольку организовать это в современных условиях невозможно. В наше время найти в достаточном количестве транспортные средства на конной тяге (как и тягловых лошадей) весьма проблематично или даже нереально.

Трудно представить, каким образом ра­боты по сенокошению, уборке и вывозу сена должны быть закончены в течение предлага­емых Проектом 15 дней, даже с применением современной техники (пункт 6). Не только заповедные территории, но и другие хозяй­ствующие субъекты, как правило, не име­ют достаточно ресурсов (техники, рабочих, запчастей, топливных материалов), чтобы быстро провести такие работы на значи­тельных площадях. Надо также учесть, что природные условия обычно вмешиваются в этот процесс.

Полный запрет сенокошения идеально ук-ладывается в понятие «абсолютной заповедно­сти» – idée fixe Киевского эколого-культурного центра, в соответствии с которой на заповед­ной территории нельзя допускать ни кошения, ни каких-либо других режимных мероприятий. Из соображений «свободы, автономности ди­кой природы» и проявления у нее «свободной воли». Понятно, что открытая попытка прекра­тить сенокошение на заповедных участках не прошла бы из-за своей абсурдности, поэтому была сделана попытка, замаскированная под нормирование сенокошения.

Остается надеяться, что при рассмотре­нии этого документа Минприроды будет руко­водствоваться научными данными и здравым смыслом.

Сергей Шапаренко (Экологическая группа «Печенеги», Харьков)

Контакт: Сергей Шапаренко
Экологическая группа «Печенеги»
УКРАИНА 61099 Харьков, а/я 11491
E-mail: pe4enegy@gmail.com






Наверх
61 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России