Дискуссия о режимах сохранения степей | №42 осень 2014 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№42 осень 2014

Режимы сохранения степейСтепи под охранойИнвентаризация степейСтепи под угрозойСтепные пожарыИстория экосистемЗащита уязвимых видовКлючевые видыЗаконодательствоОбъявленияСтепное природопользованиеБорьба с опустыниваниемСобытия Новые книги Финансирование номера

Режимы сохранения степей

ОТ РЕДАКЦИИ Дискуссия о режимах сохранения степей

Дискуссия о режимах сохранения степей в заповедниках и на других особо охраняемых природных территориях продолжается на страницах СБ уже год (с СБ № 39, 2013). Ока­залось, что эта «техническая» тема, вроде бы имеющая значение лишь для администраций ООПТ, в действительности охватывает очень большой спектр проблем теории и практики охраны природы. Настолько большой, что в его пределах обрисовалось три относительно само­стоятельных направления.

Первое – это обсуждение экологических, даже макроэкологических и эволюционных оснований такого вмешательства. Уровень этой части дискуссии пока не дотягивает до сложности ее проблематики. Второе – спор об этических и идеологических аспектах вмеша­тельства в «дикую природу», определение при­оритетов. Допустимо ли прерывать или замед­лять сукцессионные процессы, возникающие в условиях заповедного режима? Что призна­вать приоритетным объектом сохранения в за­поведнике – какие-то целевые виды, экосисте­мы или экологические процессы, выходящие за рамки отдельных экосистем? Что важнее – не отступить от идеологии заповедности или обе­спечить решение конкретных природоохранных задач? И третье направление – разбор прак­тических аспектов регуляции. В том числе об­суждается, что допущение в ООПТ регуляции с природоохранной целью открывает путь для злоупотреблений и даже для подмены ее ком­мерческим использованием экосистем, непри­емлемым в условиях заповедников. Сюда же относится обсуждение конкретных регуляцион­ных мер, примером чего служат две публика­ции этого номера СБ, посвященные проблеме режимного сенокошения в степных заповедни­ках Украины (Положение о сенокосах в ООПТ – компромисс между концепциями заповедности и активной охраны и Положение «о прекращении сенокошения в заповедных зонах» не поддержали специалисты).

От других основных режимных мер – вы­паса и пала – сенокошение отличается тем, что не копирует естественные для степной экосистемы нарушения, а лишь имитирует не­которые важные эффекты других нарушаю­щих факторов (тех же пожаров и воздействия травоядных). Поэтому, с одной стороны, нуж­ность и допустимость сенокошения, рамки и условия его применения вызывают очень мно­го сомнений и разногласий. С другой стороны, сенокошение – наиболее технически удобный и контролируемый, а потому наиболее распро­страненный метод регуляции. Особенно давно и широко оно применяется как раз в заповед­никах Украины. Эта практика требует серьез­ного анализа, а требования к сенокошению – дополнительного уточнения.

К сожалению, пока готовился этот номер проблема окончательно утратила (если когда-либо имела) академический характер. Поддер­жав одну из сторон дискуссии, Минприроды Украины директивным письмом от 20 октября 2014 г. (№ 5/3-9/12780-14) ввело в природных заповедниках и заповедных зонах биосферных заповедников и национальных парков требова­ния к режимному сенокошению, основанные на обсуждаемых ниже предложениях Киевского эколого-культурного центра (см. Положение о сенокосах в ООПТ – компромисс между концепциями заповедности и активной охраны). Требования исходят из разумных посы­лок и сами по себе правомерны, но, по мнению многих специалистов и сотрудников степных заповедников, они невыполнимы, а потому фак­тически являются запретительными (см. Положение «о прекращении сенокошения в заповедных зонах» не поддержали специалисты). Таким образом, в 2015 г. режимное сенокошение в степных заповедниках Украины может прекратиться (по отношению к луговым экосистемам требования более реалистичны).

Как кажется, полное прекращение ре­жимного сенокошения в заповедниках сохра­нению степей не поможет, скорее наоборот. Однако рискну предположить, что даже если оно действительно произойдет, существенные последствия для степных экосистем не успеют накопиться. В течение 1–2 лет наберется прак­тика применения и, скорее всего, станет понят­но, что директиву нужно корректировать. Есть шанс, что тогда-то из этого документа может получиться вполне адекватная, применимая инструкция.

Больше беспокоит другой аспект проис­ходящего. Дискуссия о сенокошении и прежде была не очень похожа на корректный обмен аргументами и совместный поиск оптималь­ного решения. Теперь же она превращается в открытый конфликт внутри ведомства и при­родоохранного движения. Его стороны уже склонны видеть в оппонентах не партнеров по поиску лучшего решения, а скорее «врагов и вредителей», которых необходимо «победить», подавив с помощью административных и пра­вовых инструментов. Это разрушительно и для профессионального сообщества, и для каждо­го вовлеченного в противостояние человека. Очень хотелось бы надеяться, что коллеги смогут вернуться к реальной дискуссии, осно­ванной на взаимном уважении и презумпции добросовестности.

И. Смелянский, редактор СБ






Наверх
100 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России