Первый этап реинтродукции степного сурка в Центрально-Черноземном заповеднике | №40 зима 2014 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№40 зима 2014

Режимы сохранения степейСтепи под охранойПроектыСтепи под угрозойСтепное природопользованиеКлючевые видыЗащита уязвимых видовЗаконодательствоСобытияИменаОрганизацииОбъявления Новые книги Финансирование номера

Ключевые виды

Первый этап реинтродукции степного сурка в Центрально-Черноземном заповеднике

О.В. Брандлер (ИБР РАН, Москва), В.В. Колесников (ВНИИОЗ, Киров)

В 2013 г. после предварительной подго­товки началось выполнение программы вос­становления утраченной популяции степного сурка в Центрально-Черноземном заповеднике (ЦЧЗ) в рамках работ по Степному проекту ПРООН/ГЭФ/Минприроды России. Мы уже писали об истории, современном состоянии и распространении степного сурка-байбака в Центральном Черноземье (СБ № 34, 2012). Исчезновение сурков на территории степных участков, которые сейчас входят в состав ЦЧЗ, явилось негативным фактором, ведущим к дальнейшему обеднению биоразнообразия. О необходимости восстановления популяции этих зверьков в заповедной степи говорилось неоднократно. В 2011 г. было проведено иссле­дование и подготовлен план реинтродукции степного сурка в ЦЧЗ (СБ №35, 2012), осу­ществление которого и началось в 2013 г.

На первом этапе необходимо было соз­дать условия для формирования ядра буду­щей колонии. При реинтродукции байбака основной проблемой является уход животных с места выпуска. Сурки – строго территори­альные животные, чрезвычайно привязанные к своему месту обитания. Этим объясняется их стремление вернуться на свой родной участок. Большая часть животных пытается это сде­лать, поэтому успешность реинтродукции не превышает 50%. Как правило, только повто­ряющиеся два или три года подряд выпуски приводят к стабильно успешному результату (Дежкин, Тихонов, 1987). Особенно трудным бывает первый выпуск на новой территории. По опыту наблюдений известно, что в первый год выпуска 80–100% сурков покидают пред­ложенные им убежища и уходят искать свой родной дом (Дежкин, 1993; Машкин и др., 2010). Оставшиеся на месте особи прижива­ются и формируют сигнальное поле создавае­мой колонии, на которое ориентируются звери последующего выпуска. Повторные выпуски, как правило, более успешны (Машкин, Колес­ников, 1999).

Уходя с мест выпуска сурки способны перемещаться на несколько сот метров за день. В результате они могут пройти от од­ного до нескольких десятков километров или мигрировать на дальние расстояния, становясь жертвой хищников и браконьеров (Волгдин, Филатов, 1981; Машкин, 1997). При реинтро­дукции сурков в ЦЧЗ основным затруднением стала относительно малая площадь степных участков заповедника, на которой могли бы перемещаться сурки. Кроме того, территория пастбища, на котором проводилось вселение байбаков, находится в непосредственной бли­зости к границе заповедника, за которой на­чинаются сельскохозяйственные угодья. Таким образом, вероятность ухода сурков при мигра­ции с территории заповедника в данных ус­ловиях была чрезвычайно высока. Основной задачей первого этапа реинтродукции стало закрепление на заповедной территории как можно большего количества семейных групп сурков и формирование ядра колонии для дальнейшего подпуска новых реинтродуцентов.

Рис. 1. Схема искусственного семейного участка.На выбранной заранее площадке на тер­ритории Стрелецкого участка ЦЧЗ, где произ­водится режимный выпас КРС, были подготов­лены искусственные норы. В качестве центров семейных участков выбрано 10 реликтовых сурчин (оставшихся от исчезнувших здесь бай­баков). Сурчины были заранее нанесены на карту на основании GPS-съемки, проведенной во время предварительного исследования. На каждом семейном участке сооружены искус­ственные норы: по одной основной норе, рас­положенной на реликтовой сурчине, и по 8 временных убежищ (рис. 1). Для сооружения искусственных нор применялось бурение с по­мощью ручных буров. Учитывая заповедный режим степи, при устройстве нор старались как можно меньше нарушать растительный по­кров. Поэтому решено было применить ручное бурение для минимизации нарушения почвы и исключения воздействия механических средств на заповедный ландшафт.

