Абсолютная заповедность, покосы и выпас в степных заповедниках | №39 осень 2013 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№39 осень 2013

Режимы сохранения степейСтепи под угрозойЭкологическая сетьСтепи под охранойЗащита уязвимых видовЗаконодательствоБорьба с опустыниваниемСобытияОбъявления Новые книги Финансирование номера

Режимы сохранения степей

Абсолютная заповедность, покосы и выпас в степных заповедниках

В.Е. Борейко (КЭКЦ, Киев)

Регуляционные меры в заповедниках на­поминают гильотину как универсальное сред­ство от перхоти и головной боли. Сторонники сенокосов и искусственных выпасов в степных заповедниках аргументируют свою позицию тем, что из-за отсутствия диких копытных в заповедной степи происходит накопление от­мерших растительных остатков, что угнетает ковыль и типчак. Эти процессы в заповедной степи действительно происходят, но они явля­ются естественными. Сенокошение (тем более в мае–июне, когда трава молодая), да еще тяжелой техникой, и искусственный выпас являются грубым вторжением в заповедную экосистему, имеющим далеко идущие нега­тивные экологические последствия.

Сторонниками покосов в заповедниках, как правило, являются ботаники, которые рас­сматривают заповедную степь как ботаниче­ский сад и совершенно не обращают внимания на то, какой ущерб покосы или выпас лошадей наносят заповедной фауне или почвам заповед­ника. Уже сама по себе косьба сена в заповед­нике является «экологической катастрофой». Вот как описал сенокос в 1985г. в Хомутовской степи А. Арманд: «Шесть окрестных колхозов, экономя время, бросаются заготавливать корм для скота. Маленький заповедник оглашается лязгом мощных тракторов, голосами людей, задыхается от выхлопных газов. В 1985г. гра­ницу заповедника за короткое время пересекло более тысячи автомашин и около 1800 человек, не имеющих к заповеднику никакого отноше­ния, а главное – не испытывающих большого чувства ответственности. На каждый гектар выкошенной заповедной степи в это время при­ходилось от 2,1 до 3,2 механические единиц. Кончилось нашествие только через 44 дня(…). Покос начался в 1985г. 10 июня, в 1986 – 6 июня. Это время высиживания яиц у жа­воронков, куропаток, перепелов – у всей пер­натой живности заповедника. Сколько гнезд раздавлено гусеницами «Кировцев»… Кто, скажите, должен собрать бутылки, бумагу, по­лиэтилен, украшающий после их ухода охраня­емую территорию?… И валяются после покоса степная гадюка, желтобрюхий полоз с размоз­женными головами (…). Ясно: покос в заповед­нике — это экологическая катастрофа, приду­манная людьми, как они считают, во спасение природы. Да, природу надо спасать, только от кого?» (Арманд, 1987).

Сенокосы в заповедниках Украины

Сено косится в следующих природных за­поведниках Украины: Крымском, «Хомутовская степь», «Михайловская целина», «Стрельцов­ская степь», Полесском, Ялтинском горно-лес­ном, Карадагском, «Росточье», Днепровско-Орельском, «Медоборы», «Еланецкая степь», Казантипском, Опукском, а также в заповед­ной зоне биосферных заповедников «Аскания-Нова», Черноморского и Карпатского («До­лина нарциссов»). В степных заповедниках сено косится в мае–июне тяжелой техникой (тракторами).

В целом по стране сенокосами ежегод­но охвачено около 2200 га заповедной терри­тории. При этом в «Михайловской целине» ежегодно выкашивается 70,2% территории, в «Стрельцовской степи» не так давно еще ко­силось 10,5%, в «Хомутовской степи» – 36%, в «Еланецкой степи» – 94%, в «Аскании-Но­ва» – 6,9% заповедной территории. В неко­торых степных заповедниках – «Хомутовской степи», «Михайловской целине», «Еланецкой степи» – сенокошение производится на осно­вании зонирования территории. Этим грубо нарушена ст. 16 Закона Украины «О природ­но-заповедном фонде Украины», не предпо­лагающая никакого зонирования природных заповедников. В «Еланецкой степи» зонирова­ние проведено согласно Проекту организации территории, в двух других заповедниках – ре­шением ученого совета Института ботаники НАНУ (№ 8 от 15.04.1997 г.).

