Реалии современного сенокошения в степных заповедниках Украины и охрана биоразнообразия | №40 зима 2014 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Реалии современного сенокошения в степных заповедниках Украины и охрана биоразнообразия

И. Парникоза (ДОП «Зеленое будущее», Киев)

Одним из наиболее дискуссионных во­просов в заповедном деле является вопрос о регуляционных мероприятиях в природных за­поведниках. Эти вмешательства, согласно иде­ологии их разработчиков, должны блокировать резерватогенные сукцессии и консервировать текущее состояние охраняемой экосистемы. Наиболее часто такую регуляцию считают необходимой именно для степных экосистем. Одним из методов, которые чаще всего пред­лагаются для регулирования степей в заповед­никах, является сенокошение.

В предыдущем номере СБ начата дискус­сия о необходимости и допустимости регуля­ционных мероприятий в степных заповедни­ках, касающаяся, прежде всего, сенокошения в заповедниках Украины. Были представлены позиции как сторонников сенокошения, так и оппонентов, исходящих из положений концеп­ции абсолютной заповедности (см. статьи А. Василюка и В. Борейко в СБ № 39, 2013). При этом в отношении абсолютной заповедно­сти прозвучал довод, что это красивая идея, но ее нужно соотносить с суровой реальностью. Однако данный аргумент в равной степени от­носится и к самим сторонникам регуляции: их теоретические построения трудно выполнимы в реальности, где зачастую все подчинено су­губо хозяйственным интересам. Кроме того, обоснованные лишь для некоторых опреде­ленных случаев или полезные для конкретных видов животных и растений, регуляционные мероприятия на практике могут оказываться вредными для целого ряда других видов.

В противоположность мнению некоторых современных природоохранников, что заповед­ники в своем большинстве созданы по тому же принципу, что и видовые заказники, типо­вое положение о заповедниках Наркомпроса РСФСР от 22 февраля 1929г. свидетельствует, что часть заповедников с самого начала соз­давались как «полные», ориентированные на сохранение не каких-то определенных видов, а целых экосистем: «полным заповедником при­знается участок земельной или водной пло­щади, которые со всеми находящимся на нем и в нем произведениями природы (растения­ми, животными, почвами, горными породами, минералами и пр.) навсегда сохраняются в неприкосновенном виде. Вследствие этого естественное состояние полного заповедни­ка не может быть нарушаемо воздействием человека на природу, а также не допускает­ся хозяйственное использование заповедной территории» (Типовое…, 1929).

Если придерживаться того, что админи­страции степного заповедника в своей дея­тельности следует исходить из принципа «не навреди», то она должна справедливо учиты­вать интересы всех составляющих степной эко­системы с приоритетом на охраняемые виды каждой из групп. При этом применение мето­дов, которые откровенно вредны целому ряду составляющих степного биоценоза, да еще и могут быть использованы для хозяйственной наживы, категорически недопустимо.

В продолжение начатой ранее дискуссии рассмотрим, как сенокошение осуществляет­ся в современных реалиях украинских запо­ведников, отвечает ли такая его реализация поставленным природоохранным задачам, и к каким фактическим последствиям оно может приводить.

Реалии сенокошения в степных заповедниках Украины

Официальные запросы и проверки с вы­ездом на места показали, что в условиях со­временной Украины большинство степных природных и два биосферных заповедника осуществляют сенокос в мае – июне, то есть в экологически наиболее чувствительный се­зон, когда в степных экосистемах достигает­ся пик вегетации и размножения растений и животных. В частности, об этом сообщили дирекции заповедников «Еланецкая степь» (письмо от 03.04.2013 № 36), «Казантипский» (письмо от 30.04.2013 № 67/01-08) и «Аскания-Нова» (письмо №255-12/29.03.2013г.), Черно­морского биосферного заповедника (письмо № 01-12/118/101). Выбор именно этого сезона определяется исключительно хозяйственным интересом. Это практически не скрывается. Известно, что наиболее питательное (ценное в энергетическом плане) сено получается при кошении в фазу вегетации – начала цветения, или же в фазу полного цветения.