Изготовление основной норы состояло из бурения ручным буром диаметром 250 мм на­клонного подземного хода длиной 2,5 м (рис. 2).На конце хода с помощью ручного разбури­вателя диаметром 400–500 мм сооружалась гнездовая камера. На верхнем конце хода соо­ружался горизонтальный выход на поверхность земли для предотвращения проникновения дождевой воды и увеличения защищенности животных. Выход сооружался путем выкапы­вания траншеи длиной 1–1,5 м, перекрывае­мой сверху досками (рис. 3). Временная нора сооружалась путем выбуривания хода диаме­тром 250 мм длиной 1,5 м под углом 30–35 градусов к горизонтальной поверхности.

Рис. 2. Основной вертикальный ход искусственной норыДля ограничения миграционной актив­ности выпущенных байбаков сооружено сет­чатое ограждение по периметру площадки. На сетку по всему периметру была натянута сигнальная лента для отпугивания живот­ных. В связи с невозможностью углубления нижнего края ограждения в грунт заповедной степи оно не является абсолютно непреодо­лимым препятствием для сурков. Тем не ме­нее, ограждение ограничивает их движение. Достигая ограждения сурки двигаются вдоль него и часто возвращаются обратно на терри­торию площадки.

Для наблюдения за сурками, находящи­мися на площадке, в центре была установлена наблюдательная вышка высотой 5 м. Перед выпуском сурков в подготовленные норы было произведено сенокошение на территории пло­щадки и на окружающем участке пастбища.

Отлов сурков производился в популяциях, расположенных в окрестностях сел Верхняя Серебрянка и Ивановка Ровеньковского райо­на Белгородской области. Сурков отлавливали методом выливания водой из кормовых нор. Для выливания использовали самозакачива­ющую автоцистерну объемом 5 м3 и бочку на тракторном прицепе объемом 2,2 м3 в качестве вспомогательной емкости. Сурков добывали из временных нор, расположенных на днище балок или на некрутых нижних частях скло­нов. Ловцы на легковом автомобиле загоняли сурков во временные убежища и закрывали выходы из нор заглушками. Воду подавали из автоцистерны по сливному шлангу, регулируя напор для предотвращения смыва движущих­ся к выходу животных. Выходящих из нор сурков брали руками и помещали в джутовые мешки или транспортные клетки с сеном. Все­го было отловлено 40 сурков.

Рис. 3. Сооружение горизонтального выхода из основной норы

Все сурки во время передержки были по­мечены криометками с возможностью иден­тификации принадлежности к определенной семье, пола и возраста особи при визуальном наблюдении. Перед выпуском десяти суркам были вживлены радиопередающие метки. Все животные перенесли операцию вживления хо­рошо, случаев гибели или заболеваний не на­блюдалось.

Выпуск сурков в подготовленные искус­ственные норы проводился во второй полови­не дня. В одну постоянную нору выпускалась одна семейная группа сурков. В нору помеща­лась подстилка из клетки переселяемой семьи. Вокруг норы раскладывались экскременты и подстилка, собранные от данной семьи для создания семейного запахового поля. В кормо­вые норы также помещалось небольшое коли­чество подстилки.

Наблюдение за выпущенными сурками показало, что первыми стали уходить с тер­ритории площадки выпуска взрослые самцы. Около 10 сурков разного возраста покинули площадку в течение первых 5 суток после вы­пуска. В связи с тем, что сурки выходили из нор не одновременно, затруднительно было определить точное количество находящихся на площадке сурков. Часть вышедших за грани­цы площадки сурков была отловлена и воз­вращена в норы. Активное расселение сурков с площадки продолжалось в течение 10 дней после выпуска. За это время место выпуска покинула 21 особь.