Экологический вред от покосов

  1. Негативное влияние на почву. Во вре­мя сенокоса тракторами уплотняется почва, происходит ее загрязнение нефтепродуктами и мусором (Соколов и др., 1997). Накатывают­ся дороги, наблюдаются изменения в газооб­мене между почвой и приземным слоем возду­ха, а также в почвенных микробиологических процессах (Краснитский, Дыренков, 1982). В результате скашивания почва быстрее те­ряет запасы влаги (Краснитский, 1983).
  2. Рост браконьерства. Во время косьбы сена в заповеднике может происходить рост браконьерства за счет присутствия механиза­торов и других посторонних людей (Соколов и др., 1997).
  3. Отчуждение органики. Из-за уборки сена только в Хомутовской степи ежегод­но безвозвратно отчуждалось 600–800 тонн органических веществ (Генов, 1985). В Цен­трально-Черноземном заповеднике за 40 лет из-за покосов потеряно 2250 кг калия, 630 кг кальция, 270 кг фосфора с 1 гектара (Крас­нитский, 1983).
  4. Массовое уничтожение дикой фауны. Сенокошение в степных заповедниках, осо­бенно в мае–июне (во время размножения и гнездования птиц и зверей), как оно проводит­ся сейчас, ведет к уничтожению птичьих гнезд и птенцов, а также гнезд шмелей, одиночных пчел и других перепончатокрылых, мух, бабо­чек (Зелинская, 1985). На косимых участках количество мышевидных грызунов уменьшает­ся до 36 раз (Краснитский, Дыренков, 1982).
  5. Нарушение состава и структуры рас­тительных сообществ. При скашивании рез­ко нарушается сезонная ритмика вегетации и физиологических процессов, формирование семенной продукции, отбираются те формы растений, которые могут существовать при скашивании (Краснитский, 1983).
  6. Грубое вторжение в заповедную эко­систему. В.С. Ткаченко и В.С. Гавриленко (2007) считают, что современный механизиро­ванный сенокос является «довольно грубым вторжением в экосистему», ибо при нем не­минуемо повреждение и уплотнение поверх­ности почвы, уничтожение птичьих гнезд и муравейников, гибель птенцов и мелких мле­копитающих, сильное проявление фактора беспокойства, что можно расценивать как комплексное негативное влияние на заповед­ную экосистему. По мнению В.Е. Соколова с соавторами (1997), сенокошение – это «нару­шение состава и структуры травостоя (фени­сенциальные смены растительности, измене­ние микроклимата луговых сообществ и их ксерофитизация)».
  7. Хозяйственные проблемы. При органи­зации сенокошения небольшие, недостаточно финансируемые степные заповедники ежегодно сталкиваются с проблемой, где взять трактора, косилки, машины, бензин, людей, чем оплатить их работу. Все это отвлекает коллектив запо­ведника от важнейших работ по охране тер­ритории и проведения научных исследований.
  8. Покосы в заповедниках нарушают кон­цепцию абсолютной заповедности, права жи­вых существ и заповедных экосистем. С точки зрения экологической этики все живые суще­ства и экосистемы, так же как и человек, име­ют права на жизнь, свободу и процветание (Борейко, 2005). Эти права наиболее полно могут быть защищены в заповедниках. В этой связи экологическая этика поддерживает классические принципы отечественного запо­ведного дела, разработанные Г.А. Кожевнико­вым, Ф.Р. Штильмарком и другими. Наиболее важен принцип абсолютной заповедности, в соответствии с которым целью заповедников должно быть сохранение и поддержание спон­танного развития природных экосистем. При проведении в степном заповеднике сенокоше­ния нарушаются права на жизнь диких живых существ – птиц, рептилий, насекомых и право на свободу степных экосистем. Устраивая по­косы в заповедной степи, человек продолжает манипулировать дикой природой, не дает ей развиваться так, как она хочет, навязывает ей свою волю и свои стандарты. Подобная дея­тельность оправдана в ботанических садах, за­казниках, но отнюдь не в заповедниках.
  9. Покосы в заповеднике дискредитиру­ют заповедное дело в глазах местного населе­ния. Местные жители не могут понять, почему им запрещено собрать в заповедной степи бу­кет цветов, но присутствие во время покосов десятков посторонних людей и тракторов – вполне законное дело.
  10. Сенокошение в заповедниках являет­ся бесполезным. Анализируя опыт сенокоше­ния в степных заповедниках, В.С. Ткаченко и Я.П. Дидух с соавторами (1998) пришли к очень важному выводу: «Попытки приостано­вить их саморазвитие (степных экосистем – В.Б.), особенно таким чуждым природе степей и малоэффективным методом, как сенокоше­ние, не дают желаемого результата». К таким же выводам ранее пришел и А.М. Краснит­ский (1983).
  11. Покосы в заповедниках уничтожают места обитания краснокнижных видов. Се­нокосы уничтожают места обитания степной гадюки, степной мышовки, болотной совы, лу­гового луня, гнездящихся в косимых участках заповедных степей и занесенных в Красную книгу Украины (Червона книга, 2009).