Проверки и опрос показали, что сено, за­готовленное в период его наивысшей энергети­ческой ценности, используется для кормления либо скота работников заповедника (в Черно­морском заповеднике егеря даже используют на сенокосе принадлежащие им лично пере­носные агрегаты), либо содержащихся запо­ведником экзотических животных. Содержание последних не имеет ничего общего с задачами и функциями заповедника и служит исключи­тельно для создания более высокой туристиче­ской привлекательности. Так, в Казантипском заповеднике сено используется для подкормки камерунского козла, в Еланецкой степи – для кормления американских бизонов в вольере.

На практике сенокошение осуществля­ется техникой: это мотокосы в Карадагском заповеднике (письмо № 116/114 от 04.04.13), механизированные переносные агрегаты в Черноморском (письмо № 01-12/118/101), тра­вяные комбайны Е-303 и Е-304 в «Аскании-Нова» (письмо № 255-12/29.03.2013г.), про­тивопожарный трактор МТЗ-892 с косилкой в заповеднике «Еланецкая степь» (письмо от 03.04.2013 № 76), роторная косилка Z-169 в отделении «Хомутовская степь» Украинского степного заповедника, а также К-1001, Е-202, Е-303 в отделении «Михайловская целина» этого же заповедника (письмо № 157/56 от 04.04.2013). В отделениях Луганского природ­ного заповедника значительные площади (от 33 до 108 га) выкашиваются с применением техники – трактора ЮМЗ-8040, косилок ро­торной и сегментной, грабель. Иногда при­влекается техника посторонних предприятий (письмо № 56 от 20.06.2013). На просьбу воз­держаться от применения механических транс­портных средств при кошении руководители степных заповедников отвечают, что ручной метод кошения более трудоемок и потому его применение нереально. Выкашивание зачастую производится от краев участка к его центру.

Европейский опыт

Проблема остановки природных сукцес­сий в целях сохранения флоры ксеротермного комплекса остро стоит в Европе. За исключе­нием Венгрии, степные сообщества в Восточ­ной и Центральной Европе имеют азональный, островной характер. С ними связан менее специфичный, чем в зональных степях зоокомплекс и они сильно зависят от вмешательства чело­века. И даже в этих, несравнимо беднейших по флористическому и фаунистическому составу, скромных по площади лугово-степных сообще­ствах кошение рекомендуется проводить толь­ко как исключение, в случае, когда другой ме­тод регулирования использовать невозможно. Сенокошение допускается спорадически, толь­ко и исключительно в случае более мезофиль­ных разнотравных сообществ, которые своим флористическим составом напоминают насто­ящие луга. Косить разрешается не ранее 30 сентября, на высоте не ниже 10 см и мозаично (не более 80% поверхности), чтобы обеспечить сохранение редких насекомых и моллюсков (Uzemie.., 2009; Baraiska, Jermaczek, 2009). Вообще сенокошение применяется значительно реже, чем выпас.

Влияние сенокошения на высшие растения и лишайники

Мы видим, что сенокошение в украинских заповедниках связано со значительными нару­шениями. Но чем они оправданы? Обеспечива­ет ли это вмешательство консервацию сукцес­сионного состояния экосистемы?