Оставшиеся на площадке выпуска сур­ки переходили из норы в нору самостоятельно или небольшими группами, не придерживаясь первоначального семейного состава. После перегруппировки байбаки начали осваивать выбранные норы. Они расширяли выходы и носили в норы сено для гнездовой подстилки. Довольно часто сурки отходили от выбранной норы на значительные рас­стояния. Иногда они уходили за ограждение и исследова­ли окружающую территорию. По-видимому в результате та­ких выходов 3–4 сурка стали жертвами лисиц, концентра­ция которых на территории за­поведника выше, чем в окрест­ностях.

Во второй половине ав­густа на площадке методами визуального наблюдения и ра­диопеленгации фиксировалось наличие четырех обитаемых семейных участков. Наблюда­тели в это время старались не беспокоить сурков и поэтому число животных на площадке определялось с большого расстояния. Приблизительно здесь было 7–10 особей.

В конце июля – начале августа были найдены норы, выкопанные обитавшими в них расселившимися сурками. Из них на террито­рии заповедника обнаружены 3 норы, располо­женные на восток от площадки в 680 м, 3 км и 2 км на косимой территории. Еще одна нора была обнаружена в охранной зоне заповедни­ка в 350 м к северу от площадки выпуска, на противоположном склоне Петрина Лога. Там наблюдалось 5 особей. Позднее сурки из этой норы перешли на 400 м ниже по балке, где выкопали две норы на расстоянии 100 м друг от друга.

Рис. 4. Земляная пробка на зимовочной норе сурковСурки в вышеупомянутых норах наблю­дались до 27–29 августа. После ухудшения по­годных условий байбаки на поверхность земли более не выходили. Обследование, проведен­ное 10–12 сентября, показало, что на четырех норах имеются земляные пробки (рис. 4), ко­торыми сурки обычно закрывают норные вы­ходы перед залеганием в спячку. В двух норах пеленговались радиосигналы меченых сурков. Относительно сурков, наблюдавшихся в трех других норах, можно предположить, что они либо залегли в спячку в своих норах, соорудив пробку, не доходящую до поверхности земли, либо перешли в ближайшие норы и объедини­лись с обитавшими там особями.

Таким образом, в начале гибернации на территории заповедника и в его охранной зоне имелось от 5 до 8 семейных участков степного сурка с ушедшими в спячку зверьками. Общее количество байбаков, находящееся в настоя­щее время в заповеднике, может быть оценено в 18–23 особи.

В результате выполнения первого эта­па реинтродукции были созданы условия для вселения степного сурка на территорию пастбища в Стрелецкой степи ЦЧЗ. Несмотря на уход части животных с места выпуска, около 50% реинтродуцентов осталось на территории запо­ведника. При этом сформиро­валось и закрепилось от 5 до 8 семейных групп сурков, что составляет 50–80% от общего количества сформированных первоначально семей. Кроме подготовленной площадки, сурки заселили в заповеднике другие участки, которые, воз­можно, оказались для них предпочтительнее. Величина и состав выбросов грунта, качество земляной пробки на норах с ушедшими в спяч­ку животными позволяют предположить, что сурки удовлетворительно подготовили зимние убежища. Уход в спячку при первом ухудше­нии погодных условий указывает на доста­точную упитанность зверьков и их хорошее состояние. Отмечено, что сурки, не успевшие по каким-либо причинам нагулять достаточно жира или ослабленные, бодрствуют гораздо дольше и уходят в спячку в сентябре, а иногда и в октябре, когда погодные условия не позво­ляют более находиться на поверхности.

