Первое международное совещание по идеологии заповедного дела| №38 лето 2013 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№38 лето 2013

Экологическая сетьИнвентаризация степейСтепи под охранойСтепи под угрозойСтепные пожарыКлючевые видыЗащита уязвимых видовИстория сохранения степейЗаконодательствоСобытияПроектыОбъявления Новые книги

События

Первое международное совещание по идеологии заповедного дела

На гостеприимной крымской земле, в Симферополе, 13–14 апреля 2013 г. прошел международный семинар «Теория и идеоло­гия заповедного дела. Охрана экосистем и управление природным заповедником». Ор­ганизаторами встречи выступили Крымская республиканская ассоциация «Экология и Мир» (КРАЭМ) и Киевский эколого-культур­ный центр (КЭКЦ). В совещании приняли уча­стие природоохранники из Украины, России и Польши.

Семинар был посвящен существующим концепциям заповедного дела, которые рассма­тривались в контексте их формирования и раз­вития. Обсуждались концепции памятников природы, национальных парков и др. Особое внимание было уделено концепции абсолютной заповедности и ее практическому применению, в частности, в условиях степных заповедников Украины и России, а также при сохранении ксеротермных экосистем в Польше.

Во вводном сообщении А. Артов (КРАЭМ) дал обзор основных понятий из сферы запо­ведного дела, в частности о различии между природными заповедниками и особо охраняе­мыми природными территориями, что помог­ло взаимопониманию участников дальнейших дискуссий.

Доклад об истории становления идей за­поведного дела сделал координатор КЭКЦ И. Парникоза. Согласно ему, идея абсолютной заповедности восходит своими корнями к древ­ности, временам существования заповедных (неприкосновенных) лесов и рощ языческих религий. Это самостоятельная концепция, отличная от параллельных и не менее важ­ных концепций национальных парков, памят­ников природы или биосферных резерватов. В то же время, разнообразие таких форм ох­раны экосистем фактически позволяет реа­лизовать на практике чрезвычайно важный принцип А. Краснитского и С. Дыренкова, ка­сающийся разделения двух фундаментальных задач заповедного дела: защиты биоразноо­бразия и сохранения естественного хода при­родных процессов. Особо актуально это для степных ООПТ. Часть их следовало бы оста­вить для наблюдения современных сукцессий, в других же – сохранять типичное степное биоразнообразие. Базируясь на воззрениях американских философов дикой природы, в частности на их представлениях о необходи­мости свободы развития природы, а равно на стройно изложенных взглядах Г.А. Кожевни­кова и его последователей, докладчик пред­ставил абсолютную заповедность как одну из наиболее перспективных природоохран­ных идей ХХ и даже ХХI вв. Сформулиро­вав основные принципы всех сравниваемых концепций и рассмотрев их современные мо­дификации, он уделил особое внимание пер­спективам дальнейшего практического при­менения концепции абсолютной заповедности на современных этапах существования запо­ведников в наших странах.

Представитель КРАЭМ А. Дулицкий от­метил, что в вопросах концептуальных, каса­ющихся идеологии заповедного дела, действу­ющий закон «О природно-заповедном фонде Украины» или аналогичные законы других стран могут быть лишь ориентирами, но не ис­тиной в последней инстанции.

Участники дискуссии пришли к выводу, что концепцию абсолютной заповедности не­обходимо признать основной целью, к кото­рой должно стремиться развитие заповедного дела. Поддержку нашел и упомянутый прин­цип Краснитского–Дыренкова, что позволило присутствующим избегнуть обычной в этом случае ошибки перехода обсуждения в рус­ло дискуссии о регуляционных мероприятиях, необходимых для сохранения отдельных ви­дов животных и растений на выделенных для этой цели ООПТ. Еще одна затронутая тема: что живая природа на современном этапе это не только первозданная глушь или нераспа­ханная целина, но и любая развивающаяся экосистема, независимо от того, каково в ней участие пришлых видов. Наблюдение за раз­витием таких систем и попытки прогнозирова­ния происходящих в них процессов – одна из перспективных задач деятельности природного заповедника.

Следующая сессия была посвящена внеш­нему окружению заповедника, необходимости существования сети других объектов природ­но-заповедного фонда. Были обсуждены про­блемы обоснования минимальной площади заповедника. Данное обстоятельство особо ак­туально для степных заповедников Украины, которые вынужденно очень малы по площади. Присутствующие сошлись во мнении, что ми­нимальную площадь заповедника обоснован­нее всего определять, исходя из потребностей хищника высшего порядка. Однако малые степные заповедники также имеют право на существование. Просто их необходимо расши­рять или, что более реалистично, дополнять примыкающими ООПТ других категорий. Это, в частности, позволило бы и охватить охраной популяционные единицы хищников, замыка­ющих пищевые цепочки (например, в степной зоне целиком включать в ООПТ индивидуаль­ные участки волка).