В свое время, ведущие украинские бота­ники на опыте изучения степных заповедников Украины отметили, что применяемые методы регуляции являются малоэффективными (Тка­ченко, 1999; Ткаченко и др., 1998). При этом длительность наблюдений является недоста­точной для обоснования и оценки результатов вмешательства. Неудачи, по мнению В.С. Тка­ченко, привели к упадку экспериментальных исследований в заповедниках. Таким образом, ставится под сомнение главный аргумент сто­ронников сенокошения в степных заповедни­ках – стабилизация степного биоразнообразия. Имея достаточное представление о результатах системного ограничения (неполночленности) степных экосистем и нарушения равновесия между их автотрофным и гетеротрофным бло­ками, а также об особенностях резерватных сукцессий как общевосстановительного гоме­остатического процесса, В.С. Ткаченко прихо­дит к выводу, что невозможно стабилизировать ключевые компоненты степных экосистем се­нокосной ротацией любого цикла периодично­сти. Что касается практики, то ученый смело указывает на оттенок утилитарных интересов в применении сенокошения. Он же говорит, что в условиях «Михайловской целины» ряд про­блем с экспансией чужеродной заповеднику флоры связан не с сукцессией, а деятельно­стью администрации заповедника по созданию прудов, сада и т.д., что задачами заповедника также не предусмотрено (Ткаченко, 1999).

Кроме того, результаты изучения дина­мики растительности отделения «Хомутовская степь» дают доказательства существования авторегуляционных процессов: достижения степью порога насыщения древесными форма­ми, а также выход доминирующего типа рас­тительности на «плато» (Ткаченко, Лисенко, 2008).

Однако сенокошение не только неэффек­тивно для сохранения степной экосистемы, но и само представляет опасность ряду видов редких степных растений. Так, по результатам наших 10-летних наблюдений в РЛП «Лысая гора» (см. СБ № 18, 2005), на территории, где почти каждый год производится выкашива­ние лугово-степного травостоя местным насе­лением на сено, происходит полное скашива­ние вызревающих плодов прострела лугового, что блокирует его семенное возобновление не менее, чем обрывание на букеты. Нам неиз­вестно, способны ли семена прострела разви­ваться до стадии зрелости в скошенном сене, однако уборка сена сразу после покоса исклю­чает и эту возможность. Данный вид занесен в Красную книгу Украины и произрастает во всех филиалах Украинского степного заповед­ника и в других степных заповедниках Укра­ины (Каталог .., 2002). При принятых сроках сенокошения во всех них он оказывается под угрозой. По той же причине сенокошение в мае и июне должно негативно сказываться также на целом ряде луговых и степных орхидей. В частности, оно очень опасно для редкой степ­ной орхидеи флоры Украины – ятрышника точечного, цветущего в мае – начале июня в степях юга Украины. Сенокошение в Казан­типском заповеднике представляет реальную угрозу для семенного возобновления этой ор­хидеи. Приведены только единичные примеры, однако нужно учитывать, что в мае – июне в степях цветет множество редких растений, чьи биология размножения и динамика попу­ляций изучены слабо. Влияние сенокошения с последующим изъятием сена может оказаться губительным для многих видов редких расте­ний, которые оно изначально было призвано сохранять.

Из европейской практики известно, что кошение в большинстве случаев вызывает экспансию агрессивных видов, главным об­разом райграса, а также обеднение видового состава сообществ. Доказано также, что в от­носительно короткие сроки кошение приводит к исчезновению ковылей. Указывается, что кошение допустимо лишь после обсеменения наиболее поздноцветущих растений (Baraiska, Jermaczek, 2009).

Иногда указывается на необходимость ре­гуляционных мероприятий в интересах сохра­нения степных лишайников (Василюк, 2013). При этом, во-первых, не учитывается, что на данном этапе их исследования нельзя сделать однозначных выводов о влиянии режима аб­солютной заповедности (в отношении степных кустистых лишайников – см.: Надеiна та iн., 2010), а во-вторых, не учитывается тот вред, который может нанести лишайникам вытап­тывание, неизбежно связанное с применением сенокосной техники. Может оказаться, что для некоторых лишайников, как и для некоторых высших растений, сенокошение более опас­но, чем сукцессия, которую оно теоретически должно предотвратить.