Отсутствие в степных заповедниках се­нокошения и домашних копытных ведет не к деградации заповедных степей, а к их воз­рождению. Известный российский эколог Л.Г. Динесман (1984) высказал очень любо­пытное соображение: «Длительное исключе­ние выпаса домашних животных и сенокоше­ния, вызывающее в заповеднике олуговение, ведет не к деградации степных лугостоев, как считал И.К. Пачоский (1917), а к возобновле­нию природного биогеоценологического про­цесса, в течение многих веков подавлявшегося деятельностью людей. (…) Применяемое сей­час выкашивание заповедных степных участ­ков, по сути дела, направлено на подавление природного биогеоценологического процесса до уровня, соответствующего определенной стадии антропогенного изменения раститель­ности». С ним согласна и Ю.Д. Нухимовская (1997), которая делает такие выводы: «Абсо­лютно заповедный режим в наибольшей сте­пени соответствует исходному типу степей, поэтому он должен быть признан основным. Кошение и выпас – лишь исторически сло­жившийся режим использования человеком лугово-степных экосистем».

Искусственный выпас

Нередко сторонники регуляционных мер в степных заповедниках, осознавая широко­масштабное негативное влияние на заповед­ную степь сенокошения, предлагают заменить его на более мягкий вид регуляции – искус­ственный выпас (лошади), объясняя это тем, что раньше якобы степи формировались под воздействием диких копытных.

Некоторые специалисты с этим не со­гласны. А.М. Краснитский (1983) пишет: «Мы, однако, не разделяем мнения об определяю­щей и о положительной роли пастьбы диких копытных животных в формировании флори­стического состава луговых степей, так как эта концепция практически не доказана». К та­ким же выводам приходят Ю.Д. Нухимовская (1997) и В.В. Захаренков и В.Н. Грамма (1985). В.С. Ткаченко, Я.П. Дидух с соавторами счи­тают выпас копытных животных практически не опробованным и экспериментально не под­твержденным на разных типологических раз­новидностях украинских степей. По их мне­нию, выпас лошадей в степных заповедниках в качестве регуляционной меры дискредити­рует заповедник в глазах местных жителей и местных хозяйственников, потому что послед­ним запрещено пасти в заповеднике домаш­ний скот (Ткаченко и др., 1998). В.С. Ткаченко и В.П. Генов (2002) пишут: «Рекомендации по выпасу скота … базируются на недостаточно аргументированной позиции и должны быть признаны нерациональными».