Анализ полученных результатов позволя­ет оценивать их как успешные и перспектив­ные, а также выявить факторы, требующие корректировки при продолжении реакклима­тизационных работ. Прежде всего, основным негативным фактором при реинтродукции сурков являются лисицы. Представляется же­лательным в окрестностях мест выпуска сур­ков использовать против лисиц отпугивающие средства, а возможно и снизить их числен­ность в качестве временной биотехнической меры (Веденьков, Полищук, 1997). Во-вторых, следует временно исключить выпас крупного рогатого скота. Выпас априори оценивался как положительный фактор на месте заселе­ния сурков. Он действительно необходим для создания оптимальных условий существования сурочьей колонии. Сурки легко привыкают к присутствию скота вблизи нор. Однако в пер­вые месяцы после выпуска присутствие скота может являться дополнительным беспокоящим фактором для еще не освоившихся на новом месте зверьков. Кроме того, коровы разруша­ют свежесооруженные сурчины и забивают грунтом выходные отверстия нор, что обычно не является помехой для жизнедеятельности сурков, но может мешать недавно выпущен­ным в новом месте.

Сурки в Центрально-Черноземном заповедникеСформировавшаяся в Стрелецкой степи сеть жилых нор байбака позволяет осуще­ствить подселение новых животных для созда­ния устойчивой популяции степного сурка на террито­рии ЦЧЗ. Неоднократно от­мечалось, что степные сурки при переселении значитель­но легче закрепляются в ме­стах, где уже имеются оби­таемые норы. В связи с тем, что в результате выпуска и дальнейшего расселения сурков на территории Стре­лецкой степи образовалось три очага обитания байба­ка, представляется рацио­нальным использовать их в качестве базовых точек для подселения новых реинтродуцентов и в дальнейшем произвести выпуск байба­ков в имеющиеся искусственные норы на уже созданной колонии на пастбище. Кроме того, целесообразно оборудовать искусственные норы поблизости от имеющихся жилых нор на сенокосооборотном и косимом участках. Та­ким образом, будет создана сеть диффузных поселений байбака, в которой сурки смогут перемещаться и закрепляться не покидая тер­риторию заповедника. Это позволит сформиро­ваться устойчивой популяции степного сурка на территории ЦЧЗ.

На 2014 г. запланировано продолжение работ, предстоит выпустить в заповеднике еще около 100 сурков.

Литература

Веденьков Е.П., Полищук И.К. 1997. Из опыта пересе­ления степного сурка в Аскании-Нова // Возрождение степного сурка: Тез. докл. Межд. семинара по суркам стран СНГ (Гайдары). М.: Изд-во АВF. 6–7.

Волгдин И., Филатов А. 1981. Расселение степного сурка //Охота и охотничье хозяйство, № 5. 20–21.

Дежкин А.В. 1993. Результаты искусственного расселе­ния степного сурка в России // Межд. (V) Совещ. по сур­кам стран СНГ: Тез. докл. М. 8–9.

Дежкин А.В., Тихонов А.А. 1987. Методические рекомен­дации по расселению степного сурка в РСФСР. М. 16 с.

Машкин В.И. 1997. Европейский байбак: экология, со­хранение и использование. Киров. 160 с.

Машкин В.И., Батурин А.Л., Колесников В.В. 2010. Эко­логия, поведение и использование сурков Евразии. Ки­ров: Вятская ГСХА. 254 с.

Машкин В.И., Колесников В.В. 1999. Об успешности ис­кусственного расселения байбаков в Воронежской обла­сти // Изучение и охрана биологического разнообразия природных ландшафтов русской равнины / Сб. мат-лов Межд. науч. конф., Пенза. 213–216.

Контакт: Олег Владимирович Брандлер
Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН
РОССИЯ 117334 Москва, ГСП-1, Вавилова, 26
Тел.: (499) 135 75 83
E-mail: rusmarmot@yandex.ru






Наверх
233 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России