Влияние на беспозвоночных

Исследованиями многих авторов накоплен богатый материал относительно негативного влияния сенокосов на насекомых. Л.М. Зелин­ская (1984, 1985), анализируя сенокошение в Черноморском заповеднике, вслед за Р. Шове­ном расценила покос «как экологическую ката­строфу», ведущую к резкому изменению энто­мофауны. Она констатирует, что сенокошением уничтожались все внутристеблевые обитатели (златки, усачи рода агапантия, долгоносики рода ликсус), все насекомые, развивающиеся в цветках и соцветиях (пыльцееды, долгоноси­ки родов ларинус и лахнеус), обитатели высо­ких растений (богомолы, кузнечики), гусеницы многих видов чешуекрылых, куколки белянок, прикрепленные к стеблям растений (белянки зегрис). Скашивание цветущих растений вело к уменьшению численности диких пчелиных, двукрылых, чешуекрылых, перепончатокры­лых. Под колесами тракторов погибали гнезда шмелей.

Как отмечали В.Н. Грамма с коллегами (Грамма и др., 1985), при сенокошении угне­таются или даже полностью исчезают популя­ции насекомых, развитие которых проходит на растениях или в их тканях, а также насеко­мых, питающихся нектаром и пыльцой. И.Н. и А.С. Осиповы (1992) полагали, что «результа­ты исследований, проведенных энтомологами во многих заповедниках, неоднократно пока­зывали угнетающее и дестабилизирующее воз­действие регулярного сенокошения на насеко­мых, связанных, так или иначе с травянистой растительностью».

Если проанализировать ареалы и биото­пические предпочтения бабочек и перепонча­токрылых из списка Красной книги Украины (Червона книга…, 2009), то оказывается, что 61% занесенных в него видов перепончато­крылых и 52% бабочек обитают в степях. Это около 30 видов бабочек и около 50 видов пере­пончатокрылых. Очевидно, все они, в той или иной мере, страдают от выкашивания. То есть примерно каждый второй занесенный в Крас­ную книгу Украины вид перепончатокрылых или бабочек, обитая в степном заповеднике, подвергается там угрозе вследствие широко проводящегося сенокошения. Потенциально от сенокошения в заповедниках особенно страда­ют такие виды перепончатокрылых: мелитур­га булавоусая, паравеспа царская, мегалодонт средний, харакопиг скифский, цефус Загайке­вича, пахицефус степной, арге Беккера, шме­ли моховой, пахучий, армянский, глиняный, яркий, лезус и др. Среди чешуекрылых в этом списке зегрис Евфема, аврора белая, климена, сенница Геро, бражник хорватский (Hemaris croatica). Для этих видов выкашивание пря­мо указано среди основных угрожающих фак­торов (Червона книга…, 2009). Если добавим к этому списку еще прямокрылых, жуков и двукрылых, то получится, что в степных за­поведниках страдает от покосов около 100 ви­дов насекомых, занесенных в Красную книгу Украины.

Материалы Красной книги Украины свидетельствуют, что цефус Загайкевича и харакопиг скифский обитают в заповеднике «Аскания-Нова», паравеспа царская, андрена золотоногая – в Украинском степном заповед­нике, шмель красноватый и пчела-листорез Жиро обитают также в Украинском степном и Опукском заповедниках, последний еще и в Карадагском заповеднике, тапинома кинбурн­ская обитает в Черноморском биосферном за­поведнике, шмель армянский – в Украинском степном и Черноморском заповедниках. Бабоч­ки зегрис Евфема, трифиза Фрина и сатир же­лезный обитают в «Аскании-Нова», сатир же­лезный и бражник хорватский встречаются в Луганском заповеднике. Все эти заповедники практикуют сенокошение.

На вред беспозвоночным при кошении указывают и иностранные авторы (Benstead et al., 1999). Словацкие исследователи говорят о необходимости позднего кошения или вообще оставления некошенных участков в интересах ряда редких на территории Евросоюза чешуе­крылых (Uzemie.., 2009).

Изучение влияния сенокошения на пау­ков в степных заповедниках Украины показа­ло, что почти во всех локальных фаунах число видов пауков в абсолютно заповедной степи было выше, чем в периодически косимой (Пол­чанинова, Прокопенко, 2007).