За несколько веков степные экосистемы уже приспособились к изменениям, связан­ным с отсутствием диких копытных (если они действительно играли какую-либо роль). За­пустить сейчас в заповедную степь куланов и сайгаков примерно то же самое, что акклима­тизировать в лесных заповедниках мамонтов и саблезубых тигров, когда-то обитавших в этих местах.

Экологический вред от искусственного выпаса

  1. Превращение отдельных участков за­поведной степи в скотопрогон. Выпас двух десятков лошадей в Хомутовской степи пре­вратил отдельные ее участки в обыкновенный скотопрогон (из водопоя и обратно) с полно­стью сбитой растительностью.
  2. Негативные экологические воздействия на заповедную экосистему. Ю.Д. Нухимовская, ссылаясь на В.Л. Рашека, Н.Т. Васильева и А.В. Чумакову, считает, что «заменить пасть­бу диких копытных выпасом домашнего скота нельзя. У диких и домашних животных совер­шенно разные способы использования паст­бищ, разная последовательность выедания отдельных видов. Кроме того, не исключается занос чуждых видов растений и возникнове­ние проблем ветеринарного характера» (Ну­химовская, 1997).
  3. Уменьшение биоразнообразия живот­ного мира в местах выпаса. Число видов мел­ких млекопитающих в местах выпаса в Цен­трально-Черноземном заповеднике меньше, чем в абсолютно заповедной степи (Власов, 1993).
  4. Негативное влияние на отдельные виды степных растений. По данным И.К. Пачоского (1917), выпас очень негативно сказывается на ковылях узколистом и пушистом.
  5. Хозяйственные проблемы. При выпасе лошадей степные заповедники сталкиваются с серьезными хозяйственными проблемами – организацией водопоя, заготовкой фуража, формированием стада, оборудованием загона и зимнего стойла, ветеринарным осмотром и реализацией животных.

 «Восстановление коренных природных комплексов»

К сожалению, регуляционные работы по так называемому «восстановлению коренных природных комплексов» пока неосторожно разрешены ст. 16 Закона Украины «О при­родно-заповедном фонде Украины». Это соз­дает удобную лазейку для различных регуля­ционных мероприятий, в том числе сенокосов и выпаса лошадей в заповедниках.

В природе все движется и изменяется, и понятие «коренной природный комплекс» в применении к ценозам очень относитель­но. Г.А. Кожевников писал: «Я считаю, что с научной точки зрения безусловно необхо­димы абсолютно неприкосновенные заповед­ники, где природа была бы предоставлена сама себе. В природе действуют такие мощ­ные саморегулирующие силы, что нам со­вершенно нечего беспокоиться о каких-либо нарушениях равновесия. Неизвестно случая, чтобы один вид животных истребил другой. Это делает только человек. Лишь предоста­вив природу вполне самой себе, можем мы изучить ее законы. По отношению к расти­тельности принцип полной заповедности осо­бенно важен. Всякое вмешательство в жизнь естественного растительного сообщества в целях охраны его как «памятника природы» будет абсурдом. Необходимо помнить, что влияние человека есть фактор совершенно иной категории, чем влияние сил природы» (Кожевников, 1999).

Выводы

Основываясь на вышеприведенных до­водах, я утверждаю, что в природных запо­ведниках, в том числе степных, сенокошение и выпас как меры регуляции должны быть за­прещены. Должно быть запрещено в природ­ных заповедниках и так называемое «восста­новление коренных природных комплексов».

Вместе с тем, в целях сохранения от­дельных растительных сообществ и отдель­ных видов редких растений сенокошение и выпас могут быть допущены в объектах при­родно-заповедного фонда, имеющих менее строгий охранный режим, – национальных и региональных природных парках и заказни­ках (Краснитский, Дыренков, 1978). В соот­ветствии с этим необходимо разделить цели природных заповедников и других объектов ПЗФ. Первые должны охранять прежде всего экосистемы и спонтанно протекающие в них эволюционные процессы. Вторые же должны быть предназначены для сохранения биораз­нообразия (редких видов).

