Предварительно оценены последствия облесения для склоновых степей Белгородской области | №38 лето 2013 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№38 лето 2013

Экологическая сетьИнвентаризация степейСтепи под охранойСтепи под угрозойСтепные пожарыКлючевые видыЗащита уязвимых видовИстория сохранения степейЗаконодательствоСобытияПроектыОбъявления Новые книги

Степи под угрозой

Предварительно оценены последствия облесения для склоновых степей Белгородской области

В июне 2013 г. при поддержке проекта ПРООН/ГЭФ «Совершенствование системы и механизмов управления ООПТ в степном био­ме России» проведено обследование участков меловых степей в Белгородской области с це­лью оценки состояния и антропогенных угроз этим экосистемам. В работе приняли участие сотрудники Института географии РАН (Мо­сква), Центрально-Черноземного биосферного заповедника и Курского госуниверситета.

Основное внимание было уделено по­следствиям и результатам работ, ведущих­ся в рамках пятилетнего областного проекта «Зеленая столица» (2010–2014 гг.)*, направ­ленного на повышение лесистости области. Об этом проекте уже не раз писали на страницах СБ (№ 33, 2011 и № 34, 2012).

В ходе двухнедельной экспедиции обсле­дована репрезентативная часть предвари­тельно выявленных участков в Ровеньском, Вейделевском, Волоконском, Новооскольском, Алексеевском, Красногвардейском, Краснен­ском, Шебекинском и Прохоровском районах области. Для подбора участков использова­лись космоснимки высокого разрешения, а также созданные в среде ГИС карты сохра­нившихся степных участков и меловых обна­жений. В общей сложности составлено более 50 полных геоботанических описаний травя­ного покрова степных участков, вовлеченных в распашку разных годов. Особо отмечалось наличие видов растений, занесенных в Крас­ные книги различного уровня, как внутри пло­щадки, так и по всей нарушенной посадками территории. Также документировалось состоя­ние культурных лесных посадок, их породный состав, приживаемость, высота саженцев, их жизненное состояние и способы посадки.

Согласно официальным планам, прави­тельство Белгородской области предполагает засадить деревьями около 100 тыс. га неудо­бий, «эрозионных» склонов и техногенно на­рушенных участков. При этом большая часть обнаруженных нами лесных культур распола­гается в балках, на степных участках разной степени сохранности. По результатам инвен­таризации сохранившихся степных участков Белгородской области их общая площадь со­ставляет около 97–98 тыс. га, включая мело­вые петрофитные степи. Реализация проекта «Зеленая столица» означает почти тотальную вовлеченность степей области в распашку под лесокультуры.

Собранные данные еще предстоит обра­ботать и проанализировать. Но уже можно сделать некоторые предварительные заклю­чения в отношении лесопосадок на степных склонах Белгородчины.

Размещение обследованных участков лесных культур на территории области

Во-первых, посадки деревьев проводятся без какого бы то ни было анализа состава и состояния почвенно-растительного покрова. Мы зафиксировали множество случаев нару­шения местообитаний многих видов растений, занесенных в Красные книги, и ассоциаций с участием таких видов. Пришлось наблю­дать жуткие картины борозд, пропаханных по пионовой и копеечниковой степи (Paeonia tenuifolia и Hedysarum ucrainicum, Красная книга России и Красная книга Белгородской области) в Ровеньском районе, распашку за­дернованных (!) ковыльных участков с ковы­лями перистым и Лессинга (Красная книга России и Белгородской обл.) в Красногвар­дейском районе, распашку меловых склонов с полынью беловойлочной, иссопом меловым, проломником Козо-Полянского (все – Крас­ная книга России) и солнцецветом седым (Красная книга Белгородской обл.) в Алек­сеевском районе и т.п. Официально причиной этих мер объявлена борьба со склоновой эро­зией, но в действительности следы небольшой эрозии нами обнаружены лишь в одном месте (под тимьянниковой ассоциацией с доминиро­ванием Thymus cretaceous, где проективное покрытие травостоя не превышает 20%).

Во-вторых, приживаемость саженцев не­велика.

В старых посадках сосны (Pinus sylves­tris) она была высокой – до 85–90%, но са­женцы последних 4–5 лет (то есть высажен­ные в рамках программы «Зеленая столица») приживаются гораздо хуже – в среднем, 6% (в разных случаях от почти полной смертно­сти 0,1–1,5% до 15–20%).

Белая акация (Robinia pseudoacacia) в породной структуре посадок занимает второе место после сосны. Выживаемость ее старых культур (15 лет) – от 20 до 85%. Для 2–3-лет­них саженцев этот показатель колеблется от 10 до 56%, а посадки этого года выживают пока на 30–90%.

Масштабные посадки дуба черешчатого (Quercus robur) и конского каштана (Aesculus hippocastanum) стали производить недавно, видимо только с началом кампании по повы­шению лесистости. Выживаемость саженцев дуба в возрасте от 1 года до 3 лет, в среднем, составляет 18,5%. Плоды каштана дают сред­нюю всхожесть в 13,7% (от 1 до 27%). Также встречаются посадки ясеня ланцетолистного (приживаемость от 2 до 70%), клена американ­ского (от менее чем 1% до 15%), клена плата­новидного (1 описание, 8,8%), абрикоса (1 опи­сание, 1%), жимолости татарской (1 описание, менее 1%). Посадки часто делаются смешан­ными из разных древесных пород.

Необходимо учитывать, что каждый по­следующий год какая-то часть саженцев от­мирает и будет продолжать отмирать в связи с пожарами, засухами и пр. неблагоприятны­ми факторами, что можно уже сейчас наблю­дать, сравнивая посадки разного возраста.

На космоснимке видна распашка меловых степных склонов под посадку лесных культур

Однако выжившие деревья изменяют по­чвенно-климатические условия в зоне своего влияния (затенение, стопроцентное закрытие почвы листовым опадом, повышение кислот­ности и влажности почв и т.п.), в результате чего кардинально меняется травяной покров – степные сообщества сменяются крайне разре­женными лугово-лесными с проективным по­крытием до 10-15%. Так, например, на месте редких для области псаммофитных степей на песчаных террасах р. Потудань (Красненский район), служивших местом произрастания ряда видов Красных книг, возник практически мертвопокровный сосняк, видовое разнообра­зие которого составляют всего 7 видов в тра­вяном ярусе и 2 вида в кустарниковом.

В-третьих, несмотря на декларативную за­боту о древесных насаждениях, без внимания остаются выпадающие лесополосы, требующие ухода и подсадки новых саженцев. Настоящей борьбой с эрозией почв было бы создание и восстановление полезащитных и придорожных лесополос, оконтуривание оврагов древесно-ку­старниковыми насаждениями. Но вместо этого для создания посадок проводится распашка хорошо задернованных степных склонов, где поверхностная эрозия почв отсутствует, или вполне устойчивых, хотя и крутых, меловых склонов с комплексами редких видов, где при­живаемость древесных растений стремится к нулю. Это не только не снижает эрозию, но на­оборот – многократно ее усиливает.

С.В.  Титова  (ИГ  РАН,  Москва)

Контакт: Светлана Владимировна Титова
Лаборатория биогеографии Института географии РАН
РОССИЯ 109017 Москва, Старомонетный пер., 29
Тел.: (495) 959 00 40
E-mail: canopuss@yandex.ru


* Распоряжение Правительства Белгородской области от 25 января 2010 г. № 35-рп «О концепции областного про­екта «Зеленая Столица».






Наверх
75 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России