Отдельно следует отметить возможное негативное влияние покосов на степных мол­люсков. Выкашивание травостоя до состояния жесткой щетины, по мнению И.О. Блашова, не только лишает этих животных корма, но и при­водит к изъятию значительной части взрослых особей в стога или силосные ямы, что не мо­жет позитивно сказываться на состоянии по­пуляций.

Влияние на степных позвоночных

Относительно степных позвоночных иног­да указывается, что большинство видов по­звоночных, встречающихся в заповедниках, в любом случае обитает вне режима абсолютной заповедности (Василюк, 2013). Однако, в связи с тем, что реальная заповедность практически не поддерживается ни в одном из степных за­поведников Украины, правильнее говорить о существовании данных видов за пределами заповедников. Действительно, большинство видов степных млекопитающих, таких как сус­лики или сурки, потребностями которых часто аргументируют необходимость регуляционных мероприятий, на самом деле в сенокосах на территории природных заповедников не нуж­даются. Это же касается видов степного ком­плекса териофауны, существование которых связывают с животноводством. При этом одно­временно указывается и на вред перевыпаса (Червона книга…, 2009), но почему-то абсолют­но не говорится о вреде сенокошения, в част­ности с применением техники.

Что касается некоторых других степных млекопитающих, то их популяции в Украине и без помощи человека увеличиваются и не пре­бывают в критическом состоянии. Это касает­ся и часто упоминаемого поклонниками регу­ляции сурка: известно, что в Донецкой области его численность заметно возросла, наблюдает­ся тенденция к самостоятельному расселению семейных пар на ближайшие пригодные для обитания участки и образование новых коло­ний (Тараненко и др., 2008). Отмечено улучше­ние состояния популяций слепушонки, боль­шого тушканчика и малого суслика (а вслед за ним, возможно, и степного хоря), хорошее состояние популяции хомяка зафиксировано в Крыму (Товпiнець, Євстаф’єв, 2008).

В то же время, для части обитающих в степных заповедниках видов млекопитающих сенокошение в существующих формах пред­ставляет реальную угрозу. Это, во-первых, касается зеленоядных и зерноядных живот­ных, для которых скошенные и вывезенные травы – это потерянные пищевые ресурсы (не только зеленая масса, но и невызревшие семе­на). Во-вторых, для приуроченных к целинным участкам видов сенокошение связано с опас­ным нарушением местообитаний. Таким видом является, например, мышовка степная, обита­ющая в нескольких степных заповедниках (в частности, «Хомутовская степь» и «Каменные могилы») (Тараненко и др., 2008). Это же, по-видимому, относится к мышовке Штранда и хомячку серому, обитающим на территории Украинского степного заповедника. В усло­виях луговой степи сенокос может представ­лять угрозу для мыши-малютки (Наглов, Ткач, 2008). Для сохранения данных видов в степ­ных заповедниках большее значение имеет не регуляция, а расширение заповедной площади (Червона книга.., 2009).

Наконец, помимо косвенного вреда попу­ляциям наземных позвоночных, сенокошение в современных реалиях может приводить и к их прямому физическому уничтожению. Если норные млекопитающие и рептилии могут укрыться от косилок под землей, то большин­ство гнездящихся в это время птиц становит­ся жертвой регуляционного мероприятия. Так, О.С. Габузов и В.М. Валькович (1982), анали­зируя данные о гибели птиц, пишут: «большой урон дичи в гнездовой период наносят сельско­хозяйственные работы. При механизированной уборке сена погибает 88% гнезд серых куропа­ток и до 100% гнезд фазанов. В дельте Волги на площади 40 га две косилки уничтожили 21 гнездо фазанов, в которых погибло около 400 яиц. В Казахстане от сенокосилок гибель фа­занов составила 47,6%». Если учесть, что про­стое посещение Караларской степи приводит к гибели большей части гнезд дрофы и стрепета на данной территории (Р.А. Зимнухов, устное сообщение), можно предположить, какой эф­фект будет иметь механизированное сенокоше­ние тут в мае – июне, во время гнездования этих и других птиц. Высокой смертности спо­собствует и выкашивание степи от периферии к центру.