Литература

Арманд А. 1987. Покос в заповедниках – экологическая катастрофа // Охота и охотничье хозяйство, № 10. 6–7.

Борейко В.Е. 2005. Этика и менеджмент заповедного дела. К.: КЭКЦ. 328 с.

Власов А.А. 1993. Режим заповедности и видовое раз­нообразие мелких млекопитающих // Екологiчни основи оптимiзацiї режиму охорони i використання природно-заповiдного фонду. Рахiв. 14–15.

Генов А.П. 1985. Актуальные проблемы степных запо­ведников // Теоретические основы заповедного дела. М. 42–45.

Динесман Л.Г. 1984. Голоценовая история степей Русской равнины и режим их сохранения в заповедниках // Про­блемы охраны генофонда и управления экосистемами в заповедниках степной и пустынной зон: Тез. докл. Всесо­юз. совещ. (21–25 мая, 1984, Аскания-Нова). М. 106–109.

Захаренков А.В., Грамма В.Н. 1985. К вопросу об управ­лении экосистемами степи // Современные проблемы за­поведного дела. Курск. 33–35.

Зелинская Л.М. 1985. Редкие, исчезающие виды насеко­мых Черноморского заповедника и их охрана // Изучение и охрана редких и исчезающих видов животных фауны СССР. М.: Наука. 116–118.

КожевниковГ.А. 1999. Охрана природы в разных странах в связи с вопросом о постановке этого дела в России // Этико-эстетический подход в охране дикой природы и за­поведном деле. К.: КЭКЦ. 243–255.

Краснитский А.М., Дыренков С.А. 1978. О необходимости разделения двух функций заповедных территорий // Те­зисы докладов VI Делегатского съезда ВБО. Л. 20.

Краснитский А.М., Дыренков С.А. 1982. Сравнительная оценка луговых и степных экосистем, формирующихся при косимом и некосимом режиме заповедной охраны // Бюлл. МОИП, отд. биол. 4. 102–110.

Краснитский А.М. 1983. Проблемы заповедного дела. М.: Лесная промышленность. 190 с.

Нухимовская Ю.Д. 1997. Управление динамикой расти­тельного покрова заповедников. Сообщение 1 // Заповед­ное дело, № 2. 8–29.

Пачоский И.К. 1917. Описание растительности Херсонской губернии. II. Степи / Материалы по исследованию почв и грунтов Херсонской губернии. Вып. 13. Херсон. 336 с.

Соколов В.Е., Филонов К.П., Нухимовская Ю.Д., Шадри­на Г.Д. 1997. Экология заповедных территорий России. М.: Янус-К. 576 с.

Ткаченко В.С., Дiдух Я.П., Генов А.П., Дудка І.О., Вас­сер С.П., Бойко М.Ф., Вєтрова З.І., Навроцька І.Л., Партика Л.Я., Гелюта В.П., Смик Л.В., Тихоненко Ю.Я., Мережко Т.О., Бурдюкова Л.І., Солдатова І.М. 1998. Украiнський природний степовий заповiдник. Рослинний свiт. К.: Фiтосоцiоцентр. 280 с.

Ткаченко В.С., Генов А.П. 2002. Заказна охорона степової рослинностi // Збережемо степи України. К.: Академперiодика. 39–58.

Ткаченко В.С., Гавриленко В.С. 2007. Криза регулюван­ня та ефективнiсть регуляторських заходiв у степових заповiдниках України // Вiстi Бiосферного заповiдника «Асканiя-Нова». 9. 5–20.

Червона книга України. Тваринний свiт. 2009. К.: Гло­балконсалтинг. 900 с.

Контакт:
Владимир Евгеньевич Борейко
Киевский эколого-культурный центр
УКРАИНА 02218 Киев, ул. Радужная, 31-48
Тел.: (044) 443 52 62
E-mail: kekz-office@mail.ru






Наверх
220 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России