Интересный доклад, касающийся эво­люции представлений об экологической сети Крыма, был представлен А. Рудыком (Обще­ство геоэкологов). В значительной мере эта сеть опирается на сохранившиеся степные тер­ритории, лишь часть из которых входит в со­став ООПТ. При этом выяснилось интересное обстоятельство: один из степных участков в равнинном Крыму уже давно охраняется мест­ной общиной, возглавляемой сельским учите­лем. В ходе обсуждения представитель поль­ской организации «Мастерская в интересах всех существ» К. Войцеховский отметил, что, по опыту стран ЕС, этот подход перспективен лишь в случае, если объекты экосети получат правовой статус охраняемых территорий. Так, выделенные ранее в Польше ценные участки ксеротермных (степных) сообществ сейчас офи­циально объявлены объектами общеевропей­ской сети Натура 2000.

Следующая сессия началась с того, что представитель Майкопского отделения Всерос­сийского общества охраны природы (ВООП) В. Бриних сформулировал блестящий прин­цип презумпции концепции абсолютной запо­ведности – предполагается, что в идеологии заповедного дела и законодательстве данный принцип должен быть принят по умолчанию. Различные отклонения от него возможны, од­нако они, подобно случаям добывания живот­ных, занесенных в Красную книгу, должны допускаться только по особым разрешениям профильного ведомства при наличии обосно­вания и экспертного заключения.

И. Парникоза ознакомил участников семи­нара с результатами исследования Киевского эколого-культурного центра. КЭКЦ проследил, как формировалась современная «концепция» заповедного дела в Украине, и куда она шагну­ла после прихода к власти кругов, ориентиро­ванных на получение легкой прибыли. Обосно­вание наукой необходимости регуляционных мероприятий на территории заповедников привело к тому, что в ст. 16 Закона Украины «О природно-заповедном фонде» (от 16 июня 1992 г. № 2456-XII) оказалось включено два взаимоисключающих положения. Одно из них запрещает все виды хозяйственного использо­вания, другое разрешает регуляционные меро­приятия, которые зачастую служат лазейками для хозяйственников. В настоящее время воз­можность проведения регуляций использована в целях, разительно отличных от планируемых. В условиях современной погони за наживой под влиянием «ответственных сотрудников» Минприроды собственные доходы украин­ских заповедников выросли с 2,5 млн грн., которые они зарабатывали в начале 2000-х гг., до более 150 млн на сегодняшний день. Фак­тически, норма о регуляционных меропри­ятиях превратилась в широкие ворота для хозяйственного использования территории за­поведников. Как свидетельствуют ответы на официальные запросы, в степных заповедни­ках часто ведется сенокошение в хозяйствен­ных целях во время гнездования птиц.

В. Бриних и директор Центра охраны ди­кой природы (Москва) А. Зименко рассказали о современном состоянии заповедного дела в России. Главную опасность для заповедников в России они видят в том, что все больше раз­мывается разница между заповедниками и на­циональными парками, а это ведет к обесцени­ванию собственно заповедных территорий.

В последовавшей дискуссии К. Войцехов­ский высказался о ценности концепции аб­солютной заповедности в условиях современ­ной Европы. Доминирующая здесь концепция активной охраны необходима, например, для поддержания ксеротермных сообществ (степ­ных сообществ, находящихся в экстразональ­ном положении). Тем не менее, этот подход зачастую трансформируется просто в спо­соб получения средств Евросоюза. Разовые вложения в регуляционные мероприятия не являются устойчивым решением и не дают надежды на долгосрочный эффект. Пример таких неэффективных действий – дорогосто­ящая расчистка ксеротермных резерватов от древесной растительности, которую требуется повторять регулярно. По его мнению, совре­менная Польша и Европа в целом нуждают­ся в природных заповедниках, так как суще­ствующие национальные парки и иные формы ООПТ не способны обеспечить сохранение не­зависимого протекания природных процессов. Он указал на необходимость продвижения идей абсолютной заповедности в Центральной и Западной Европе, приведя в пример Поль­шу, где этот процесс уже начат. Что касается Украины и России, то тут портрет Г.А. Ко­жевникова должен быть на видном месте в каждом учебнике по охране природы и запо­ведному делу.

Современные проблемы функционирова­ния заповедников наших стран обсуждались на секции охраны экосистем и управления заповедниками. Здесь также было отмечено, что необходим взвешенный подход к будуще­му каждого из существующих заповедников, необходимо учитывать реальные обстоятель­ства, однако в качестве идеала всегда следует рассматривать принцип абсолютной заповед­ности. А. Тохтамыш (КРАЭМ) указал, что в управлении ООПТ необходимо строго руковод­ствоваться также экоэтическими принципами.

А. Артов сделал очень интересное сооб­щение о существующих в мире ООПТ, режим которых близок к истинно заповедному. Выяс­нилось, что в некоторых национальных парках Европы туризм ограничен и режим фактиче­ски аналогичен режиму заповедников. В связи с этим создание в странах ЕС природных за­поведников не будет означать революционного изменения системы охраны природы. Подобные строго закрытые территории создаются, на­пример, и в Антарктике. Процесс напоминает историю создания территорий дикой природы в США, как бы в противовес переполненным туристами национальным паркам.

Участники семинара намерены разрабо­тать «Крымскую декларацию» и рекомендации в сфере заповедного дела на основе сказанного и решенного в процессе встречи.

 Иван  Парникоза  (КЭКЦ,  Киев),
Кшиштоф  Войцеховский  («Мастерская  в  интересах  всех  существ»,  Люблин,  Польша)






Наверх
28 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России