Сторонник регуляции О. Василюк (2013) пишет, что для администрации заповедника деятельность или бездеятельность, приводя­щая к исчезновению этих видов в заповеднике, является вопросом выполнения должностных обязанностей. Он же указывает на необходи­мость возмещения ущерба в случае гипотети­ческого исчезновения того или иного степного вида в ходе природных процессов. Но согласно этому же принципу администрация должна воздержаться от сенокошения в его современ­ной форме, чтобы не нанести ущерб популяци­ям птиц редких и исчезающих видов.

Заключение

Можно было бы заключить, что степным заповедникам достаточно изменить сроки и технологию сенокошения, ограничить его мас­штабы, обеспечить перерывы в сенокошении более чем на один год, и ситуация изменится к лучшему.

Однако сейчас единственная причина, побуждающая администрацию заповедника проводить сенокошение, это получение хозяй­ственной выгоды. Указанные желательные ограничения никакими серьезными документа­ми, хотя бы на уровне Министерства экологии и природных ресурсов Украины, не регламен­тированы. До тех пор, пока такой регламента­ции не появится, ожидать улучшения в прак­тике сенокошения не приходится. Киевский эколого-культурный центр, Дружина охраны природы «Зеленое будущее» и другие обще­ственные организации неоднократно просили Министерство установить запрет на исполь­зование механизированных средств для сено­кошения (применение которых прямо противо­речит ст. 16 Закона «О природно-заповедном фонде Украины»), а также исключить возмож­ность сенокошения в мае – июне, ограничив допустимые сроки, согласно рекомендациям европейских ученых, началом осени (Barańska, Jermaczek, 2009). Однако на это представи­тели Минэкологии отвечали, что тогда степи вообще не будут выкашиваться, ведь это ста­нет невыгодно исполнителям. В таком случае остается задать вопрос: ради чего проводится выкашивание степей в заповедниках? Это хозяйственная деятельность (запрещенная зако­ном) или все же режимное мероприятие, кото­рое должно бы улучшить состояние степных экосистем?

Литература

Борейко В. 2013. Абсолютная заповедность, покосы и вы­пас в степных заповедниках // СБ, №  39. 6–9.

Василюк А. В. 2013. Абсолютная заповедность и охрана биоразнообразия // Заповедники Крыма: Биоразнообра­зие и охрана природы в Азово-Черноморском регионе. Мат-лы VII Межд. научно-практич. конф. Симферополь. 32–41.

Габузов О.С., Валькович В.М. 1982. Гибель дичи в уго­дьях при естественном воспроизводстве // Дичеразведе­ние в охотничьем хозяйстве / Сб. науч. тр. ЦНИЛ Главо­хоты РСФСР. Москва. 192–213.

Грамма В.Н., Захаренков А.В., Якушенко В.М. 1985. Не­которые теоретические аспекты охраны насекомых степ­ных заповедников // Теоретические аспекты заповедно­го дела: Тез. докл. Всесоюз. совещ. (Львов, 18–19 дек. 1985г.). М. 59–61.

Зелинская Л.М. 1984. Влияние некоторых антропогенных факторов на энтомофауну Черноморского заповедника // Проблемы охраны генофонда и управление экосистема­ми в заповедниках степной и пустынных зон: Тез. докл. Всесоюз. совещ. (Аскания-Нова, 21–25 мая 1984г.). М. 117–122.

Зелинская Л.М. 1985. Редкие исчезающие виды насеко­мых Черноморского заповедника и их охрана // Изучение и охрана редких и исчезающих видов животных фауны СССР. М.: Наука. 116–118.

Каталог раритетного бiорiзноманiття заповiдникiв i нацiональних природних паркiв України. Фiтогенетичний фонд, мiкогенетичний фонд, фiтоценотичний фонд. 2002 / Пiд наук. ред. д.б.н. С. Ю. Поповича. К.: Фiтосоцiоцентр. 276с.

Наглов В., Ткач Г. 2008. Меш-малютка (Micromys minutus) в Харьковской области // Раритетная терiофауна i її охорона. (Працi Терiологiчної школи. Вип. 9). Лу­ганск. 232–238.

Надеiна О.В., Димитрова Л. В., Ходосовцев О. Є., Бой-Ходосовцев Бой­ко Т. О, Ходосовцева Ю. А. 2010. Першi кроки до засто­сування категорiй Червоного списку Мiжнародного союзу охорони природи (IUCN): досвiд з епiгейними лишайни­ками України. http://pryroda.in.ua/step/pershi-kroki/

Осипов И.Н., Осипова А. С.1992. Вопросы охранырiдких метеликiв в заповiдниках // Екологiчнi ос­нови оптимiзацiї режиму охорони i використання природно-заповiдного фон­ду. Рахiв. 193–194.

Полчанинова Н.Ю., Про­копенко Е.В. 2007. Итоги изучения фауны пауков ох­раняемых степных террито­рий Украины // Заповiднi степи України. Стан та перспективи їх збереження. Мат-ли Мiжн. наук. конф. 18–22 вересня 2007 р. Асканiя-Нова, Україна. Асканiя-Нова. 82–85.

Тараненко Л., Мельничен­ко Б., Пилипенко Д., Дья­ков В. 2008. Раритетные виды наземных млекопитающих Донецкой области: совре­менное состояние и перспективы охраны // Раритетная терiофауна i її охорона. (Працi Терiологiчної школи. Вип. 9). Луганск. 187–198.

Типовое положение о заповедниках, состоящих в ведении Наркомпроса. 1929 // Еженедельник народного комисса­риата просвещения РСФСР, № 14. 33–36.

Ткаченко В.С. 1999. Екологiчний менеджмент заповiдного лучного степу «Михайлiвська цiлина» на Сумщинi // Заповiдна справа на межi тисячолiть (сучасний стан, проблеми i стратегiя розвитку). Мат-ли всеукр. загально­теоретичної та наук.-прак. конференцiї, присв. виконанню державної програми перспективного розвитку заповiдної справи в Українi «Заповiдники», м. Канiв, 11–14 жовтня 1999р. 85–97.

Ткаченко В.С., Дiдух В.Я., Генов А.П. та iн. 1998. Укра­їнський природний степовий заповiдник. Рослинний свiт. К.: Фiтосоцiоцентр. 280 с.

Ткаченко В.С., Лисенко Г.М. 2008. Автогенез фiтосистем абсолютно-заповiдної дiлянки Хомутовського степу // Вiстi Бiосферного заповiдника «Асканiя-Нова». 10. 18–32.

Товпинець М., Євстаф’єв І. 2008. Раритетнi види назем­них ссавцiв криму: сучасний стан та перспективи збе­реження // Раритетная терiофауна i її охорона. (Працi Терiологiчної школи. Вип. 9). Луганск. 199–208.

Червона книга України. Тваринний свiт. 2009. К.: Глобал­консалтинг. 800 стр.

Barańska K., Jermaczek A. 2009. Poradnik utrzymania i ochrony siedliska przyrodniczego 6210 – Murawy ksero­termicznie. Wydawnictwo klubu przyrodników, iwiebodzin. 201s.

Benstead P., Jose P., Joyce C., Wade P.M. 1999. European wet grassland. Guidelines for management and restoration. UK, Sandy. 169pp.

Uzemie europskeho vyznamu ialostinб (Natura 2000) / Informainэ materiбl. 2009.

Контакт:
Иван Юрьевич Парникоза
Дружина охраны природы «Зеленое Будущее» («Зелене Майбутнє»)
УКРАИНА 03150 Киев, ул. Щорса, 15/2–45
E-mail: parnikoza@gmail.com






Наверх
225 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России